К концу нулевых годов Евросоюз стал сворачивать производство биологических заменителей нефтепродуктов. В Украине его так и не запустили в промышленных масштабах

В начале века казалось, что рапс и кукуруза спасут мир от нефтяных проблем: рапсовое масло должно было заменить дизельное топливо, а спирт — бензин. Однако в 2009 году разочарование пришло в самую биотопливную страну Европы: производители биодизеля в Германии банкротились один за другим. По данным источника «Эксперта» в Берлине, к началу года в ФРГ насчитывалось около пятидесяти заводов, способных производить 4,5 млн тонн биодизеля ежегодно. Сейчас из них работает только семь, да и те не на полную мощность. С приходом кризиса немецкое правительство стало сворачивать программы господдержки, потребители переориентировались на подешевевшее прошлой зимой нефтяное топливо, а бизнесмены разуверились в будущем отрасли и продали часть установок в США.

Мечты, мечты…

Согласно директиве Европарламента 2003/30/EU, к концу первого десятилетия нынешнего века доля биологического топлива для транспорта в странах Евросоюза должна была составлять 5,75% от общего объема потребления жидкого вида топлива. Позже эту цифру пересмотрели, снизив ее до 4,2%. В 2009-м ее и вовсе убрали из новой директивы, ограничившись нормой 10% в 2020 году. По данным директора Научно-технического центра «Биомасса» Георгия Гелетухи, сейчас на долю биотоплива в Европе приходится не более двух процентов.

Но Украине очень далеко и до этой цифры. С 2000 года Верховная Рада и Кабинет министров приняли более десятка разных актов на биотопливную тему. Равняясь на Евросоюз, правительство в утвержденной в 2006 году программе развития производства биодизеля запланировало, что к 2010-му в нашей стране должно появиться не менее 20 заводов совокупной мощностью 623 тыс. тонн топлива в год. Постановление по некоторым параметрам выполнено: в Украине, по разным оценкам, запущено в эксплуатацию до 30 установок разной мощности по производству биодизеля из рапса, подсолнечника, сои и даже отходов мясокомбинатов. Но установок кустарных или полукустарных. Как утверждает доцент Харьковского политехнического института Владимир Семенов (соавтор ДСТУ 6081:2009 на биодизельное топливо, научный координатор разработки и производства биодизеля в Украине), они производят 50–70 тыс. тонн продукта в год. А общая годовая потребность отечественного сельского хозяйства составляет около 1,5 млн тонн дизтоплива. Причем качество этого биодизеля далеко от европейского.

С биоэтанолом еще хуже. По словам зампредседателя концерна «Укрспирт» Петра Бойко, сейчас топливный спирт у нас не производится, поскольку нет заказов, нет рынка сбыта. Он отказался назвать причины такой ситуации. Эксперты говорят, что топливо на основе биоэтанола в Украине почти не продается. А на западных рынках наш технический спирт считается низкокачественным. Исполнительный директор консалтинговой компании Fuel Alternative Виталий Давий считает, что для развития отрасли нужно стимулировать не только производство, но и потребление биоэтанола внутри страны. «К примеру, если бы автомобилисту, заправляющемуся бензином со спиртовыми добавками, предоставлялась бесплатная парковка в центре Киева, думаю, это изменило бы отношение потребителей к биотопливу», — говорит он.

«Я здесь вижу политическую, нефтетрейдерскую подоплеку, — отмечает Владимир Семенов. — В Украине есть всё, чтобы производить хотя бы по полмиллиона тонн биодизеля и биоэтанола в год. Оборудование выпускается в нашей стране, есть законодательство, стандарты. Государство просто не хочет производить биотопливо». В середине июня 2009 года вступил в силу Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно содействия производству и использованию биологических видов топлива», который предоставляет налоговые льготы производителям моторных биотоплив. Однако будет ли этого достаточно, чтобы компенсировать разницу между рыночной ценой нефтяного топлива и себестоимостью биологического, неизвестно. В Европе производителей биодизеля не только освобождают от налогов, но и дотируют. В лучшие времена Германия тратила на господдержку биотоплива около миллиарда евро в год. Наша страна вряд ли окажется способна на это.

Если для биоэтанола основная проблема — отсутствие рынка сбыта и современных технологий, то для биодизеля — отсутствие сырья. В этом году в Украине собрано три миллиона тонн рапсовых семян, из них 90% отправили на экспорт, оставшееся сырье пустили на масло, которое тоже большей частью экспортировали. По данным агентства «АПК-Информ», в Европе наш рапс покупают по 350 долларов за тонну. Если попробовать закрыть границы и заставить аграриев продавать рапс только внутри страны (то есть по дешевке), то это очень быстро отобьет у них охоту его выращивать. Кстати, себестоимость выращивания этой культуры в нашей стране вдвое выше, чем в Европе, из-за более низкой урожайности (12 ц/га при среднеевропейской 25 ц/га). Если отечественным производителям придется покупать рапс по рыночной цене, производство биодизеля станет нерентабельным. Учитывая, что из тонны рапса получается примерно 270 кг биодизеля, только расходы на сырье составили бы 1,30 доллара на килограмм, или 1,14 доллара на литр топлива. А это почти десять гривен за литр, тогда как розничная цена на нефтяную солярку сейчас не достигает и шести гривен.

Европейское разочарование

Биодизель не может конкурировать даже в Европе, где литр нефтяного дизтоплива стоит чуть больше одного евро. Долгое время почитатели биотоплива тешили себя прогнозами, что производство биодизеля будет рентабельным при цене на нефть свыше 150 долларов за баррель, но так дорого она не стоила даже на пике роста в июле 2008-го.

