Борьба с коррупцией становится международным приоритетом. И это заставляет корпорации серьезно перестраивать свою работу в развивающихся странах

На гонконгской конференции Anti-Corruption Asia Summit все самое интересное происходит в кулуарах. Журналистов, по идее, здесь быть не должно, поэтому участники спокойно делятся друг с другом самым наболевшим.

«Меня в компании за глаза называют SPO (Sales prevention officer — директор по борьбе с продажами), а я всем говорю, что на самом деле я JPO (Jail prevention officer — директор по предотвращению посадок в тюрьму)», — горячится сотрудник азиатского офиса производителя шин Goodyear, окружающие понимающе кивают головами. Неподалеку беседуют представители курьерских служб UPS и Fedex. «Раньше мы не знали, что плата за ускорение обслуживания в аэропортах может подпасть под антикоррупционное законодательство. Теперь, видимо, придется менять правила работы», — говорит один из них. Другой в ответ только машет рукой.

Большинство делегатов конференции — юристы или сотрудники отделов внутреннего контроля (compliance officers), но есть и исключения. Моей соседкой по обеденному столу оказывается финансовый директор китайского представительства IBM China. «А вы-то здесь зачем?» — спрашиваю я. «Если у компании начинаются проблемы, первым в тюрьму идет генеральный директор, затем финансовый директор, мне нужно быть уверенной, что наши юристы в курсе последних тенденций антикоррупционного законодательства», — поясняет она.

Угроза уголовного преследования вполне реальна. За последние несколько лет американские власти резко ужесточили контроль над деятельностью компаний за рубежом. Участники конференции между собой называют сотрудника минюста США Марка Мендельсона, отвечающего за это направление, «очень приятным человеком, у которого за пазухой всегда спрятан молоток».

Навели шороху

В роли молотка выступает Foreign Corrupt Practices Act (FCPA). Он был принят еще в 1977 году, но получил настоящую «вторую жизнь» лишь в последнее время (см. «Случаи применения FCPA в 2007 году»). FCPA регулирует зарубежную деятельность американских компаний, а также иностранных корпораций, чьи акции котируются на Нью-Йоркской фондовой бирже.

Последней жертвой «человека с молотком» стала американская компания Lucent Technologies, в декабре прошлого года оштрафованная на 2,5 млн долларов за слишком тесные отношения с китайскими чиновниками. Компания с размахом устроила «американские каникулы» более чем для трехсот официальных лиц из КНР.

В Южной Корее у некоторых западных компаний существует специальный бюджет на денежные подношения чиновникам по случаю свадеб и похорон в их семьях

Всего в 2007 году американские власти выписали штрафов на рекордные 120 млн долларов, но не исключено, что в 2008 году этот результат будет перекрыт. Продолжающееся разбирательство в отношении немецкого концерна Siemens может стоить этой компании уже до 4 млрд долларов. В эти суммы не включается оплата обязательного внешнего финансового мониторинга, стоимость которого подчас значительно превышает размеры штрафов. «Внешний мониторинг — это безумно дорогая процедура, я бы советовал избежать ее любой ценой, речь может идти даже о десятках миллионов долларов в год», — утверждает партнер юридической фирмы Baker & McKenzie Ричард Дин.

Закон одинаково суров и к юридическим, и к физическим лицам. Так, 25 февраля в США начинается процесс против двух голливудских продюсеров, которые обвиняются в даче взятки таиландскому чиновнику, отвечавшему за проведение кинофестиваля в Таиланде.

Далее — везде

Ужесточение законодательства в первую очередь было связано с чередой финансовых скандалов, всколыхнувших корпоративную Америку в 2001–2002 годах. Enron, Tyco International, Adelphia, Peregrine Systems, WorldCom — сразу несколько крупных компаний прошли через процедуру банкротства после того, как были вскрыты серьезные нарушения при составлении финансовой отчетности.

Для противодействия будущим финансовым злоупотреблениям в 2002 году в США был принят еще один закон — закон Сарбейнса—Оксли, большинство положений которого в отношении зарубежной деятельности уточняет соответствующие пункты FCPA. Первые два-три года крупные компании в основном занимались наведением порядка в головных офисах, но теперь дело дошло и до заокеанских операций.

