Европейцы массово покидают американский фондовый рынок. Из-за чрезмерных требований к акционерным компаниям в США они переводят регистрацию бумаг на национальные фондовые рынки

Вначале сентября сразу две крупные европейские компании объявили о намерении снять акции с листинга на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE), прекратив торговлю своими ценными бумагами в США.

Сначала сделала заявление германская фармацевтическая компания Bayer, одна из крупнейших в отрасли. После прекращения регистрации акций в Нью-Йорке Bayer увеличит присутствие на франкфуртской Deutsche Boerse. Как прокомментировал это решение вице-президент компании по финансам Клаус Кюн, «Bayer сохранит высокий уровень прозрачности в своей отчетности и будет и в дальнейшем удовлетворять требования международных инвесторов. Снятие с листинга и с регистрации позволит выполнять меньше бюрократических требований и сократит расходы». Так, уход с NYSE позволит Bayer экономить по 20 млн долларов ежегодно.

Десять лет назад иметь листинг в США было делом престижа, но с принятием закона Сарбейнса—Оксли это потребовало дополнительных расходов. Многие компании посчитали расходы неоправданными

Спустя всего два дня об аналогичном решении объявила французская компания Publicis Groupe, объединяющая целую сеть пиар- и рекламных агентств по всему миру, — Publicis, Leo Burnett, Saatchi & Saatchi, Digitas, Fallon и Starcom MediaVest. Французская компания, также лидер в своей отрасли, планирует прекратить торговлю акциями в Нью-Йорке уже в конце сентября.

В последние месяцы подобные решения из единичных случаев превратились в массовый исход. Так, с июля о своем уходе с Нью-Йоркской биржи объявили: итальянский автомобильный концерн Fiat, шведский Volvo, германские энергетическая компания E.On и химическая BASF, британская British Gas, французские Suez и Lafarge, швейцарская Suisscom, голландские Ahold и Akzo Nobel. Еще раньше об этом объявили British Airways, Danone, Adecco, ICI, TeliaSonera, Lastminute.com и десятки более мелких игроков. Об уходе с американского рынка объявили даже компании из Китая и Латинской Америки. Все они решили, что присутствие на американском фондовом рынке обходится им слишком дорого и не приносит достаточного эффекта.

Это не значит, что все уходящие не заинтересованы в американских инвесторах. Но сейчас они хотят, чтобы американские инвесторы покупали их акции не в США, а на домашних рынках корпораций — в Европе или в Азии.

Эффект «Сарбокса»

Отток европейских компаний из Соединенных Штатов начался еще в 2003 году — после того как в июле 2002-го был принят закон Сарбейнса—Оксли (сокращенно — «Сарбокс»), который ужесточал правила финансовой отчетности. Закон был направлен на предотвращение банкротств, аналогичных краху Enron или WorldCom в 2001–2002 годах. Власти требовали от акционерных компаний большей прозрачности и тщательного аудита финансовой отчетности. Эти правила распространялись не только на американские предприятия, но и на любые иностранные ценные бумаги (в виде американских депозитарных акций — ADS — или американских депозитарных расписок — ADR), которые торговались на фондовых площадках США, например, на биржах NYSE или NASDAQ, что требовало регистрации в Комиссии по биржам и ценным бумагам (SEC).

«Многие иностранные компании в по-следние годы имели символическое присутствие на американских торговых площадках. В США часто торгуется меньше трех-пяти процентов их акций, поэтому американский фондовый рынок сегодня играет даже не второстепенную, а третьестепенную роль. Десять лет назад иметь листинг в Америке было делом престижа, однако с принятием закона Сарбейнса—Оксли это потребовало дополнительных расходов. Многие компании посчитали расходы неоправданными», — рассказал «Эксперту» Саймон Хейли, экономист консалтинговой компании Capital Economics в Лондоне.

Масштаб издержек особенно ощутим на фоне незначительного объема торговли акциями многих компаний в Нью-Йорке. Так, Fiat, объясняя свое решение уйти с NYSE, сообщил, что в течение последнего года в Нью-Йорке было продано всего 36,5 тыс. акций компании, в то время как на миланской Borsa Italiana — 24,1 млн.

