Экономический кризис выявил недостаточную развитость экспортного сектора в прибалтийских странах, а также их слишком большую зависимость от иностранных кредитов

По данным за март, инфляция в годовом пересчете в Эстонии составила 11,4%, в Литве — 11,7%, а в Латвии — 17,5%. Для государств-членов ЕС уровень инфляции просто неприличный. Стремительный рост цен уже привел к повышению процентных ставок на финансовых рынках стран Балтии — инвесторы опасаются девальвации балтийских валют. Усиливается и неуверенность по поводу перспектив экономического подъема в регионе. Так, по данным за первый квартал, рост в Эстонии составил всего 0,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (по сравнению с последним кварталом 2007 года и вовсе отмечен спад). В Латвии и Литве экономическая ситуация пока получше: рост в первом квартале — 3,6 и 6,4% соответственно. Но в этих странах серьезное замедление ожидается уже во втором квартале. После среднего роста в 7–9% в последние годы это выглядит как очень серьезное ухудшение.

Внешний рост — внешний спад

«У нынешнего кризиса в странах Балтии две главные причины. Первая — начавшийся еще в прошлом году спад на рынке недвижимости. Вторая — изменившиеся настроения потребителей и, как следствие, бизнеса», — говорит экономист исследовательского центра Economist Intelligence Unit по странам Балтии Айдан Манктелоу. Названные факторы оказались взаимосвязаны, поскольку оба эти сектора сильно зависели от кредитов — банковская система стран Балтии еще в конце 1990-х была скуплена скандинавскими банками, готовыми кредитовать бизнес и домохозяйства под сравнительно низкие проценты.

Кроме того, в странах Балтии быстро повышались зарплаты, порой на 15–20% в год. Отчасти это было вызвано оттоком молодежи в Великобританию и Ирландию, которые открыли свои рынки труда в 2004-м, отчасти увеличением инвестиций из-за рубежа в обслуживание внутреннего рынка. Не- хватка рабочей силы при обильных инвестициях приводила к завышенной, почти западноевропейского уровня стоимости труда специалистов, притом что производительность труда росла далеко не так быстро.

Повышение зарплат и доступность кредитов вызвали потребительский бум, а затем и бурный рост на рынке недвижимости. «В значительной степени экономический рост стран Балтии финансировался за счет дешевых кредитных ресурсов скандинавских банков, которые видели большие перспективы в регионе. В отличие от многих других государств Центральной и Восточной Европы, например Словакии или Польши, основой роста для стран Балтии стало увеличение внутреннего потребления, а не экспорт. Но когда условия кредитования изменились, то внутренний спрос оказался заторможен», — рассказала «Эксперту» главный экономист лондонского Центра европейских реформ Катинка Бариш.

Финансирование внутреннего рынка (фактически экономического роста) из-за рубежа привело к резкому увеличению внешнего долга стран Балтии, который практически полностью приходится на частный долг — обязательства компаний и домохозяйств. Так, с 2000-го по 2008 год внешний долг на душу населения в Литве увеличился с 1,3 тыс. до 10,7 тыс. долларов, в Латвии — с 2,1 тыс. до 17,8 тыс. долларов, а в Эстонии — с 1,9 тыс. до 20,2 тыс. долларов.

«Механизм внешнего финансирования внутреннего рынка работал, пока в мировой экономике было много ликвидности и скандинавские банки вливали огромные средства в экономики стран Балтии. Но в 2007 году ситуация изменилась. Кризис ликвидности заставил банки пересмотреть требования к заемщикам, прежде всего на более рискованных рынках вроде стран Балтии. Это незамедлительно ударило по внутреннему рынку и темпам роста», — говорит Нил Шеринг, экономист Capital Economics в Латвии.

Рухнувшие надежды

После многих лет роста летом прошлого года в странах Балтии начали падать цены на недвижимость. Что интересно, снижение началось еще до того, как на мировых финансовых рынках разыгрался кризис ликвидности. Отправной точкой прибал- тийского кризиса, по мнению многих аналитиков, стало принятое в июне 2007-го решение Европейкой комиссии и Европейского центробанка отложить вступление в зону евро Литвы и Эстонии, которые тогда рассматривались как серьезные кандидаты.

Сразу после вхождения в ЕСв 2004 году прибалтийские страны надеялись, что в течение нескольких лет смогут вступить в зону евро. Это должно было привести к повышению стоимости жилья, как это происходило во всех остальных государствах, принявших единую европейскую валюту. В недвижимость в странах Балтии вкладывали, пользуясь для этого кредитами, номинированными как в национальной валюте, так и в евро.

Наиболее бурно такой процесс протекал в Латвии, где заимствования извне выглядели особенно привлекательными из-за различного процента по кредитам — латы в банках стоили намного дороже, чем евро. Эстония тоже не слишком отставала, лишь Литва отличалась меньшим ажиотажем.

Спрос подогревали западноевропейцы, которые открыли для себя весьма выгодный рынок недвижимости в пределах ЕС. Продав скромную квартиру где-нибудь в Северной Англии, на вырученные деньги можно было купить особняк в престижном районе одной из балтийских столиц.

