Немецкие власти с небывалой активностью скупают доли в терпящих рекордные убытки частных банках. Это первая масштабная национализация немецкого банковского сектора с 1931 года

Мигалка скорой помощи, больничная палата, экстренное обследование — для главы крупнейшего частного банка Германии Deutsche Bank Йозефа Акерманна середина января выдалась слишком тяжелой. Самый высокооплачиваемый менеджер ФРГ (ежегодный доход Акерманна превышал 14 млрд евро), полковник запаса швейцарской армии (Акерманн остается гражданином Швейцарии), железный менеджер немецкой экономики был доставлен в берлинскую клинику с «приступом слабости». «Причиной проблем стала еда, поданная на приеме», — заявила пресс-служба Deutsche Bank. В коридорах финансового мира эту версию не сочли убедительной: всего за день до «плохой еды», поданной на приеме с участием Акерманна, возглавляемый им банк был вынужден признать, что прошедший год оказался для Deutsche Bank рекордно убыточным. Объем убытков за IV квартал 2008 года составил 4,8 млрд евро, суммарные убытки за весь год — 3,9 млрд евро. Впервые за всю послевоенную историю Deutsche Bank — крупнейший банк страны, чьи активы подбираются к двум триллионам евро, — заканчивает год с убытками. А ведь всего пару месяцев назад руководство Deutsche Bank с гордостью вспоминало рекордно прибыльный 2006-й (тогда прибыль достигла 6,5 млрд евро) и заявляло о том, что в отличие от других кредитных институтов Deutsche Bank остается самым здоровым и прибыльным банком Германии и никогда не воспользуется государственной программой поддержки кризисных банков. «Прекрасно то, что важный немецкий финансовый институт подал пример и не стал пытаться затушевать правду. Это делает Deutsche Bank честь», — заявил глава немецкой службы финансового надзора BaFin Йохен Заньо. Слова главного финансового контролера Германии о благотворности примера, поданного Deutsche Bank, могут оказаться более чем пророческими: в настоящее время главным предметом споров среди немецких аналитиков является вопрос о том, сколько еще банков страны собираются в ближайшее время открыть информацию о рекордных убытках и попроситься под зонтик государственных гарантий в обмен на переданную властям долю своих акций.

Общая беда

Поддержка государственного спецфонда стабилизации финансовых рынков, SoFFin, — это последняя соломинка, за которую хватаются сегодня топ-менеджеры даже крупнейших немецких частных кредитных институтов. Второй по величине частный банк страны — Commerzbank, чьи активы превышают 600 млрд евро, а капитализация составляет около четырех миллиардов евро, — уже обратился на прошлой неделе к федеральным властям Германии с просьбой оказать ему срочную помощь. Банк испытывает дефицит ликвидности и не может финансировать свои текущие операции, говорилось в заявлении банкиров. После экстренной встречи членов правительства было принято решение оказать Commerzbank более чем масштабную помощь: правительство выделит банку в общей сложности 18 млрд евро. Из этой суммы 16,4 млрд евро, по сути, представляют собой льготный кредит, на обслуживание которого Commerzbank будет тратить ежегодно 700 млн евро («для нас эта сумма не является проблемой», – заявил CEO Commerzbank Мартин Блессинг), а также 1,6 млрд евро, за которые немецкое правительство приобретет 25% акций плюс одну акцию Commerzbank. Таким образом, в руках федерального правительства окажется блокирующий пакет акций второго по величине банка страны, который к тому же в данный момент находится в процессе завершения поглощения третьего по величине частного банка Германии – Dresdner Bank.

Стремительность приобретения властями ФРГ блокирующего пакета Commerzbank уже вызвала серьезную критику со стороны приверженцев свободной рыночной экономики. «Добровольным путем в рабство» назвал процесс частичной национализации Commerzbank главный редактор ведущего экономического еженедельника Германии WirtschaftsWoche Роланд Тихи. Особенно настораживающим выглядит тот факт, что приобретенные акции были выпущены в ходе специальной дополнительной эмиссии, не прошедшей одобрения собрания акционеров Commerzbank. Такая процедура стала возможна благодаря принятому в конце октября 2008 года закону «Об ускорении и облегчении процедуры приобретения долей компаний финансового сектора». Согласно этому закону, в случае если менеджмент финансового института считает нужным провести допэмиссию акций для передачи их в руки государства, то такая эмиссия возможна уже при наличии одобрения наблюдательного совета и не требует одобрения собрания акционеров, необходимого для любой другой допэмиссии. Акционеры компании, таким образом, ничего не могут поделать с размыванием своих пакетов акций – компания может переводиться под государственный контроль уже после кулуарных переговоров топ-менеджеров и министерства финансов. «Новый закон представляет собой масштабное ослабление прав акционеров», – считает профессор франкфуртской Школы финансов и менеджмента Кристоф Шаласт. Беспокойство экспертов можно понять: похоже, что немецкое государство всё больше начинает входить во вкус полной или частичной национализации банков. Целями поглощений становятся как крупные банки, вроде Commerzbank, так и банки второго эшелона. Так, уже принято решение о приобретении более 50% акций кризисного банка Hypo Real Estate (HRE). Напомним, что осенью прошлого года HRE оказался одним из наиболее пострадавших от кризиса банков: в октябре стало известно, что спекуляции с ипотечными кредитами, проводившиеся ирландской дочкой HRE, компанией Depfa, принесли HRE убытки в размере более 50 млрд евро. В октябре власти Германии решили стать гарантом долгов HRE и стали поручителем по долгам HRE на сумму 35 млрд евро. Между тем срок государственных гарантий заканчивается 15 апреля 2009 года и в настоящий момент правительство Германии готово стать владельцем 50% акций HRE плюс одна акция.