Жесткие правила «Сарбокса» потребовали от иностранных компаний значительно более серьезной отчетности. Но эффект от ужесточения правил имел неодинаковые последствия для участников рынка. «Для компаний из развивающихся стран, чьи фондовые рынки менее зарегулированы, чем в США, следование требованиям закона Сарбейнса—Оксли означало более высокие кредитные рейтинги и, следовательно, более высокий спрос на акции, что вело к росту капитализации. Причем как на американском рынке, так и на домашнем. Однако для компаний из Европы и Японии, которые имели кросслистинг на биржах в США, такой эффект не создавался. Поэтому для предприятий из развитых стран листинг в Нью-Йорке превратился в статью чистых расходов», — рассказал «Эксперту» Кевин Логан, экономист Dresdner Kleinwort в Нью-Йорке.

По этой причине основной поток перебежчиков, отказывающихся от листинга в США, составили компании из Европы или Японии (например, Pioneer или Mitsubishi UFJ Financial), а не из развивающихся стран. Согласно опросу Thomson Financial, лишь 12% компаний из Латинской Америки, имеющих листинг в США, рассматривают возможность уйти из Нью-Йорка — против 56% европейских.

«Для компаний из Европы или Японии поддержание торговли на свои акции в США ведет к вполне серьезным затратам, связанным с законом Сарбейнса—Оксли. Издержки, обеспечивающие выполнение требований закона, добавляют 30–50 процентов к стоимости стандартного аудита, что может вылиться в 5–30 миллионов долларов ежегодно. Неудивительно, что компаниям не нравится такой уровень расходов. Большинство специалистов в Европе полагают, что проблемы в корпоративном управлении, которые привели к принятию закона, являются характерными для США — именно американские компании на рубеже десятилетий недостаточно занимались корпоративным управлением. Соответственно, иностранцы полагают, что следование американским требованиям отчетности является для них излишним», — поделился с «Экспертом» Дэвид Андерсон, партнер британской аудиторской компании BDO Stoy Hayward.

Восход Европы

Хотя США и ЕС еще в 2005 году объявили о планах взаимного признания стандартов финансовой отчетности, которое должно вступить в силу в 2009 году, многие не хотят ждать так долго. С апреля 2007 года американский фондовый рынок покинули уже более 40 компаний из стран Евросоюза.

По мнению наблюдателей, это показывает, что возросшие издержки на финансовую отчетность в США являются не единственной причиной, по которой европейцы уходят с американского фондового рынка.

«Финансовые рынки сегодня имеют глобальный характер, и капиталы могут привлекаться практически с любой торговой площадки. Если в развивающихся странах на движение капитала существуют определенные регулятивные ограничения, то между США, Европой и Японией капитал передвигается свободно. Поэтому американские инвесторы могут инвестировать на японском или британском фондовом рынке, а французские или итальянские компании — привлекать капиталы из США, оставаясь на своих национальных фондовых рынках», — сказал «Эксперту» главный экономист исследовательской компании Global Insight Нариман Бераеш.

Таким образом, финансовая глобализация и интеграция рынков играет против Нью-Йорка как ведущего финансового центра мира, присутствие на котором необходимо.

Конечно, на первый взгляд европейские фондовые рынки невелики по сравнению со штатовским. Если в июле 2007 года капитализация американского фондового рынка достигла 16,4 трлн долларов, то фондовый рынок Euronext (общий для Франции, Нидерландов, Бельгии и Португалии) имел куда более скромные размеры — всего 4,1 трлн долларов. Капитализация британского рынка составила 3,9 трлн долларов, германского — 1,9, испанского — 1,5, скандинавского (рынок OMX) — 1,3, швейцарского — 1,2, итальянского — 1,1 трлн. Суммарная капитализация фондовых рынков в Европе, включая биржи Афин, Дублина и Варшавы, достигла 16,7 трлн долларов.

Общая капитализация европейского фондового рынка впервые со времен Второй мировой войны превысила уровень американского еще в конце марта 2007 года. И с каждым месяцем эта разбежка продолжает увеличиваться.

Главная причина — общий рост капитализации Европы благодаря формированию общеевропейского рынка. «Инвесторы в Европе все больше выходят за рамки своего национального рынка, активно инвестируя в соседних странах. Стирание национальных границ создает в Европе эффект синергии — общий рынок капитала оказывается бо/льшим, чем рынки капитала отдельных стран», — полагает Саймон Хейли из Capital Economics.

