Эра дешевой и легкой в освоении нефти закончилась. Глобальный рост издержек

усиливает позиции производителей, которые заинтересованы в том, чтобы нефть оставалась относительно дорогой

«Легкая нефть уже вся найдена. Чтобы добывать ее дальше, нужно искать в необычных местах — там, где раньше никто не искал. Ту нефть, которую найдут в пустынях или на отдаленном шельфе, будет сложнее доставить потребителям, чем тридцать лет назад. Тогда жители городков Небраски заливали в баки своих автомобилей бензин, полученный из нефти в соседних Оклахоме и Техасе. Сейчас их бензин получен из нефти, добытой по всему миру, часто в весьма сложных условиях», — так описал свое видение будущего нефтяного рынка президент компании Cairn Energy Майк Уоттс, выступая на лондонской конференции «Международная нефтяная неделя».

Его компания — весьма показательный пример. После многих лет разведочного бурения в пустынях индийского штата Раджастан Cairn удалось открыть крупное месторождение Мангала — не меньше 2,5 млрд баррелей нефти (самые большие запасы, открытые в мире после 1985 года). Впрочем, крупным месторождение можно назвать только по меркам начала XXI века — по сравнению с месторождениями-гигантами XX века (в Мексиканском заливе, Северном море или в Западной Сибири) оно блекнет.

Конечно, добыча и потребление нефти будут расти еще долго, как минимум лет двадцать пять. Но все больше нефти станут добывать из новых, сложных в разработке месторождений вроде венесуэльского бассейна Ориноко с тяжелой нефтью или нефтеносных песков канадского месторождения Атабаска. Будет меняться и баланс сил между международными нефтяными компаниями, задававшими тон в нефтяном бизнесе XX века, и их национальными конкурентами из стран Ближнего Востока, Латинской Америки и бывшего СССР. Запасы международных компаний сокращаются год от года, они неуклонно теряют позиции. Национальные компании получают возможность больше влиять на нефтяной рынок. Поэтому серьезного падения цен на нефть в ближайшем будущем ожидать не приходится.

Спрос не падает

Даже очень высокие цены на нефть (средняя цена барреля нефти в прошлом году составила 65,28 доллара) не привели к снижению спроса, как предсказывали многие пессимисты. Спрос на нефть за прошлый год вырос на 0,8 млн баррелей в сутки, или на 1% (хотя это заметно меньше, чем в 2004 году, когда он вырос на 2,6 млн баррелей в сутки). Высокие темпы роста мировой экономики (прежде всего Китая и Индии) подстегивали спрос. В результате Китай, который лишь в 2003 году обошел Японию по потреблению нефти, к 2015 году сможет опередить по этому показателю США.

«Мировая экономика, совершенно очевидно, оказалась готова к такому уровню цен на нефть. Возможно, это несколько снизило темпы глобального роста и разогнало инфляцию, но рост цен вовсе не привел к тем катастрофическим последствиям, которыми оборачивались прежние нефтяные пики семидесятых. Более того, рост цен на нефть способствовал масштабному перераспределению глобального богатства из развитых стран в развивающийся мир. В случае рационального использования полученных нефтедолларов это уже в ближайшем будущем вновь повысит темпы роста глобальной экономики», — сказал «Эксперту» старший экономист Economist Intelligence Unit Мэтью Шервуд.

Половина общемирового прироста добычи нефти после 2015 года придется на три страны — Саудовскую Аравию, Ирак и Иран. Без доступа к их нефти нефтяные ТНК, чьи резервы сокращаются, обречены на прозябание

Поэтому спрос на нефть скорее всего сохранится. Так, согласно прогнозу Международного энергетического агентства (организации развитых стран-импортеров энергоресурсов) к 2030 году общий мировой спрос на энергетическое сырье вырастет на 53% (более двух третей этого роста обеспечит увеличение потребления в развивающихся странах). Если говорить конкретно о нефти, то общемировой спрос на этот вид энергосырья вырастет на 36% — с сегодняшних 85 млн баррелей в сутки до 116 млн в 2030 году (ежегодный прирост на 1,6%).

Кто удовлетворит спрос

«В среднесрочной перспективе, в 2008– 2012 годах, нефтедобыча будет быстрее расти в странах за пределами нефтяного картеля — на Каспии, в России, в Бразилии или в Мексике, поскольку благодаря росту цен многие проекты там стали экономически выгодными. Однако учитывая, что на участников ОПЕК приходится более 65% разведанных мировых запасов нефти, после 2010 года страны нефтяного альянса восстановят свои позиции. В долгосрочной перспективе расширение предложения нефти на мировом рынке произойдет именно благодаря ОПЕК. Причем половина всего мирового прироста добычи после 2015 года будет обеспечиваться всего тремя странами — Саудовской Аравией, Ираком и Ираном», — полагает президент лондонского Энергетического института Джон Коллинз.

