Китай становится главным торгово-экономическим партнером африканских государств, потеснив США

и европейские страны

В первые дни ноября Пекин преобразился. Дороги, обычно заполненные транспортом, были пусты — сотням тысячам автомобилистов было приказано не выезжать на улицы без особой надобности. На центральных проспектах деревья украсили праздничными огнями, а стройки закрыли огромными плакатами с изображениями зебр, жирафов, слонов и прочих африканских животных, разгуливающих по бескрайним саваннам. Гигантские билборды сопровождала надпись: «Африка — земля мифов и чудес».

Все эти метаморфозы произошли ради крупнейшего внешнеполитического мероприятия в современной истории Китая. В Пекине в эти дни прошел трехдневный саммит, на который собрались главы государств и правительств полусотни африканских стран. Собрать сразу руководителей почти всех африканских стран в одном месте в одно время — этого не удавалось добиться ни СССР, ни США, хотя на протяжении десятилетий Москва и Вашингтон боролись за влияние в Африке. Победителем в их многолетней борьбе стал Китай, который сделал ставку не на идеологию, а на развитие торговли и инвестиций.

Без идеологии

Саммит в Пекине стал уникальным событием как для Китая, так и для Африки. С Черного континента в Пекин прибыли представители почти всех государств Африки, на которые приходится четверть голосов в ООН, значительное количество природных ресурсов и (вместе с Китаем) треть мирового населения. В то время как западные державы очень избирательно подходят к политическим контактам с африканскими странами, Пекин показал свою готовность налаживать связи со всеми. Так, на саммит в Пекине были приглашены президент Судана Омар аль-Башир, которого США и Евросоюз обвиняют в организации геноцида в Дарфуре, а также президент Зимбабве Роберт Мугабе, являющийся персоной нон-грата в большинстве развитых стран. Китай готов открыто обсуждать даже те темы, которые обычно остаются за закрытыми дверями. Так, Египет и Китай обсуждали вопросы сотрудничества в области ядерных технологий. «Китай и Африка разделяют общие интересы и имеют общие потребности», — поприветствовал гостей председатель КНР Ху Цзиньтао. Он заявил, что развитие связей с Африкой станет одним из приоритетов внешней политики Пекина.

«Китай и африканские страны сотрудничают не по идеологическим соображениям, как это было в 60-х годах, а по экономическим. Китай заинтересован в новых рынках сбыта и в источниках сырья для своего роста. Африканские страны смотрят на КНР как на источник инвестиций и технологий. Для многих африканских стран Китай — это не развивающаяся, а уже развитая страна (хотя, это, конечно, и не так), которая может дать инвестиции и иннова-ции, в которых эти страны нуждаются», — сказала «Эксперту» экономист пекинского офиса Всемирного банка Ю Инь. Действительно, с 2000 года товарооборот между Китаем и Африкой вырос в пять раз — до 50 млрд долларов в год.

Двустороннее шоссе

Китай уже стал важнейшим покупателем природных ресурсов в африканских странах. В 2006 году Ангола обошла Саудовскую Аравию по объемам поставки нефти в КНР, став главным поставщиком нефти в Китай. В целом страны Африки экспортируют в Китай 760 тыс. баррелей нефти в сутки — 30% всего экспорта нефти из континента. Сегодня для почти десяти африканских стран Китай — главное направление экспорта. Причем не только нефти, но и леса, хлопка, арахиса, кофе, металлов, руды и фруктов.

При этом торговля является двусторонней — Китай быстро наращивает поставки промышленной продукции на рынки африканских стран. Не только массовых товаров, таких как обувь, одежда или посуда, но и сложной техники, от турбин электростанций до телекоммуникационного оборудования для мобильных сетей. Китайские компании также активно инвестируют в африканские страны — накопленный объем инвестиций к 2006 году составил 6,3 млрд долларов. Причем это не только государственные нефтяные компании, пытающиеся обеспечить доступ к новым месторождениям, но и небольшие частные фирмы, производители текстиля, обуви и прочего ширпотреба, использующие бескрайний рынок труда африканских стран. Из-за ограничений, которые ЕС и США накладывают на импорт одежды и обуви из Китая, китайские компании открывают свои цеха в Кении или на Маврикии. Инвестиции идут и в сферу услуг — компания China Mobile в сентябре объявила о покупке одного из мобильных операторов в Эфиопии.

«Китайские компании в Африке оказываются в выигрышном положении по сравнению с транснациональными компаниями из США, Европы или Японии. Для международных компаний Африка слишком высокорисковый регион, где не так уж много потенциальных покупателей из-за низкого подушевого дохода. А для китайских компаний это регион больших возможностей. Во-первых, здесь невысокая конкуренция и практически отсутствуют торговые барьеры. Во-вторых, китайские компании, в отличие от международных, более подготовлены к таким рискам как коррупция, бюрократия, проблемы безопасности, и готовы справляться с ними. Поэтому естественно, что Китай все активнее присутствует в Африке» — рассказал «Эксперту» директор шанхайской консалтинговой компании APM Consulting Джонатан Ву.