По прогнозам, фондовый рынок Европы (в широком понимании — не только Евросоюза, но и Турции, Швейцарии, Норвегии, Украины и России) в ближайшие годы будет только расти. Так, по оценкам консалтинговой компании Oxford Economic Forecasting, в 2010 году капитализация фондового рынка США может составить 18,5–19,5 трлн долларов, в то времякак фондового рынка Европы — 20,5–21,5 трлн долларов.

Меньше, да лучше

Сегодня европейский фондовый рынок — один из самых фрагментированных из-за огромного числа бирж, обслуживающих прежде всего национальные рынки. Их интеграция началась еще в 2000 году, с объединением бирж Парижа, Брюсселя, Амстердама и Лиссабона в Euronext, но процесс еще далеко не закончен. Так, в июне 2007 года британская London Stock Exchange (LSE) договорилась о приобретении за 2,1 млрд долларов Borsa Italiana в Милане. Франкфуртская Deutsche Boerse в течение последних семи лет пыталась осуществить слияние или с Euronext, или с LSE, правда, не преуспела. Хотя германская биржа и не объявляла о каких-либо конкретных планах слияний, она может быть заинтересована в приобретении европейских бирж второго эшелона, например, в Мадриде, Цюрихе, Вене или Будапеште.

Впрочем, консолидация будет происходить не только в Европе, но и за ее пределами. Так, в мае 2006 года было объявлено о слиянии нью-йоркской NYSE и европейской Euronext (стоимость — 11 млрд долларов), которое было завершено уже в апреле 2007 года. «Появление трансатлантической биржи упростило доступ компаний с обеих сторон Атлантики к капиталам инвесторов. Отчасти это даже стало фактором, который привел к уходу европейцев из США», — полагает Нариман Беравеш из Global Insight.

Создать вторую трансатлантическую биржу в 2006 году пыталась и американская площадка NASDAQ, владевшая 25,1% акций London Stock Exchange и пытавшаяся совершить слияние с лондонской биржей. Это ей не удалось из-за сопротивления британской биржи, и уже в мае 2007 NASDAQ сделала предложение в 3,7 млрд долларов о покупке скандинавской биржевой сети OMX, имеющей площадки от Копенгагена и Хельсинки до Риги и Вильнюса.

Планам американской биржи может помешать попытка создать другую трансконтинентальную биржу — на этот раз евро-азиатскую. Так, в августе 2007 года Borse Dubai предложила за OMX 4 млрд долларов. Чтобы осуществить слияние с OMX, NASDAQ выставила на продажу свой пакет акций в Лондонской фондовой бирже. Среди возможных покупателей аналитики называют биржи Катара или Сингапура, которые таким образом пытаются создать альянс с одной из крупнейших фондовых бирж Европы.

Активность на рынке слияний и поглощений бирж уже в ближайшие нескольких лет может серьезно перекроить карту мировых фондовых рынков мира и Европы. Число бирж в Европе сократится, но они станут крупнее и будут обслуживать сразу несколько национальных экономик.




Похожие записи:
  1. За последние годы вкусы британцев претерпели радикальные изменения. Они стали пить меньше пива и больше кофе. Британские кофейни отвоевывают бизнес у пабов и баров
  2. Ведущие мировые нефтяные компании стали слишком крупными. Из-за этого их рыночная капитализация растет медленнее, чем у конкурентов, работающих в узких нишах
  3. Пойдя на слияние с Arcelor, владелец «Северстали» Алексей Мордашов получил шанс стать металлургом номер один в мире. Эта сделка, если ей суждено состояться, может обернуться кризисом для стальной империи Лакшми Миттала
  4. Западным компаниям очень нужны украинские программисты, а украинским IT-компаниям — хорошие антрепренеры
  5. После Менделеева ученые уделяли мало внимания изучению водно-спиртовых смесей. Оказалось, что стандартный анализ не улавливает 290 содержащихся в них веществ
  6. Экономический кризис выявил недостаточную развитость экспортного сектора в прибалтийских странах, а также их слишком большую зависимость от иностранных кредитов
  7. Эксперты обсудили на круглом столе новый нефтяной порядок