До сих пор реформирование европейской энергетики по лекалам Еврокомиссии вело лишь к снижению надежности энергосистемы ЕС. Однако в Брюсселе твердо намерены продолжить реформировать отрасль

Четвертое ноября должно было стать днем торжества немецких судостроителей, а стало общеевропейским днем траура для энергетиков. В этот субботний вечер тысячи зевак со всей Германии съехались посмотреть, как круизный лайнер Norwegian Pearl, построенный на верфях Meyer в северонемецком городе Папенбург, пройдет по руслу реки Эмс и выйдет в открытое море. По правилам безопасности, на время прохода гигантского судна по узкому речному руслу энергетики должны были отключить проходящую над рекой 380-киловольтную линию электропередач. «Процедура была совершенно стандартной. Выходы кораблей с верфи Meyer осуществляются регулярно, и каждый раз мы отключаем ЛЭП, перенаправляя энергопотоки в другие линии электропередачи. Это совершенно рутинная процедура, отработанная до автоматизма», — объяснил «Эксперту» Кристиан Шнеллер, пресс-секретарь компании E.On Netz, в чьем ведении находится данная ЛЭП.

В этот раз, однако, произошел сбой. Переброска энергопотока вызвала неожиданную перегрузку соседних ЛЭП. На них сработала аварийная автоматика, и они также отключились. В электросети Германии началось массовое отключение потребителей. Эффект домино вызвал каскадное отключение электричества для десятков миллионов европейцев, транспортных систем и промышленных предприятий. Отключение пошло по двум направлениям. Первое, начавшись в северо-западной Германии, прошло через страны Бенилюкса, Францию, Испанию, Португалию, Италию и достигло Марокко. Второе направилось на юговосток и затронуло Австрию и Хорватию. К счастью для энергетиков, авария случилась достаточно поздно, когда потребление электроэнергии начало снижаться. Это позволило восстановить нормальный режим энергоснабжения уже через два часа. Суммарный ущерб до сих пор не подсчитан, однако ряд крупных компаний, среди которых химический концерн BASF, уже заявили о готовности требовать возмещения убытков в суде.

Причины неизвестны

Точные причины столь масштабной аварии до сих пор не известны, и это пугает европейцев больше всего. «Мы не знаем, что вызвало такие катастрофические последствия. Перед каждым плановым отключением ЛЭП мы проводим компьютерноемоделирование его последствий. Эта симуляция учитывает предполагаемое потребление энергии в Германии и за рубежом, ожидаемый объем генерации электроэнергии, возможные неполадки, словом — все возможные факторы. Такое моделирование нас ни разу не подводило, и совершенно непонятно, что случилось в субботу. В любом случае я могу сказать, что ни одна, даже самая современная энергосистема, не гарантирует стопроцентной надежности. То, что случилось с сетями E.On Netz четвертого ноября, — досадное исключение, но не более того», — говорит Кристиан Шнеллер.

Сегодня существуют две основные версии случившегося. Согласно первой, сбой произошел из-за того, что компания E.On Netz неверно рассчитала возможности генерации электроэнергии ветряными станциями, расположенными на побережье Северного моря. Сила ветра оказалась выше, чем планировалось, мощность ветряков возросла, и отключение ЛЭП, связывающей побережье с внутренними районами страны, вызвало эффект «бутылочного горлышка».

По мнению сторонников второй версии, причина банальнее: линии электропередачи, находящиеся в управлении компании E.On Netz, давно работают на пределе своих возможностей. Раньше немецкие энергетические компании предпочитали не давать на линии электропередачи нагрузку, которая превышала бы их предельную мощность более чем на 70%. Сегодня, с развитием автоматических систем управления, менеджеры все чаще приходят к мысли, что это ограничение устарело и слишком дорого обходится энергетикам, заставляя их вкладывать в инфраструктуру больше средств, чем необходимо. В итоге ЛЭП загружаются на 80, 90 и даже 95%, что оставляет операторам слишком мало пространства для маневра в случае непредвиденных ситуаций.

По данным Немецкого союза электротехники (VDE), объем инвестиций в расширение и модернизацию сети линий электропередачи до сих пор не превышает 60% от уровня 80-х годов (3,9 млрд евро в год против прежних 6,8 млрд). