Что изменится с приходом на пост генерального секретаря МАГАТЭ японского дипломата Юкия Амано

Двенадцать лет политика Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) была ровной и предсказуемой. С 1997 года — три каденции подряд — ее определял Мохаммед эль-Барадеи, дипломат из Египта, работу которого в 2005-м Нобелевский комитет отметил Премией мира за «усилия по предотвращению использования атомной энергии в военных целях и по обеспечению ее применения в мирных целях в максимально безопасных условиях». Позиция эль-Барадеи в отношении стран, подозреваемых в несанкционированном использовании материалов двойного назначения, была направлена на поиск компромиссов. При нем МАГАТЭ фактически противостояло США, которые требовали решительных действий против Ирака, Северной Кореи, Ирана. До последнего времени все инспекции Агентства находили нарушения в этих странах незначительными, хотя время от времени появлялись заявления экспертов о том, что эти страны уже находятся на пороге создания «грязной бомбы» (ее взрыв не является ядерным, но обеспечивает радиоактивное заражение местности).

Перед тем как покинуть свой пост, Мохаммед эль-Барадеи публично признал, что Иран уже овладел ядерными технологиями и стремится к созданию ядерного оружия. Вслед за этим заявлением последовало сообщение Тегерана о том, что в стране существует второй, неизвестный экспертам МАГАТЭ завод по обогащению урана. Исламская Республика Иран выступила с этим заявлением после завершения сентябрьской генеральной конференции МАГАТЭ. Там был обнародован доклад экспертов Агентства, в котором не прозвучало особых претензий к Тегерану. Акцент был сделан на необходимости посещения инспекторами заводов, связанных с ракетной программой Ирана, где могут вестись работы по созданию ядерного варианта ракет «Шахаб».

Креатура «ядерного клуба»

Реализация ядерных программ Ираном, Северной Кореей и другими странами увеличила желание стран-членов «ядерного клуба» усилить роль МАГАТЭ, а сотрудники этой организации вдобавок принялись добиваться расширения ее финансирования. Любопытно, что и эль-Барадеи, и Юкия Амано (он станет генсеком МАГАТЭ 1 декабря) в своих программных выступлениях отмечали недостаток средств у Агентства, который не позволяет, в частности, внедрять новейшие технологии слежения и работы с информацией.

Кандидатуру Амано лоббировали в основном «ядерные» страны, выступающие за усиление контроля над режимом нераспространения атомного оружия (в частности, США и Россия). Будущий генеральный секретарь уже поддержал позицию Штатов по иранской проблеме. Он считает целесообразным ужесточить политику МАГАТЭ в отношении Ирана и Северной Кореи путем усиления режима инспектирования атомных объектов. Поговаривают, что японский дипломат является сторонником создания в рамках МАГАТЭ отдела внешней разведки.

Президент США Барак Обама убежден, что наилучшим способом предотвращения глобальных угроз со стороны стран, стремящихся овладеть технологиями обогащения урана, «является принятие решений глобального масштаба». Речь идет, видимо, об ужесточении санкций МАГАТЭ в отношении этих государств, вплоть до рекомендаций ООН принять чрезвычайные меры по отношению к «подозрительным странам», от чего упорно воздерживался эль-Барадеи. Недавно госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила, что пока МАГАТЭ обладает недостаточными полномочиями для выявления ядерных объектов в Иране. По словам Клинтон, наблюдатели Агентства, в частности, должны обладать полномочиями, позволяющими им проверять деятельность предприятия даже в случае, если на нем отсутствуют ядерные материалы. Очевидно, соответствующие изменения будут внесены в устав Агентства.

Кстати, о том, что происходит в Иране, Украина сможет узнать одной из первых: на последней генеральной конференции в сентябре этого года нашу страну снова включили в Совет управляющих Агентства. Более того, инспекционную миссию в Иране возглавила глава Госкомитета ядерного регулирования Украины (ГКЯРУ) Елена Миколайчук. Заместитель министра топлива и энергетики Наталья Шумкова считает включение нашей страны в Совет управляющих МАГАТЭ закономерным итогом планомерной работы. «Украина участвует во всех проектах МАГАТЭ, семинарах, совещаниях, обсуждениях нормативных документов. Все документы, инициированные Агентством, подписаны Украиной: не только Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), но и дополнительное соглашение, которое предполагает прозрачную процедуру проверок всех наших объектов, даже неядерных», — пояснила Шумкова. Она также рассказала «Эксперту», что нашу страну в Совете управляющих будут представлять Миколайчук, замминистра топлива и энергетики Сергей Павлуша, который курирует международные вопросы, а также два представителя Министерства иностранных дел.

Обогащенный уран будет

Смена руководителя МАГАТЭ и вхождение Украины в Совет управляющих этой организации позволят гарантировать обеспечение наших атомных станций сырьем. Развивающиеся страны, которые делают ставку на ядерную энергетику, обеспокоены ограничением возможности доступа к технологиям. Они хотели бы сами обогащать уран, а не покупать уже обогащенный у держав «ядерного клуба» (чтобы снизить риски эмбарго на такие поставки по политическим причинам). Однако ядерные державы опасаются, что, получив технологию обогащения, страна сможет обзавестись и атомной бомбой. Заметим, что эта технология — самая важная, но не единственно нужная при производстве атомного оружия, а степень обогащения энергетического урана значительно ниже, чем урана оружейного (5–20% содержания изотопа 235U против 90%).

