Европейская экономика входит в период устойчивого подъема. К удивлению самих немцев, главным мотором европейского роста стала германская экономика

Еврокомиссия не успевает обновлять свои оптимистические прогнозы. Всего месяц назад официальный прогноз роста экономики Евросоюза на 2007 год составлял 2,7%, а уже в начале мая его увеличили до 2,9%, и не факт, что к концу года этот уровень не будет превзойден. Да и дальнейшее будущее видится европейским экономистам безоблачным. По мнению немецких экспертов, период европейского экономического благополучия будет длиться пятнадцать-двадцать лет, и у ЕС есть все шансы стать мировым экономическим лидером.

«Один из главных козырей Евросоюза в борьбе за мировое лидерство — стабильность и открытость. Европейская экономика не страдает от такого значительного торгового дефицита, как экономика Соединенных Штатов. При этом власти ЕС поддерживают курс на последовательную интеграцию в мировую экономику и перехват мировых торговых потоков», — сказал «Эксперту» аналитик Института немецкой экономики (IW) Аксель Плюнекер. Даже несмотря на постоянно растущий курс евро, объективно затрудняющий экспорт товаров из ЕС, европейские компании уверенно чувствуют себя на мировом рынке. Объем торговли, осуществляемой через внешние границы Евросоюза, достигает 18% от общего объема мировой торговли. Для США аналогичный показатель составляет 12%, для Китая — 10%, для Японии — 8%.

Немецкий подъем

Главную роль в восстановлении экономического роста в Европе играет Германия, что немало удивляет и самих немцев. «Всего год назад мало кто мог поверить, что стагнирующая экономика Германии станет главным мотором, обеспечивающим неуклонное поступательное движение Евросоюза, а сейчас экономический рост внутри страны тянет за собой экономики соседних Бельгии, Голландии, Австрии», — рассказал «Эксперту» исполнительный директор консалтинговой компании Contor Хеннер Люттих.

Действительно, еще недавно первые полосы немецких экономических изданий занимали исключительно пессимистические темы: бесконечный рост безработицы, падение показателей экономической конъюнктуры, постоянное превышение дефицита бюджета над рамками, установленными европейским Пактом стабильности. Но в течение последних нескольких месяцев немецкие власти последовательно отрапортовали сразу о нескольких экономических победах. Впервые за пять лет дефицит бюджета оказался ниже разрешенных правилами еврозоны 3% от ВВП, причем его уровень упал в два раза и составил всего 1,7% от ВВП. Количество безработных с января 2005 года сократилось на 1,1 млн человек и в апреле 2007-го составило 3,9 млн человек. Наконец, немецкие компании впервые за несколько лет заговорили о значительном увеличении объемов производства.

«Оздоровление экономики — следствие отважных реформ, проведенных правительством канцлера Герхарда Шредера, которое стало первым правительством за пятнадцать лет, не только признавшим факт существования проблемы, но и приступившим к ее решению», — считает Хеннер Люттих.

Глубокий экономический кризис, поразивший страну в начале 90-х, вызвало слишком быстрое объединение Германии. Гельмут Коль хотел войти в историю как канцлер-объединитель и провел воссоединение исключительно как политическую акцию — с расчетом на сиюминутный общественный резонанс и без размышлений о том, как именно необходимо интегрировать две принципиально разные экономические системы, полвека существовавшие порознь. Чтобы продемонстрировать успешность объединения, в восточные земли вливались миллиардные субсидии, которые тратились не на обновление производственных мощностей и повышение производительности труда, а на поддержание уровня социальных выплат. При этом западногерманский бизнес не торопился переводить свои производственные мощности в новые земли, предпочитая переманивать квалифицированную рабочую силу, что приводило к еще большей диспропорции в развитии регионов и миграции миллионов трудоспособных немцев из восточных земель.

«У Шредера хватило мужества начать глубокие социальные реформы, в первую очередь — на рынке труда. Развитию Германии способствовало и то, что последние пять-семь лет зарплаты в стране почти не росли», — подытоживает Люттих. Непопулярные реформы стоили Шредеру власти, но страна получила толчок к развитию.

Кластеры и проекты

По мнению экспертов одного из крупнейших немецких исследовательских центров Deutsche Bank Research, сейчас Германия — европейский лидер сразу в двух типах экономического управления. Согласно результатам проведенного DB Research широкомасштабного исследования «Экспедиция Германия», посвященного изучению перспектив развития страны, немецкие предприятия задают тон в формировании кластеров и лидируют в «экономике проектов».

Создание многих успешных кластеров произошло в Германии буквально за несколько лет

Кластеры — микрорегионы, в которых концентрируются компании, специализирующиеся на той или иной сфере производства или научных исследований. Концентрация профильных компаний, превышающая средние показатели по стране в десятки и даже сотни раз, создает благоприятный климат для обмена идеями и притягивает новые инвестиции. Сейчас Германия может похвастаться несколькими такими кластерами, начиная от южного Гессена, где трудятся 400 тыс. сотрудников высокоинтеллектуальных производств, или Мюнхена, под которым расположен крупнейший в Германии кластер биотехнологий, и заканчивая окрестностями восточногерманской Йены, в последние несколько лет превратившейся в центр немецких «зеленых» технологий. В восточных регионах страны находятся исследовательские и производственные центры компаний, изготавливающих солнечные батареи: Ersol Solar Energy, Sunways Production, PV Crystalox Solar и т. д., — в последний год именно «зеленые» энергетические технологии стали одним из локомотивов роста немецкого биржевого индекса DAX.

