Технопарки — единственные структуры, связывающие отечественную науку с производством. Однако они не способны обеспечить инновационный рост. Нужны новые, более эффективные модели организации и функционирования инновационных кластеров, которые основываются не на льготах, а на привлечении в НИОКР частного капитала

В послании парламенту президент Украины объявил о том, что планируется организовать сеть крупных научно-технологических центров. По словам Виктора Ющенко, «в рамках этого проекта на базе академий и университетов в пяти регионах Украины будут созданы международные технологические центры. Так мы объединим научные открытия и коммерческие возможности». Рабочее название нового проекта — «Украинская силиконовая долина».

Виртуальные объединения

В стране формально существует шестнадцать технопарков, однако лишь четыре из них можно считать более или менее эффективными. Это «Полупроводниковые технологии и материалы, оптоэлектроника и сенсорная техника» и Институт электросварки им. Е. О. Патона (Киев), Институт монокристаллов (Харьков) и «Углемаш» (Донецк).

ТАБЛИЦА "КРУПНЕЙШИЕ ТЕХНОПАРКИ УКРАИНЫ" (gif, 20 Kb)

Наиболее известный отечественный технопарк основан Институтом электросварки им. Е. О. Патона Национальной академии наук Украины. Технология высокочастотной сварки мягких тканей человеческого организма, созданная учеными института в сотрудничестве с хирургами, стала мировой сенсацией. Коллеги из США назвали это прорывом в медицину будущего, который может привести к перевороту в хирургии.

Изготовленное в технопарке экспериментальное оборудование с разрешения Министерства здравоохранения уже используется в клиниках Киева и Донецка. Заинтересованность в нем уже проявили Япония, Корея, Китай и некоторые другие страны.

Совместно с Ингулецким горно-обогатительным комбинатом в технопарке разрабатывается технология предварительного обогащения руды методом сухой магнитной сепарации, которая позволит резко снизить энергоемкость металлургического производства. Запорожский завод сварочных флюсов и Институт электросварки создали новый метод дуплекс-выплавки флюсов, необходимых для сварки, что даст возможность заменить половину дорогостоящего сырья шлаками (отходами металлургической промышленности) и при этом получить более высокое качество флюса.

Ученые Института электросварки могли бы реализовывать гораздо больше подобных проектов: в советское время он был ведущим научным центром с мировым именем, и его потенциал не утерян до сих пор. Исполнительный директор технопарка Александр Мазур сравнивает работу участников с ходьбой по минному полю. «Масса нестыковок в законодательстве, многие нормативные акты противоречат друг другу, что вызывает частые претензии у министерств и ведомств, контролирующих работу технопарка», — говорит Мазур.

Обычно технопарки включают производственную зону и научный центр. Благодаря этому в одном месте концентрируются научный и предпринимательский потенциалы, венчурный капитал. В результате их синергии расцветают целые отрасли прикладной науки, на базе которых вырастает множество наукоемких высокотехнологических компаний.

В отечественных технопарках производственной зоны нет: все участники реализуют проекты на собственных площадках. Инициаторы создания украинских инновационных структур считают, что современные средства связи позволяют объединить разрозненные объекты, не собирая их под одной крышей.

Льготы — не метод

Если зарубежные технопарки в первую очередь нацелены на создание малых наукоемких предприятий, которые выходят с новой технологией или продуктом на рынок, то отечественные — на применение новых разработок на имеющихся предприятиях. Любая заинтересованная в инновациях компания может стать участником технопарка, подписав договор о совместной деятельности с другими его участниками.