Не остановить

Опасения роста государственного влияния подогреваются еще и тем, что, похоже, раскручивающийся маховик огосударствления банков почти невозможно остановить. Федеральные власти приобретают пакеты акций крупнейших частных банков даже тогда, когда, вроде бы, не собирались этого делать. Лучшим примером такого расширения государственного влияния стало готовящееся вхождение федеральных властей в число акционеров Deutsche Bank. Это вхождение стало возможным благодаря сложной сделке, заключенной в конце прошлого года между Deutsche Bank и немецкой почтовой службой Deutsche Post. Крупнейший частный банк Германии добился покупки чуть менее 30% долей принадлежащего Deutsche Post банка Postbank — банка, входящего в пятерку крупнейших по сумме активов банков страны. Согласно условиям сделки, Deutsche Bank по желанию мог оплатить часть покупки своими акциями, обменивая их на акции Postbank по курсу один к одному. На прошлой неделе стало известно, что руководство Deutsche Bank так и поступит. На фоне падающих акций Deutsche Bank такое решение выглядит весьма разумным, однако по факту передача Deutsche Post акций на сумму в 1,1 млрд евро означает, что 30% из них попадает в руки контролируемого государством банка KfW – именно этому госбанку принадлежит треть Deutsche Post. В итоге федеральные власти Германии получат в свои руки через данную схему около трех процентов долей Deutsche Bank. После того как данная сделка будет завершена, немецкий банковский ландшафт кардинально изменится. Если еще неделю назад федеральные и земельные власти страны контролировали лишь 37% банков страны (по объему активов) — в основном общественно-правовые сберегательные кассы, земельные банки, а также специальные инвестиционные банки, — то после активной интервенции в банковском секторе государственное влияние в той или иной степени, от полного контроля до владения миноритарным пакетом, распространится еще на 38% банков Германии. Таким образом, в той или иной степени государственное присутствие будет в 75% немецких кредитных институтов.

Между тем массированное государственное вмешательство в банковский сектор Германии пока что не принесло рынку желаемой стабильности. Наоборот: акции крупнейших банков продолжили на прошлой неделе свое падение. Скептицизм игроков рынка подогревается новостями, приходящими из-за океана. В США все новые банки заявляют о рекордных убытках IV квартала. Крупнейшая частная финансовая группа Citigroup объявила об убытках в последнем квартале 2008 года в размере 8,3 млрд долларов — таким образом, общие убытки за 2008-й должны подобраться к 18,7 млрд долларов. Другой крупный банк США — Bank of America — объявил об убытках IV квартала в размере 2,4 млрд долларов. Неудивительно, что нервозность в банковском секторе возрастает, а вместе с ней растут и проблемы дефицита ликвидности. Государство в таком случае автоматически выступает гарантом стабильности банков — и очередным своим вмешательством вносит в финансовую сферу еще больше неуверенности. Последний раз такое массовое вмешательство немецкого государства в банковский сектор наблюдалось в 1931 году — тогда, после краха дармштадского банка Danatbank, банковский сектор сотрясла волна банкротств, в результате чего Dresdner Bank и Commerzbank были национализированы. Их реприватизация состоялась лишь в 1937-м, и, похоже, что сегодня эпоха крупных частных банков Германии если не подходит к концу, то входит в этап серьезного пересмотра правил игры.

Франкфурт-на-Майне




Похожие записи:
  1. Последние недели финансовый рынок Италии лихорадит: страна неожиданно встала в очередь за Грецией на пути преддефолта. Однако анализ показывает, что третья экономика еврозоны оказалась не столько жертвой долгового кризиса, сколько жертвой тщательно спланированной кампании финансовых спекулянтов
  2. Украинские ученые начали создавать масштабную компьютерную сеть для научных вычислений. Это позволит им принимать участие в крупнейших мировых экспериментах
  3. Простенькая молекула этанола вызывает в организме такой фейерверк реакций, что полностью изучить их пока не представляется возможным. Но ученые продолжают поиск средств, которые не дадут выпивающему стать алкоголиком
  4. За последние годы вкусы британцев претерпели радикальные изменения. Они стали пить меньше пива и больше кофе. Британские кофейни отвоевывают бизнес у пабов и баров
  5. Устойчивость газовой империи держится на одном постулате — российский газ стоит столько, сколько за него готовы платить европейские потребители. То есть в пять и более раз выше его себестоимости
  6. Созданная бывшим председателем биржи NASDAQ финансовая пирамида стоила инвесторам по всему миру около 50 млрд долларов
  7. Четвертая в мире по величине звукозаписывающая студия будет распространять свои композиции без цифровой системы защиты, поддержав тем самым инициативу компании Apple. Это принесет пользу не только меломанам, но и производителям музыкальной продукции