Вопрос энергобезопасности стран, зависящих от нефтяного импорта, биотопливо тоже не решает. Посевных площадей в Европе не хватает, поэтому европейские страны могут обеспечить себя тем же рапсом в лучшем случае на 20%. Сомнительна и экологическая польза. За последние год-полтора появилось несколько научных исследований о вреде биотоплива для окружающей среды. В частности, при его производстве и применении в атмосферу выбрасывается большое количество оксидов азота, поскольку при выращивании сырья используются азотные удобрения.

Кроме того, по мнению экспертов ООН, из-за активного выращивания культур для выпуска топлива могут резко подскочить цены на землю и, как следствие, на продовольствие. Увлечение биотопливными растениями может также стать причиной недостатка питьевой воды в некоторых странах. Эксперты Организации экономического сотрудничества и развития высказались еще более жестко. «Политика субсидирования производства биотоплива не замедляет, а ускоряет процесс загрязнения окружающей среды, дестабилизирует рынок горючего и приводит к стремительному удорожанию сельскохозяйственной продукции», — писали они еще в 2008 году. Исследования также показывают, что биодизель вредит двигателю: он быстрее, чем нефтепродукты, приводит к коррозии металла и износу резины, а также требует более частой замены масла. А использовать в обычных двигателях бензин с примесью спирта более 10% производители вообще не рекомендуют. Значит, нужно выпускать специальные двигатели под это топливо, а автомобилистам вкладывать деньги в переоборудование двигателей (так, в частности, поступают в Бразилии, где активно производят этанол из отходов сахарного тростника).

Между тем при всех этих вложениях и жертвах биотопливо первого поколения (из продовольственных культур) может заменить только незначительную часть мирового потребления энергоносителей. «Даже если весь объем растительного масла в мире превратить в биодизель, он не сможет заменить и трех процентов мирового потребления нефти. Если всё зерно мира превратить в биоэтанол, это позволит заменить примерно 11–13% мирового потребления нефти, или примерно 25% нефти, которая используется на транспортные цели. При этом ничего не останется на продовольственные потребности и корма», — подсчитали специалисты Института экономических исследований и политических консультаций (Киев) в одной из своих работ. Таким образом, воздействие биотоплива на мировой рынок нефти совсем незначительно. А вот влияние его на рынок зерновых и масличных культур намного больше.

Новое поколение

Ученые считают, что биотопливо из рапса и сахара со временем уступит место топливу второго поколения, произведенному из биомассы через ее газификацию и сжижение синтез-газа (технология BTL, biomass to liquid). По словам Георгия Гелетухи, производство такого биотоплива наименее энергозатратно. Технология BTL позволяет получить горючее более высокого качества, а сырьем для него может служить любая биомасса: древесина, солома, бытовые отходы.

Европейские компании, в том числе нефтяные, уже несколько лет вкладывают немалые средства в научные исследования и разработки BTL. Немецкая компания Choren (один из лидеров экспериментальных разработок) еще в конце 2007 года собиралась запустить первую коммерческую установку по производству топлива из биомассы. Управляющий делами фирмы Choren Biomass GmbH Михаэль Доротмайер тогда говорил, что благодаря этому можно будет покрыть потребность в горючем 15–20 тыс. легковых автомобилей. Однако до сих пор топливо по технологии BTL в промышленных объемах не производится. А крупнейшая нефтяная компания Shell, владевшая миноритарным пакетом Choren, недавно продала свои акции. Как заявил исполнительный директор Shell Петер Возер, разработка нового источника альтернативной энергии может быть поставлена на коммерческую основу лишь через несколько лет, а его повсеместное использование начнется не ранее 2020 года.

С этим согласен и Георгий Гелетуха. По его словам, несмотря на положительные результаты, исследования BTL еще не закончены. Кроме того, газификация биомассы — процесс очень дорогой. Себестоимость биотоплива второго поколения еще выше, чем первого, которое сейчас и так обходится дороже нефтяного горючего. Европейцы продолжают инвестировать в развитие BTL в надежде на рост стоимости нефти. Однако цена на углеводороды пока далека от рекордных значений, а потому будущее биотоплива на рубеже нулевых и десятых годов скрывается в тумане.




Похожие записи:
  1. Китай заинтересован применении научного потенциала нашей страны. Украина может использовать этот шанс, развивая прикладную науку и продавая в Китай лицензии на внедрение украинских технологий, превратившись таким образом в мировой технологический центр.
  2. Украина имеет все предпосылки для бурного развития информационных технологий и построения динамичного эффективного информационного общества. Чтобы реализовать их, нужны политическая воля и сотрудничество власти, бизнеса и науки
  3. По мнению главного исполнительного директора корпорации Microsoft Стивена Балмера, следующее десятилетие принесет еще больше прорывных инноваций в сфере информационных технологий, чем 90-е и начало 2000-х годов
  4. Китай становится главным торгово-экономическим партнером африканских государств, потеснив США
  5. Многие компании, работающие в сфере услуг, создаются по типу заводов — это и тормозит их развитие. Разница в том, что в производстве нужно думать о клиенте, а в сервисе — о сотрудниках. Потому что сотрудник — это часть услуги
  6. Нобелевская премия по экономике за 2007 год стала пятой в истории, присужденной за исследования в области теории игр и принятия решений
  7. Украинская космическая отрасль ждет инвесторов, готовых к долгосрочным вложениям