Создание многих успешных кластеров, превратившихся в мощнейшие точки роста и тянущих за собой экономику регионов, произошло в Германии необыкновенно быстро — буквально за несколько лет. Так, йенский кластер и кластер вокруг тюрингского города Ильменау появились исключительно благодаря значительным суммам, выделявшимся восточными федеральными землями на поддержку университетов этих городов. Теперь немецкие технокластеры активно притягивают частные инвестиции. Только технологический концерн Schott в этом году вложит в кластер Йены 60 млн евро, которые пойдут на строительство завода по производству сверхтонких солнечных батарей.

Под экономикой проектов экономисты DB Research понимают краткосрочные формы сотрудничества компаний для достижения конкретных результатов, прежде всего в сфере научных исследований и разработки новых бизнес-моделей. По мнению аналитиков, экономика проектов дает возможность реагировать на запросы рынка гораздо гибче, быстрее и эффективнее. «Если сегодня плоды экономики проектов составляют лишь два процента от немецкого ВВП, то к 2020 году их доля в ВВП достигнет пятнадцати процентов», — говорится в докладе DB Research.

Удерживая лидерство

Неплохо чувствуют себя и традиционные для Германии сектора экономики. «Несмотря на множество быстрорастущих новых отраслей, традиционными лидерами роста немецкой экономики остаются машиностроение, а также автомобильная и химическая промышленности. В этих традиционных немецких отраслях Германии удалось добиться увеличения продаж на мировом рынке. Объем экспорта автомобилей из Германии сейчас составляет почти двадцать процентов от мирового авторынка — за последние восемь лет этот показатель вырос на два с половиной процента, в первую очередь из-за спроса в США на большие, но экономичные немецкие автомобили. Каждое седьмое рабочее место в Германии создается благодаря автопрому, не говоря уже о многомиллионных инвестициях в научно-технические разработки, осуществляемые автопроизводителями», — рассказал «Эксперту» аналитик Института немецкой экономики Аксель Плюнекер.

Большую роль в лидерстве ФРГ в экономике Евросоюза играет развитие и разработка связывающих Европу технологий. В частности, это технологии, значительно облегчающие решение логистических задач (полная автоматизация складской деятельности позволяет многократно ускорить и удешевить транспортировку товара) или энергосберегающие технологии, которые позволяют резко повысить экономическую привлекательность многих регионов Европы, не имеющих собственных источников энергии.

Традиционными лидерами роста немецкой экономики остаются машиностроение и химия

Еще один важный козырь Германии — большое количество мелких и средних компаний, являющихся мировыми лидерами в узких областях производства. По подсчетам профессора Берлинской высшей школы экономики Бернда Венора, абсолютными лидерами в своих областях являются 1300 немецких компаний с оборотом от 50 млн евро в год, и еще тысяча предприятий с ежегодным оборотом менее 50 млн евро. К примеру, это франкфуртская Glasbau Hahn, поставляющая в музеи всего мира специально защищенные стекла для витрин, или производитель переплетных машин фирма Kolbus. Именно эти небольшие компании, зачастую являющиеся семейными предприятиями, обеспечивают значительную часть инвестиций в развитие немецких технологий. Небольшие размеры позволяют таким предприятиям лучше оценивать рынок и гибче реагировать на его вызовы, в том числе в рамках «экономики проектов». При этом отсутствие давления со стороны акционеров позволяет им осуществлять рискованные операции и высвобождать значительные средства для инвестиционных проектов.

Риски

Один из главных вызовов для немецкой экономики — резкое расслоение между средним классом, достаточно образованным и мобильным, для того чтобы работать в «экономике кластеров» и «экономике проектов», и низшим классом, исключенным из новых производственных секторов экономики. «Так, 2020-е годы станут годами стремительного роста среднего класса, — говорится в докладе DB Research. — При этом численность низшего класса сократится, как снизятся и его доходы.»

Серьезной угрозой является и непрекращающееся старение населения вкупе с сокращающейся рождаемостью. Дисбаланс соотношения работающих и пенсионеров уже становится проблемой для пенсионных фондов и медицинских страховых компаний (причем не только в Германии, но и во всей Европе). Особенно опасно то, что в фазу резкого снижения рождаемости входят восточноевропейские государства, которые стали главными поставщиками рабочей силы на рынок труда ЕС. По подсчетам университета WHU, к 2050 году доля трудоспособных восточноевропейцев сократится на 27,5%, и всем этим людям придется искать замену.

По подсчетам немецкой статистической службы, уже сейчас в крупнейших городах страны доля мигрантов составляет от 30 до 40%, а среди детей в возрасте до 14 лет она и вовсе достигает 65%. Так что речь может зайти о полной неспособности Германии и других западноевропейских государств интегрировать иммигрантов.




Похожие записи:
  1. Американская гостиничная корпорация Hilton решила воспользоваться благоприятной ситуацией и выкупить проданную сорок лет назад международную часть своей империи
  2. Инженеры из Краматорска придумали энергосберегающий и безотходный способ производства биодизеля. За подобными разработками — энергетическое будущее Украины
  3. Украинский бизнес предъявляет большой спрос на отечественные инновационные разработки.
  4. Германия теряет собственную автомобильную промышленность. По мнению некоторых наблюдателей, массовый вынос производств
  5. Мы начинаем проект «Эксперт-Инновации». Его цель — способствовать созданию эффективного механизма внедрения в экономику технологических новаций, объединению интересов и усилий науки, бизнеса и государства
  6. Тушить пожары легко — в этом убеждены ученые из Ивано-Франковска. Они разработали самоходный комплекс, который в считанные минуты одним выстрелом борется с огнем
  7. Германия теряет собственную автомобильную промышленность. По мнению некоторых наблюдателей, массовый вынос производств