Ярким примером влияния геополитики на энергетику может стать Украина, если подписание долгосрочного контракта с Россией на поставки ядерного топлива (тепловыделяющих сборок) затянется еще на год. Пока в основе украино-российских проблем лежит прежде всего борьба за рынок — 15 украинских энергоблоков обеспечивают половину валютных поступлений РФ от продажи нового ядерного топлива. Но при этом никто не может гарантировать, что в любой момент в процесс не вмешается геополитика и не произойдет «ядерно-топливной войны» по аналогии с газовой, что чревато остановкой половины энергогенерирующих мощностей страны. Один из примеров тесного переплетения политики и «атомной экономики» — финансирование российским ОАО «ТВЭЛ» украинской партии «Родина» Игоря Маркова, против которого СБУ завело уголовное дело. Марковцы летом этого года активно протестовали против «нового Чернобыля», который якобы может устроить Украина, загрузив на свои реакторы ядерное топливо производства американской компании Westinghouse.

По оптимистичным оценкам экспертов МАГАТЭ, к 2020 году в мире может быть построено до 130 новых энергоблоков общей мощностью 430 ГВт. Это обеспечит рост доли ядерной генерации в мировом энергобалансе с 17 до 30%. Возможным гарантом стабильности поставок обогащенного урана в страны, развивающие ядерную энергетику, могло бы стать МАГАТЭ. Сегодня эль-Барадеи оставляет преемнику нерешенную задачу — создание мультинационального ядерно-топливного цикла. Возможны такие варианты ее решения: основание региональных центров, которые будут обогащать уран под контролем Агентства и (или) предоставление МАГАТЭ права управлять системой топливных банков (они будут владеть крупными объемами обогащенного урана и продавать его по мере необходимости странам-участницам).

Украина заинтересована и в создании центров обогащения урана, и в топливных банках. Хоть наше правительство и задекларировало строительство и введение до 2014-го в эксплуатацию завода по производству свежего ядерного топлива (с начинкой из чужого обогащенного урана), реализация этих планов выглядит сомнительной из-за проблем с финансированием. Рассматриваемые же МАГАТЭ проекты дают нам гарантии получения обогащенного урана в любом случае, чье бы топливо государство ни решило закупать и с кем бы оно ни намеревалось его производить — с Россией или Америкой.

Поддерживает идею создания региональных центров обогащения урана и топливных банков и Юкия Амано. Из трех существующих предложений по региональным обогатительным центрам он выделил как наиболее доработанное и привлекательное не американское и даже не германское (которое называл приоритетным эль-Барадеи), а российское на базе Международного центра обогащения урана (МЦОУ) в Ангарске.

Несколько лет назад Москва предложила создать МЦОУ с гарантиями МАГАТЭ. Десять процентов акций центра было предложено Украине, причем это соглашение уже ратифицировано Верховной Радой. Однако дальше этого дело не продвинулось. По мнению российской стороны, блокирует вступление Украины третий участник регионального центра — Казахстан. Причем Астана официально по этому поводу молчит. Неофициально — намекает, что согласится с участием Украины, если Киев, в свою очередь, обеспечит закупку урановых таблеток (используются в тепловыделяющих сборках) казахстанского производства, что невыгодно уже РФ, которая спекает таблетки на заводах по производству ядерного топлива «Элемаш» (Электросталь, Московская область) и Новосибирском заводе химконцентратов.

Участие в МЦОУ дает Украине доступ к 10% обогащенного урана, который будет производиться на его мощностях. Наша страна должна будет внести до 100 млн долларов. Но это того стоит, если учесть, что разработанная РФ технология обогащения урана на сегодняшний день — самая дешевая. Не случайно весной три американские компании создали консорциум для закупок обогащенного урана в российском «Техснабэкспорте».

Если МАГАТЭ в качестве пилотного выберет российский проект МЦОУ, Украина, представленная в Совете управляющих Агентства, будет иметь достаточно рычагов влияния для гарантированного участия в нем. Ведь решение станет принимать не Киев, Москва или Астана, а МАГАТЭ.




Похожие записи:
  1. Ведущие автоконцерны усиливают давление на генерального менеджера самых популярных автогонок мира. Бунтовщики требуют более справедливого раздела доходов, обещая в противном случае создать альтернативную серию гонок
  2. Угроза хакерских атак вынуждает компании закупать все более дорогие программные продукты и технологии.
  3. Тридцать пять лет назад стартовали продажи VHS-видеомагнитофонов
  4. За минувший год пятьдесят самых высокооплачиваемых менеджеров финансовых корпораций на развитых рынках в форме зарплат и премий получили свыше полумиллиарда долларов США
  5. Приблизительно через миллиард лет жизнь на нашей планете станет невозможной, а еще через семь с половиной миллиардов Земля испарится. Избежать апокалиптического сценария, с точки зрения ученых, можно только постоянной регулировкой земной орбиты
  6. Десятилетняя годовщина азиатского финансового кризиса напомнила странам Азии, что у них теперь совсем другие проблемы — необходимость обеспечить энергобезопасность, противодействовать терроризму и стихийным бедствиям, а также выработать приемлемую для всех модель региональной интеграции
  7. Биотехнологическая отрасль одного из лидеров мировой фармацевтики — Швейцарии — держится на небольших инновационных компаниях. При поддержке государства и венчурных инвесторов они принимают на себя основные риски по разработке новых препаратов, а в случае успеха в игру вступают ведущие корпорации