Пойдя на слияние с Arcelor, владелец «Северстали» Алексей Мордашов получил шанс стать металлургом номер один в мире. Эта сделка, если ей суждено состояться, может обернуться кризисом для стальной империи Лакшми Миттала

Новость об объединении активов Arcelor и российской «Северстали» для большинства аналитиков стала неожиданностью. То, что европейцы попытаются защититься от враждебного поглощения со стороны индийской Mittal Steel (MS), было очевидно, но то, что «белым рыцарем» для Arcelor выступит российская компания, близкая к Кремлю, предугадать было сложно. До конца июня акционеры Arcelor примут окончательное решение о том, кто станет крупнейшим совладельцем их компании. На 28 июня намечено внеочередное собрание акционеров Arcelor, на котором инвесторы выразят свое отношение к слиянию с российской компанией. А уже на следующий день закончится срок действия оферты MS.

Слияние европейской компании с российской — это попыткa выбрать худшее из зол

В любом случае Arcelor идет на сделку вынужденно. Компания вряд ли согласилась бы на слияние с «Северсталью», если бы не угроза поглощения со стороны MS. И мотивация для борьбы за Arcelor у индийцев и россиян одинаково высокая. Несмотря на то что, согласно предварительным договоренностям, Алексей Мордашов получает миноритарный пакет акций Arcelor, именно он как крупнейший акционер станет фактическим хозяином компании. Тот же сценарий, только в более жестком варианте, будет реализован, если акционеры все же предпочтут партнерство с Лакшми Митталом. Но если для россиян объединение с Arcelor стало превосходным шансом выбиться в безусловные лидеры мировой металлургии, то для Mittal Steel вопрос поглощения европейской компании является едва ли не вопросом выживания. Уступив «Северстали», MS может надолго — если не навсегда — потерять ведущее положение на мировом металлургическом рынке.

Не только деньги

Борьба за Arcelor развернулась в январе этого года. Тогда крупнейшая в мире сталелитейная компания Mittal Steel объявила о планах поглощения своего ближайшего конкурента. MS предложила обменять часть своих акций на ценные бумаги европейской компании с доплатой. Сумма сделки предполагалась на уровне 18,6 млрд евро. Подогретая интересом индийской компании, капитализация Arcelor меньше чем за полгода выросла на 75%. Несмотря на то что новость о поглощении компании вызвала положительную реакцию на бирже, менеджмент Arcelor во главе с его бессменным руководителем Ги Долле рекомендовал акционерам не соглашаться на условия MS. Более того, Arcelor не побрезговала воспользоваться классическими схемами защиты от враждебного поглощения вроде «отравленной пилюли». Так, в договоренность с японской компанией Nippon Steel был включен пункт о возможном отзыве лицензии на использование ею технологии, позволяющей производить качественный автомобильный лист для потребностей японского автопрома, в случае изменения корпоративной структуры Arcelor. Тем самым компания существенно теряет привлекательность после ее поглощения. Кроме того, Arcelor подала в суд на Mittal Steel, обвиняя ту в незаконном использовании запатентованной европейцами технологии обработки металла. Однако все это оказалось тщетным.

Официально оферта для акционеров Arcelor была объявлена 18 мая. А уже на следующий день компания Миттала увеличила свое предложение до 22,7 млрд евро. Более того, Mittal Steel заявила, что готова отказаться от контрольного пакета европейской компании, довольствуясь 45% ее акций. И управленцам Arcelor стало сложно обосновать нежелательность такой сделки: по мнению большинства аналитиков, MS предложил справедливую цену за конкурента. А учитывая, что большинство акционеров европейской металлургической группы — это портфельные инвесторы, именно вопрос цены должен был сыграть ключевую роль в принятии окончательного решения. Правда, аргументация невозможности слияния Arcelor с Mittal Steel часто имела очень отдаленное отношение к бизнесу. Ведущие средства массовой информации активно критиковали правительства стран, в которых оперирует Arcelor, за попытки разжечь ксенофобские настроения в отношении индийского бизнесмена Лакшми Миттала. Европа оказалась психологически не готова к экспансии капитала с Востока. В этой ситуации единственный способ оправдать отказ Митталу — это найти для Arcelor другого покупателя.