За 2006 год глобальные разведанные нефтяные запасы выросли на 15 млрд баррелей (почти 1%), но при этом на Ближнем Востоке прирост доказанных запасов оказался выше — от 2% в Саудовской Аравии до 5% в Иране. «Именно эти запасы должны обеспечить прирост нефтедобычи в следующие десятилетия. Ведь доказанные резервы в США, Мексике, Норвегии и Британии с каждым годом уменьшаются», — сказал «Эксперту» генеральный секретарь Международного энергетического агентства Клод Мандиль.

Правда, не все столь оптимистичны. «В отличие от развитых стран, где запасы доказаны независимым аудитом, во многих странах ОПЕК информация о запасах основывается лишь на заявлениях местных властей. Поскольку независимых геологов-аудиторов на свои месторождения нефти они не пускают, проверить правильность оценок мы не можем. Однако мы можем обратить внимание на некоторое противоречие. Ближневосточные страны ОПЕК каждый год объявляют о росте резервов, но о нахождении новых крупных месторождений мы не слышали очень давно. Поэтому я скептически отношусь к подобным оценкам и полагаю, что запасы таких стран, как Саудовская Аравия, Кувейт или Иран, на самом деле значительно меньше, чем заявленные», — заявил в беседе с «Экспертом» ветеран нефтяной индустрии и президент хьюстонского инвестбанка Simmons & Co Мэтью Симмонс.

Впрочем, если запасы стран ОПЕК действительно преувеличены, последствия станут ощутимы лишь ко второй половине века. «Даже если предположить, что Саудовская Аравия или Иран имеют лишь половину от заявленных ресурсов, то с учетом ожидаемых темпов роста добычи их хватит не на сто тридцать-сто сорок, но как минимум на семьдесят лет. Это значит, что до пика производства остаются десятилетия. Поэтому я серьезно сомневаюсь, что в ближайшие тридцать лет мир столкнется с физическим дефицитом нефти», — полагает Манушер Такин, старший экономист лондонского Центра глобальных энергетических исследований. Физического дефицита не будет и потому, что нефтяной бизнес все больше внимания уделяет скрытым резервам — так называемым нетрадиционным углеводородам. Компания Wood Mackenzie, специализирующаяся на энергетическом аудите и консалтинге, в феврале опубликовала исследование, в котором оценила масштабы различных нетрадиционных углеводородов (например, тяжелой нефти, плотного газа, угольного метана и горючих сланцев) в 3,6 трлн баррелей нефтяного эквивалента — это почти втрое больше, чем запасы традиционной нефти (1,3 трлн баррелей).

«При сохранении нынешних цен на нефть разработка этих запасов становится рентабельной. Очень важно и то, что такое сырье более широко, чем обычная нефть, распространено по миру. Сланцы и вязкая нефть встречаются от США до Китая и могут использоваться для местных рынков. Если учесть долгосрочные экономические прогнозы и сохранение цен на нефть выше сорока долларов за баррель, через двадцать лет на эти ресурсы может приходиться около двадцати процентов всего нефтяного рынка», — рассказала нам консультант Wood Mackenzie Фидра Повиланска-Бернелл.

Новые сестры

До середины 60-х годов западные нефтяные компании (прежде всего американские и британские, известные как «семь сестер») доминировали на мировом рынке. С появлением ОПЕК их позиции несколько ослабли, но до сих пор они остаются одними из крупнейших компаний не только в нефтяном секторе, но и вообще в мировой экономике. Но уже довольно скоро ситуация может измениться. «Сокращение доказанных запасов в развитых странах, а также усложнение доступа на рынки стран ОПЕК играют с международными нефтяными компаниями злую шутку. Они с каждым годом все больше вытесняются из нефтедобычи, хотя сохраняют заметные позиции в переработке нефти и в торговле нефтепродуктами. Уже через десять лет, когда основная часть запасов Северного моря и американского шельфа в Мексиканском заливе будет близка к исчерпанию, их роль в глобальной нефтедобыче будет второстепенной. Оказавшись вытесненными из основных стран с заметными нефтяными резервами, международные нефтяные компании будут вынуждены заново изобретать себя», — полагает аналитик инвестбанка Societe Generale Стивен Крэн. Действительно, в последние пять лет перспективы международных нефтяных компаний радикально изменились. На рубеже десятилетия они надеялись пополнить свои резервы, выйдя в богатые нефтью страны, — готовность открыть свои ресурсы для разработки лидерам нефтяного рынка обсуждали не только Венесуэла и Россия, но и Иран и Саудовская Аравия. Однако нефтяной бум и заработанные миллиарды долларов обеспечили эти страны достаточными финансовыми ресурсами для реализации новых проектов. Так, Иран и Саудовская Аравия оставили свой нефтяной сектор в ведении национальных компаний. В России укрепились госкомпании и пересмотрено участие иностранцев в освоении Сахалина (заметный иностранный капитал присутствует лишь в форме совместного предприятия ТНК-ВР). В Венесуэле вообще происходит национализация. Неудивительно, что сегодня 80% резервов нефти находится на балансах национальных нефтяных компаний (ННК) и потому закрыты для международных нефтяных гигантов.