«Мир стал глобальным, негативная информация из какой-нибудь деревни во Вьетнаме уже через несколько часов может обрушить акции в Нью-Йорке и Лондоне, поэтому корпорациям приходится задумываться о глобальных стандартах ведения бизнеса», — говорит управляющий директор гонконгского консалтингового агентства Coory & Associates Дэмиан Кури. «Мы стремимся к тому, чтобы наш бизнес шел по одним и тем же правилам по всему миру», — повторяет эту мысль в интервью корреспонденту «Эксперта» юридический советник азиатско-тихоокеанского представительства General Electric Kелли Остин.

По словам опрошенных «Экспертом» юристов, в большинстве компаний в последние два года был резко расширен штат отделов контроля над внутренними рисками (compliance departments), а их полномочия существенно расширены. Фактически сегодня им принадлежит решающее слово при принятии решения о начале сотрудничества или заключении контракта. «Если мы резко против сделки, то головной офис, как правило, прислушивается к нам, а не к отделу продаж», — утверждает Келли Остин.

«У нас работают юристы, которые ездят по нашим представительствам по всему миру и рассказывают о FCPA. Кроме того, все сотрудники проходят онлайновый тест на знание основных положений закона», — делится опытом вицепрезидент Hitachi Data Systems Кристофер Лесли. Проблема заключается в том, что во многих странах выбор для сотрудничества очень невелик. «Часто бывает, что мы не рекомендуем сотрудничать с той или иной компанией, но потом выясняется, что других вариантов в этой стране просто нет», — заключает Келли Остин.

На разных уровнях

Возросшее давление со стороны минюста США встречает сдержанный ропот недовольства со стороны американских компаний, которым явно не хочется быть честнее своих основных конкурентов. Теоретически законы должны быть равны для всех — на международном уровне борьба с коррупцией регулируется специальной конвенцией ООН, ратифицированной почти всеми странами мира. На практике, однако, она не работает — об этом в беседе с корреспондентом «Эксперта» заявили сразу несколько представителей международных неправительственных организаций, принимавших участие в конференции.

Чуть лучше обстоят дела по линии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), чья конвенция по борьбе со взятками, по словам старшего советника Transparency International Питера Рурка, постепенно превращается в полноценный рабочий инструмент.

Есть свои программы и у АТЭС. В интервью «Эксперту» исполнительный директор секретариата этой организации Хуан Капунай заявил, что в ближайшее время на рассмотрение государств — членов АТЭС — будет представлен новый пакет мер по борьбе с коррупцией.

Наконец, в последние годы отделы по борьбе с коррупцией созданы и в международных финансовых организациях, работающих в Азии. Как рассказала «Эксперту» руководитель департамента по санкциям и оценке Всемирного банка Паскаль Дюбуа, «в последние годы банк уделяет все больше внимания контролю над эффективным использованием выданных кредитов. У нас теперь есть специальный штат следователей, которые выезжают на место и проверяют соответствие строящегося объекта заявленным целям».

В 2006 году банк начал 190 расследований о ненадлежащем использовании заемных средств, значительная часть которых была связана с коррупцией в странах — получателях кредитов. Проштрафившиеся компании отстраняют от дальнейших программ Всемирного банка, и все необходимые сведения для начала дальнейшего преследования предоставляются по месту регистрации компаний. Важным новшеством можно считать и достигнутую договоренность между ВБ и Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) о взаимном учете черных списков провинившихся компаний. В ВБ надеются, что в будущем такие же соглашения будут заключены и с другими международными финансовыми организациями. «Ситуация с коррупцией, к сожалению, не улучшается, мы полагаем, что число новых случаев в этом году только возрастет», — заключает Паскаль Дюбуа.

США в лидерах

Между тем пока наиболее эффективными в смысле правоприменения остаются национальные законы. И наиболее жесткие они в США. «У американской компании больше шансов попасться, чем у компании из любой другой страны, — просто из-за намного большей прозрачности ее деятельности для контролирующих органов», — полагает Ричард Дин.