Первоначально инициаторами создания технопарков в Украине выступили три НИИ, входящие в структуру Национальной академии наук: киевские Институт электросварки и Институт физики полупроводников, а также харьковский Институт монокристаллов. В 1999 году парламент одобрил разработанный ими Закон «О специальном режиме инновационной деятельности (СРИД) технологических парков…». Еще через год у трех технопарков, созданных при этих НИИ, появились первые проекты. Позднее в Украине были организованы еще тринадцать таких парков. Семь лет назад инициаторы создания технопарков не могли рассчитывать на государственное финансирование инновационной деятельности. Поэтому в законе они предусмотрели господдержку в виде налоговых и таможенных льгот. Например, ввоз импортного оборудования, необходимого для выполнения инновационных проектов в технопарках, освобождался от уплаты НДС и таможенных пошлин, а налог на прибыль и НДС шли не в бюджет страны, а в спецфонды и могли быть израсходованы только на инновационную деятельность. По оценкам экспертов, льготы помогли удешевить выполнение инновационных проектов примерно на десять процентов. Заметим, что зарубежные технопарки пользуются гораздо большей государственной поддержкой: там государство участвует в финансировании проекта, вкладывая львиную долю необходимых средств.

Однако Министерство финансов такие льготы не устраивали: по информации чиновников, многие участники парков использовали их для выстраивания незаконных схем по минимизации налогообложения. Технопарки стали называть дырами в бюджете, и в марте 2005 года по инициативе Кабмина льготы для них были упразднены наряду с привилегиями для свободных экономических зон и территорий приоритетного развития. Таким образом, парки, которые действительно занимались разработкой перспективных технологий, были лишены единственной формы господдержки. Их деятельность была остановлена.

За пять лет существования украинские технопарки получили льгот на 387 млн гривен, а перечислили в бюджет налогов и обязательных сборов на 252 млн гривен. Сальдо получилось отрицательным, однако нигде в мире от таких парков не требуют приносить прибыль. Наоборот, государства создают участникам максимально выгодные условия работы, чтобы как можно больше инноваций находили применение на производствах, превращались в рыночные продукты и услуги. Государственная поддержка технопарков — это инвестиции в технологическое развитие страны. Они обязательно окупаются, но только доходы в бюджет поступают не из парков, где проекты находятся на начальных, затратных стадиях своего развития, а поступают по мере расширения производств, успешной деятельности компаний, повысивших свою конкурентоспособность, занявших с новыми продуктами новые рынки.

В январе Верховная Рада приняла новую редакцию Закона «О СРИД технологических парков…»: льготы (за исключением неуплаты НДС) технопаркам были возвращены. Однако борьба за их отмену продолжится: министр финансов Виктор Пинзеник заявил, что и в новой редакции существуют лазейки для незаконной минимизации налогообложения, а государственная поддержка инновационной деятельности должна заключаться не в налоговых льготах, а в финансировании проектов. С этой позицией согласны и другие участники рынка. «Надежда на то, что налоговые льготы привлекут инвесторов, — ошибка. В первую очередь они привлекут тех, кто хочет обойти налоги», — считает управляющий директор компании «Техинвест» Сергей Лобойко. На смену льготам должны прийти более эффективные механизмы поддержки инновационного процесса.

Откуда прилетят ангелы

Один из возможных механизмов господдержки — компенсация процентной ставки коммерческих банков — заложен в новой редакции Закона «О СРИД технопарков…». Однако этот механизм заработает не раньше 2007 года, при условии, что из бюджета будут выделены необходимые средства. Сейчас участники отечественных технопарков финансируют свои разработки, привлекая банковские кредиты на общих основаниях. Банки выдают такие кредиты очень неохотно, поскольку инновационные проекты сопряжены с высоким риском. За рубежом проекты на стадии научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) финансируются либо государством, либо бизнес-ангелами. Последние рискуют небольшими деньгами в расчете на то, что вложенные ими средства многократно увеличатся. Иногда такое бывает. Когда инновационный товар готов к выходу на рынок, проект финансирует венчурный инвестор.

В США около половины расходов на НИОКР берет на себя государство. В начале февраля президент Джордж Буш выступил с инициативой предоставления частному сектору для работ на стадии НИОКР дополнительно 86 млрд долларов. И это несмотря на то что в Силиконовой долине государственная поддержка технологическим проектам практически не требуется — здесь сосредоточено множество частных венчурных инвесторов и бизнес-ангелов, способных самостоятельно профинансировать инновации.