Когда выяснилось, что в зону евро ни одна из стран Балтии в 2008-м не войдет (вероятно, вступление произойдет не раньше 2011–2013 годов), надежды на выгодные спекуляции с недвижимостью в ближайшем будущем угасли, и спрос упал. Но остались сотни тысяч ипотечных кредитов, которые далеко не все получатели могут вернуть. Стали снижаться цены на наиболее престижную недвижимость — в центрах столиц, куда в основном направляли свои средства финансовые спекулянты.

Банки стран Балтии оказались озабочены невозвратами и вынуждены выселять тех, кто стал неплатежеспособным из-за сокращения реальных доходов или потери работы. Только в Латвии с угрозой выселения из своих квартир и домов столкнулись 220 тыс. семей. Довольно заметная доля населения стран Балтии попала в ситуацию, когда люди могут остаться без жилья из-за взятых под будущие доходы кредитов, в то время как доходов может не оказаться.

Корректировка

«Сдутие пузыря на рынке недвижимости — лишь первый сигнал о начале корректировки перекосов в прибалтийских экономиках», — полагает Нил Шеринг из Capital Economics. «Потребители начинают по-другому тратить деньги и планировать расходы», — отметил в разговоре один из таллинских автомобильных дилеров.

Замедление потребительскогоспроса уже стало заметно во всех трех странах. «В Латвии на сорок пять процентов сократились продажи потребительских товаров по сравнению с прошлым годом. Очередное повышение тарифов на газ — одно уже было и два грядут — еще более усугубит ситуацию, не говоря уже о росте цен на остальные виды энергии», — рассказал «Эксперту» экономический обозреватель из Риги Модрис Аузиньш. Хуже всего обстоят дела в тех секторах, которые связаны с рынком недвижимости: упали продажи не только стройматериалов, но и мебели, кухонной техники и бытовой электроники.

Общемировое повышение цен на продукты питания и энергию в странах Балтии привело к более высокому росту инфляции, чем у западных соседей по ЕС. Изза небольшого масштаба экономик здесь не очень высока конкуренция, на большинстве рынков доминируют всего тричетыре крупных игрока. Поэтому компании просто перекладывают возросшие расходы на потребителей, что разгоняет цены.

«Страдает, прежде всего, тот предприниматель, который нацелен на потребителя внутри страны. Именно внутреннее потребление первым реагирует на кризисные тенденции», — говорит эстонский экономист Райво Варе. На частное потребление приходится 56% ВВП Эстонии, 63% — Латвии и 67% — Литвы. Поэтому замедление потребительского спроса немедленно отразилось на макроэкономической статистике. По официальным данным, в первом квартале этого года розничные продажи упали во всех трех странах Балтии.

Резервы роста

Фактический коллапс прежней модели экономического роста заставляет страны Балтии по-новому взглянуть на развитие своих экономик. «Основная часть иностранных инвестиций в последние семьвосемь лет шла в те сектора, которые обслуживали внутренний рынок. Инвестиции в экспортные отрасли были относительно небольшими, несмотря на заметный потенциал. Страны Балтии должны заняться долгосрочными структурными проблемами своих экономик, в частности незначительно развитым экспортным сектором», — считает Катинка Бариш.

Уровень затрат в Эстонии, Латвии или Литве остается ниже, чем в Германии, Британии и скандинавских странах. Поэтому балтийские государства остаются перспективными объектами для инвестиций в экспортно ориентированные производства, включая банковские и телекоммуникационные услуги.

Позитивным фактором может оказаться наличие крупного экспортного рынка по соседству — России. В то время как в еврозоне, Скандинавии и Британии темпы экономического роста замедляются, в России внутренний спрос быстро повышается. Если в 90-х (особенно после российского кризиса 1998 года) прибалты переориентировали свою торговлю на Запад, то теперь, видимо, им придется исправлять этот перекос.




Похожие записи:
  1. Солнечный коллектор для нагрева воды — не столько инструмент сбережения денег, сколько возможность снизить энергетическую зависимость от поставщиков тепла и газа
  2. Отработав новаторские геоинформационные системы в зоне отчуждения, украинские специалисты используют их в разных сферах экономики и даже в разных странах
  3. Многолетняя стратегия развития, умеренность в расходах и готовность шаг за шагом идти к поставленной цели помогают средним частным компаниям Германии быть влиятельными игроками в глобальной экономике
  4. Американская компания с украинскими корнями вкладывает сотни тысяч долларов в технологии усовершенствования продаж через Интернет и приглашает украинские супермаркеты к сотрудничеству. И консервативные сети соглашаются: предчувствуют выгоду
  5. Пойдя на слияние с Arcelor, владелец «Северстали» Алексей Мордашов получил шанс стать металлургом номер один в мире. Эта сделка, если ей суждено состояться, может обернуться кризисом для стальной империи Лакшми Миттала
  6. К концу нулевых годов Евросоюз стал сворачивать производство биологических заменителей нефтепродуктов. В Украине его так и не запустили в промышленных масштабах
  7. Инженеры из Краматорска придумали энергосберегающий и безотходный способ производства биодизеля. За подобными разработками — энергетическое будущее Украины