Естественно, это не может не влиять на специфику ведения бизнеса за рубежом. «В целом американские компании больше внимания уделяют соблюдению необходимых стандартов.Понятно, что соблюдение всех требований приводит к увеличению издержек и снижению конкурентоспособности, особенно по сравнению с местными компаниями, — мы это уже видим на рынке товаров повседневного спроса», — рассказывает основатель консалтингового агентства Chinawhys Питер Хамфри.

Азиатские компании, чьи акции не торгуются в Европе и США, пока вопросам борьбы с коррупцией внимания почти не уделяют, хотя и здесь виден определенный прогресс. «Я был недавно на конференции в Пекине, где крупные китайские компании тоже впервые начали говорить о единых стандартах ведения бизнеса. Понятно, что на это уйдет много лет, но эти компании будут работать все лучше. Это особенно важно, если они будут пытаться выходить на западные рынки», — уверен Хамфри.

Примером для китайцев может служить опыт некоторых гонконгских компаний, которые иногда оказываются впереди своих западных партнеров. Так, строительная корпорация Hysan выделила систему внутреннего контроля на аутсорсинг — в сторонней юридической компании работает 24-часовая телефонная линия, по которой любой сотрудник анонимно может сообщить о тех или иных случаях злоупотребления служебным положением. «Таким образом мы стараемся защитить ”свистуна” (от английского whistle-blower — доносчик. — ”Эксперт”) от возможной мести его непосредственного начальника», — объясняет глава департамента корпоративных услуг компании Hyson Венди Юнг.

Реальность кусается

Однако эти проблемы пока волнуют лишь крупные корпорации, мелкие компании продолжают вести бизнес по-старому. «Мы действуем по принципу трех обезьян — ничего не слышим, ничего не видим, ничего не говорим, — рассказывает знакомый корреспондента ”Эксперта”, работающий начальником отдела азиатских продаж в небольшой европейской компании, которая поставляет специализированное медицинское оборудование. — Именно поэтому мы работаем через дистрибуторов, всю грязную работу делают они.»

Специфика бизнеса подразумевает тесные контакты с чиновниками, основные заказчики оборудования — государственные учреждения и институты. «Мы знаем, что без откатов продать оборудование в Азии невозможно, и выбираем таких дистрибуторов, которые не испугаются и смогут грамотно все сделать, не впутывая в эти дела головной офис компании», — продолжает наш собеседник.

Проблемы возникают и у западных пиарщиков, которые пытаются в Китае работать так же, как у себя дома. «Если не дать китайскому журналисту конверт с деньгами на пресс-конференции или презентации, он просто не придет в следующий раз», — рассказывает сотрудник китайского подразделения одного из крупных западных пиар-агентств, среди клиентов которого есть крупнейшие американские и европейские компании.

Есть своя особенность и при работе с судами. «В Китае до девяноста пяти процентов сделок проводится по знакомству, в этой ситуации практически невозможно обозначить четкие границы коррупции», — полагает представитель китайской юридической компании Han Horizon Джулия Фэн. По ее словам, банальные взятки судейским постепенно уходят в прошлое, но личные знакомства все еще существенны для успешного завершения дела.

Культурны


Похожие записи:
  1. Спрос на резко подешевевшие планшетные компьютеры и нетбуки раскрутил очередной виток войны операционных систем и вывел новых игроков на софтверный рынок. Исходом битвы станут драматические изменения компьютерного рынка, вплоть до исчезновения некоторых сегментов
  2. Переход к маркетинговой концепции простого использования техники заметно укрепил позиции корпорации Philips
  3. Мир стоит на пороге новой компьютерной революции: на смену Интернету идет суперсеть — грид, которая позволит использовать вычислительные сверхмощности в режиме удаленного доступа
  4. Проблемы американской ипотеки спровоцировали полномасштабный финансовый кризис, вызвавший тотальную переоценку рисков в мире. Развивающимся экономикам станет сложнее и дороже привлекать капитал с Запада
  5. Сервисы и опыт компании Yahoo необходимы корпорации Microsoft, чтобы сдержать наступление Google на рынке онлайн-рекламы
  6. Стартовал третий тур Конкурса инноваций, организованного журналом «Эксперт Украина». Второй тур показал, что, вопреки мифам, национальный бизнес готов использовать отечественные разработки. Процесс тормозит кадровый дефицит технологических менеджеров и маркетологов