«Через десять лет гораздо большая доля добычи будет осуществляться национальными нефтяными компаниями, не только в странах ОПЕК, но и за ее пределами — в Мексике, Бразилии, России или Казахстане. Это приведет к изменению баланса на нефтяном рынке. ННК станут оказывать большее влияние на ценообразование и будут стараться поддерживать цены на оптимальном уровне. Для стран — производителей нефти это отличный шанс воспользоваться своими ресурсами. Впрочем, существуют и риски — если национальные компании не смогут обеспечивать необходимый объем инвестиций и применять сложные технологии, которые потребуются для разработки все более сложных месторождений, особенно нетрадиционной нефти, то они окажутся в проигрыше», — считает Валери Марсель, директор энергетических программ Королевского института международных отношений (Chatham House).

Это понимают и в самих нефтяных компаниях. Так, вице-президент Saudi Aramco Ибрахим аль-Мишари заявил, что приоритетом его компании, обладающей крупнейшими запасами нефти в мире, будут инвестиции. Причем не только в нефтедобычу (уже к 2012 году Saudi Aramco собирается обеспечить мощность добычи в 12,5 млн баррелей нефти в сутки), но и в нефтепереработку, где в последние годы отмечались проблемы со свободными мощностями, что толкало цены на нефть и нефтепродукты вверх. «В отличие от нефтяного бума семидесятых сейчас приоритет — сохранение конкурентоспособности компании и обеспечение необходимых мировому рынку поставок нефти и нефтепродуктов. В Саудовской Аравии мы в первую очередь будем использовать нефтедоллары для строительства новых НПЗ или скважин, а не дворцов», — заявил представитель Saudi Aramco.

Международным нефтяным компаниям (МНК) остается концентрироваться на доступных им сферах. В последние два года они направили более 10 млрд долларов в разработку альтернативных видов топлива, таких как этанол, и в ветроэнергетику. Инвестиции в альтернативную энергетику одной ExxonMobil составляют более 1 млрд долларов в год. «Технологические изменения всегда были одним из самых важных аспектов нефтяного бизнеса. И мы понимаем, что только при наличии адекватных технологий мы сможем оставаться конкурентоспосо


Похожие записи:
  1. Италия станет первой страной Европы, где начнется регулярная коммерческая трансляция цифровых ТВ-программ, предназначенных для просмотра по мобильным телефонам
  2. Эволюционная теория сегодня — биологический мейнстрим, правда, относительно классического дарвинизма она продвинулась довольно далеко. Но самое удивительное, что эволюционные процессы продолжают развиваться на наших глазах
  3. Усилия ученых по расшифровке генома и исследованию генов, ответственных за рак,позволяют рассчитывать на создание целого ряда препаратов, которые при индивидуальной терапии позволят продлевать жизнь на десятки лет
  4. Ведущие автоконцерны усиливают давление на генерального менеджера самых популярных автогонок мира. Бунтовщики требуют более справедливого раздела доходов, обещая в противном случае создать альтернативную серию гонок
  5. Вирус птичьего гриппа H5N1 после ряда мутаций вполне может оказаться возбудителем пандемии, ожидаемой Всемирной организацией здравоохранения
  6. Экономику, основанную на знаниях, без эффективной защиты интеллектуальной собственности построить невозможно
  7. Новый урбанизм -- это пять минут ходьбы от дома до магазина, офиса, ресторана, детской площадки или остановки. Город превращается в систему самоценных общин, оптимально вписанных в существующий ландшафт, и обращается ко всем, к кому он до сих пор был равнодушен