Продажа «Криворожстали» похоронила, пусть и теоретические, шансы Украины создать собственную транснациональную металлургическую компанию

О слиянии с «Северсталью» было объявлено спустя неделю после того, как начала действовать оферта Mittal Steel. По условиям сделки, в обмен на 32% акций объединенной компании Алексей Мордашов передаст 89% акций «Северстали», свои доли в компаниях «Северсталь-ресурс», американской Severstal North America и итальянской Lucchini, а также доплатит 1,25 млрд евро деньгами. Помимо этого Мордашов обязуется в течение четырех лет не увеличивать свой пакет в Arcelor и на протяжении пяти лет не продавать его никому другому. Впрочем, это не мешает российскому олигарху еще до окончательного завершения сделки мечтать о будущем контроле над крупнейшей в мире металлургической компанией. Ведь после намеченного на ближайшее время выкупа европейской компанией собственных акций на сумму 150 млн евро и последующего их погашения доля Мордашова в компании автоматически увеличится до 38%. Впоследствии олигарх планирует увеличить ее до 45%. (О своем желании выкупить такую же долю в Arcelor ранее заявлял Лакшми Миттал.) Такого количества акций хватит, чтобы блокировать любое собрание акционеров будущей крупнейшей мировой компании. Более того — поскольку корпоративное законодательство Люксембурга (где прописана Arcelor) жестко не определяет понятие кворума, Мордашов имеет возможность продавливать большинство выгодных ему решений.

Выиграть время

Почему выбор пал именно на «Северсталь», руководству Arcelor объяснить непросто. С точки зрения аналитиков альянс с японской Nippon Steel, немецкой ThyssenKrupp или корейской Posco выглядел бы намного естественней. Несмотря на видимые достижения российской металлургической компании в вопросах корпоративного управления и социальной ответственности, ей далеко до грандов мировой металлургии. Слияние Arcelor и «Северстали» — это не слияние двух гигантов, как это могло бы быть в случае с Mittal Steel. В данном случае европейская компания сохраняет видимость паритета в отношениях с партнером, и, главное, — у нее остается временное пространство для маневра, рассказывает начальник отдела маркетинга и консалтинга департамента по вопросам металлургического комплекса украинского центра «Держзовнішінформ» Александр Сирик. Несколько лет, на протяжении которых у Мордашова будут связаны руки, дают руководству Arcelor определенные преимущества. И за них менеджмент Arcelor готов дорого заплатить.

Велики политические риски объединения с россиянами. Предубеждения европейцев о влиянии Кремля на бизнес-элиту своей страны не лишены оснований. К примеру, именно по этой причине в ЕС настороженно относятся к планам российского «Газпрома» усилить свое влияние на внутренних рынках европейских стран. Воздействие правительства и президента РФ на металлургию не столько очевидно, как в газовом секторе, но его не стоит и недооценивать. Из официальных источников известно, что накануне объявления о сделке с Arcelor Алексей Мордашов встречался с Владимиром Путиным для обсуждения проблем трубной отрасли. Специалисты считают, что именно тогда олигарх сумел заручиться поддержкой президента в отношении будущего слияния. Менеджмент Arcelor — компании, которая до сих пор слыла эталоном честных отношений с инвесторами и рабочими, — поступился своими принципами, согласившись на сделку с «Северсталью». Тем самым он фактически пренебрег мнением акционеров. «Arcelor все подстроила так, что почти невозможно остановить эту сделку. Руководители компании действуют исключительно из эгоистических побуждений, они просто цепляются за свои кресла», — заявил на прошлой неделе глава европейского подразделения MS Роланд Баан. Чтобы помешать слиянию с «Северсталью», на собрании 28 июня должны высказаться против не менее половины акционеров Arcelor. Вместе с тем традиционно собрания акционеров этой компании посещает менее трети ее совладельцев. Формально менеджмент Arcelor законов не нарушает, но пятно на репутации после этого будет ему обеспечено.

Новый поворот событий не заставил Mittal Steel отказаться от амбициозных планов. Финансовый консультант компании — американский инвестиционный банк Goldman Sachs — предпринимает сейчас попытки сорвать сделку с россиянами. В частности, предполагается изменить порядок утверждения или отклонения слияния с «Северсталью» таким образом, чтобы решение принималось не менее чем двумя третями от общего числа голосов акционеров. Времени на созыв внеочередного собрания акционеров (для этого Goldman необходимо заручиться поддержкой 20% акционеров Arcelor) осталось очень мало, но если это все же удастся сделать, вероятность создания новой компании на базе активов Arcelor и «Северстали» существенно снизится.