В Китае государство финансирует до 90% стоимости проекта. В Финляндии Национальное технологическое агентство TEKES инвестирует в инновационные проекты от 30 до 80% средств. Остальную часть вкладывает частный бизнес: венчурные инвесторы или сами компании, заинтересованные в новых технологиях. Это ключевой момент: финское государство позволяет себе тратить деньги налогоплательщиков только на те разработки, которые действительно необходимы индустрии.

Финансирование инновационной деятельности только из госбюджета неэффективно. Даже в том случае, если в руководстве госфонда стоят кристально честные люди, не замешанные в коррупционных схемах (что для нашей страны — утопия). Чиновник не может определить, какие проекты имеют перспективу, а какие — нет. Однако если в проект уже вложены негосударственные деньги, это значит, что частный бизнес провел необходимую экспертизу и приложит все усилия, чтобы проект состоялся, — тогда и государство может инвестировать. Украина уже имеет негативный опыт финансирования инновационной деятельности из госсредств. Государственный инновационный фонд был создан в 1992 году. В соответствии с законодательством все украинские компании платили в него 1% от дохода. За восемь лет существования фонд показал неэффективность государственных инвестиций: 93% профинансированных им инновационных проектов были сорваны.

Сейчас в парламенте находится законопроект о стимулировании производства наукоемкой и высокотехнологичной продукции, который вновь предусматривает госфинансирование через специальные фонды, причем на тендерной основе. Один из недостатков предложенного механизма в том, что в нем отсутствует норма об обязательности участия в проекте частных инвесторов.

Инвестируя в создание технологических компаний, государство получает их акции и в дальнейшем может рассчитывать на дивиденды либо на доход от продажи своей доли. Оптимальным вариантом могло бы стать госфинансирование инновационных проектов при условии участия в них частного бизнеса. По мнению экспертов Центра науковедения им. Г. М. Доброва, государство могло бы участвовать в создании венчурных фондов, что стимулировало бы развитие венчурного инвестиционного бизнеса и одновременно создало бы условия для инвестирования в малые наукоемкие предприятия.

От капли — к морю

«К сожалению, на экономике страны деятельность технопарков практически не отражается, ведь они работают над единичными проектами», — говорит глава комиссии Украинского союза промышленников и предпринимателей по науке и технологиям Иван Петухов. За пять лет существования технопарков в них разрабатывалось всего около шестидесяти проектов. Это даже не капля в море. Учитывая высокий потенциал украинской науки, такое количество инноваций — просто позор.

Причины такой низкой активности технопарков кроются как в уже перечисленных проблемах, затрудняющих их нормальное функционирование (отсутствие инвестиций, нестабильное законодательство), так и в самой организационной форме. Украинские бизнесмены утверждают, что принцип устройства и работы парков создавался учеными без участия предпринимателей, в результате не были учтены многие нюансы, связанные с коммерциализацией технологий. В частности, не проработан этап бизнес-инкубации — помощи малым высокотехнологичным компаниям на ранних стадиях развития. Еще одна причина низкой эффективности наших технопарков в том, что семь лет назад они создавались не для того, чтобы удовлетворять потребности реального сектора экономики в новых т


Похожие записи:
  1. Прогноз развития IT-индустрии на ближайшие пять-десять лет от немецко-японской Fujitsu-Siemens
  2. Со времен кризиса 2000 года Интернет качественно изменился. Мы нашли пять новых трендов в жизни Всемирной паутины
  3. Евросоюз заинтересован в том, чтобы интегрировать украинский научный потенциал в свою экономическую инфраструктуру
  4. До сих пор реформирование европейской энергетики по лекалам Еврокомиссии вело лишь к снижению надежности энергосистемы ЕС. Однако в Брюсселе твердо намерены продолжить реформировать отрасль
  5. Краснодарские инженеры придумали, как из любого потока быстро и дешево выделить его составляющие. Эта разработка стала победителем конкурса инноваций журнала «Эксперт» и теперь с успехом внедряется на шахтах и железных дорогах Украины
  6. Украина обладает большим научным потенциалом и достаточными средствами для его реализации. Главной помехой остается выстроенная по советскому образцу Национальная академия наук
  7. За 3,3 млрд долларов человечество узнало, что на Титане текут метановые реки и идут углеводородные дожди.