Дальше — больше

Результаты саммита показывают, что экономически Китай и Африка скоро будут связаны еще теснее. В ближайшие четыре года торговля между ними достигнет 100 млрд долларов в год, что сделает Китай главным торгово-экономическим партнером африканских стран, потеснив США и Евросоюз. КНР, золотовалютные запасы которой как раз в начале ноября достигли отметки 1 трлн долларов, создаст специальный фонд размером в 5 млрд долларов, который будет использоваться для инвестиций в Африке в ближайшие четыре года. Деньги будут тратиться на создание инфраструктуры, строительство больниц и школ, развитие здравоохранения и образования. Пекин создаст в африканских странах 10 исследовательских сельскохозяйственных центров, направленных на распространение новых технологий в сельском хозяйстве. В Китай ежегодно будут отправляться на учебу пятнадцать тысяч африканских студентов. Пекин также выделит 5 млрд долларов для кредитов африканским странам и удвоит объемы экономической, технической и гуманитарной помощи.

Китай также объявил о готовности инвестировать в пять специальных экономических зон в Африке, которые африканским странам предложено создать по образцу китайских СЭЗ. Китайские компании, которые будут в них инвестировать, получат дешевые кредиты и прочие льготы от правительства КНР.

Связи будут развиваться не только по государственным каналам — на саммит в Пекин приехали сотни бизнесменов из африканских стран. В его рамках были подписаны сделки по инвестициям на сумму в 1,9 млрд долларов. Среди них — строительство алюминиевого комбината в Египте (стоимостью 300 млн долларов), строительство шоссе в Нигерии (300 млн), реконструкция медеплавильного завода в Замбии (200 млн). Но эти сделки меркнут по сравнению с восьмимиллиардным контрактом, подписанным в самом конце октября между правительством Нигерии и китайской компанией CCECC, по которому китайцы в течение 20 лет будут модернизировать и расширять железнодорожную сеть в Нигерии.

На пути к империи?

Развитие торгово-экономических связей между Китаем и Африкой меняет и глобальный расклад сил в мировой политике. «Китай пришел в Африку по тем причинам, что другие регионы были для него закрыты. На Ближнем Востоке доминируют американцы, поэтому Пекину не оставалось ничего другого, как искать регион, в котором мало кто на самом деле был заинтересован. Ему пришлось идти в Африку и договариваться как с демократами, так и с диктаторами. И сейчас, когда Китай здесь закрепился, это вызывает серьезные опасения в Вашингтоне и в европейских столицах, привыкших к тому, что именно они оказывают влияние на дела в Африке. Тут же появляется третья сила, из-за которой весь геополитический расклад меняется», — рассказала «Эксперту» Прэт Тэкер, директор исследований по Африке лондонского исследовательского центра Economist Intelligence Unit.

Уже к 2010 году, то есть почти завтра, Китай станет доминирующей торгово-экономической силой в Африке, главным торговым партнером крупнейших экономик региона — от Судана и Египта до Анголы, Нигерии и Камеруна. Одновременно Пекин будет вытеснять из Африки Вашингтон, Париж и Лондон, которые ничего не могут противопоставить росту китайского влияния. Развитые страны больше всего беспокоит готовность Пекина сотрудничать с любыми политическими режимами, не обращая внимания на соблюдение прав человека или на гражданские свободы. Однако в Пекине полагают, что демократия — не самоцель. Так, экономисты из китайской академии наук полагают, что приоритетом должны быть не права человека и свободы, а повышение уровня жизни населения и независимости национальных правительств — всего того, чего удалось достигнуть в самом Китае без политических реформ, где властям удалось сократить число живущих за чертой бедности на сотни миллионов человек.

Правда, даже в самой Африке раздаются голоса, что экономическая экспансия Китая — вариант неоколониализма XXI века. По мнению критиков, Китай скупает африканские ресурсы задешево и уничтожает местную промышленность своим субсидированным экспортом ширпотреба. В июле этого года в Замбии уже были забастовки на принадлежащих китайским компаниям рудных шахтах и металлургических заводах. В сентябре бастовали рабочие на текстильной фабрике в Намибии, утверждавшие, что китайские владельцы платят слишком низкие зарплаты.


Помощь на Дубровке помощь компьютерная алтуфьево до 2000р

Похожие записи:
  1. За 3,3 млрд долларов человечество узнало, что на Титане текут метановые реки и идут углеводородные дожди.
  2. Что изменится с приходом на пост генерального секретаря МАГАТЭ японского дипломата Юкия Амано
  3. Эпоха тотальных коммуникаций бросила вызов безоговорочному лидерству Microsoft в сфере программного обеспечения. Корпорация прилагает все силы, чтобы сохранить статус лидера и на десктопах пользователей, и в Интернете
  4. Эволюционная теория сегодня — биологический мейнстрим, правда, относительно классического дарвинизма она продвинулась довольно далеко. Но самое удивительное, что эволюционные процессы продолжают развиваться на наших глазах
  5. Угроза хакерских атак вынуждает компании закупать все более дорогие программные продукты и технологии.
  6. Угроза хакерских атак вынуждает компании закупать все более дорогие программные продукты и технологии.
  7. Нобелевскими премиями этого года, по сути, награждены инновационные проекты — научные открытия лауреатов были превращены в реальные технологии, которые по большей части уже присутствуют на рынке