Большой — не значит эффективный

По большому счету экономических стимулов к объединению Arcelor с кем бы то ни было нет. Финансовые аналитики затрудняются сказать, будет ли капитализация новой компании выше, чем суммарная капитализация Arcelor и «Северстали» или Arcelor и Mittal Steel. Заявленный синергетический эффект в 400–500 млн евро выглядит незначительным на фоне масштабов будущей объединенной компании (производство свыше 70 млн тонн стали в год, оборот порядка 46 млрд евро). Цена, которую Mittal Steel и «Северсталь» предлагают за Arcelor, примерно одинакова и колеблется в районе 34 евро за акцию. Заявления Arcelor, что для сделки с «Северсталью» ее акции будут оценены в 44 евро, некорректно, считают аналитики. Независимой оценки активов российской компании никто не проводил, а денежный взнос в размере 1,25 млрд евро, что составляет не более чем одну восьмую объема сделки, не дает возможности говорить о реальной цене акций Arcelor.

Очевидно, что слияние европейской компании с российской — это выбор худшего из зол. Еще не так давно Ги Долле заявил следующее: «Лучший проект для Arcelor — это Arcelor». После этого любые доводы в пользу слияния с «Северсталью» звучат вымученно.

Arcelor — компания со своим лицом и своей особой философией ведения бизнеса. Она является одним из лидеров движения навстречу профсоюзам, экологическим и донорским организациям. На заводах Arcelor — одни из самых низких показателей травматичности. И главное — это компания, всю свою историю занимавшаяся планомерным построением металлургического бизнеса. Активы, на базе которых строилась Arcelor, — это практически вся металлургия Франции, Испании и Люксембурга. Концентрация производства в Европе — порядка 70%, здесь же сосредоточен весь научный и технологический потенциал компании. При этом компания успешно использует преимущества регионального размещения производства. Так, развитие бразильских железорудных активов позволяет концерну везти оттуда дешевые полуфабрикаты в ЕС и США, где они перерабатываются в качественные сорта стали и высокопередельный прокат. Глобальные товаропотоки предельно оптимизированы, что способствует снижению издержек производства и полностью исключает конкуренцию между заводами компании.

Mittal Steel подобными успехами похвастать не может. Активы стального гиганта приобретались зачастую хаотично: огромный совокупный выпуск стали — порядка 60 млн тонн — дают десятки разрозненных предприятий по всему миру. MS не скрывает, что их основной тактикой расширения бизнеса являются покупка убыточных предприятий и выведение их на прибыльность за счет снижения издержек. Затем следует очередная покупка активов. Если Arcelor специализируется на производстве качественной продукции высокой степени переработки, то рыночная ниша MS — низкопередельная продукция. Mittal Steel занимает лидирующее положение в мировой металлургии только по показателям выплавки стали, но никак не по объему доходов. Так, оборот Arcelor в 2005 году составил более 50 млрд долларов, тогда как у Mittal Steel — только 30 млрд, х


Похожие записи:
  1. Эволюция финансовых систем определяется не только накопленным богатством наций и не является поступательным процессом. История знает длительные периоды, когда происходил регресс в развитии финансовых систем, преодоленный лишь осмысленными усилиями государства
  2. Западным компаниям очень нужны украинские программисты, а украинским IT-компаниям — хорошие антрепренеры
  3. Как продать и купить уникальный музыкальный инструмент? Интервью с партнером J&A Beares —самой авторитетной компании в этом бизнесе
  4. Как продать и купить уникальный музыкальный инструмент? Интервью с партнером J&A Beares —самой авторитетной компании в этом бизнесе
  5. Многолетняя стратегия развития, умеренность в расходах и готовность шаг за шагом идти к поставленной цели помогают средним частным компаниям Германии быть влиятельными игроками в глобальной экономике
  6. Эксперты обсудили на круглом столе новый нефтяной порядок
  7. В этом году Нобелевской премией отметили ученых, результаты работы которых имеют самое приземленное значение: победители вылечили гастрит, нашли новые катализаторы для органического синтеза и создали суперточные часы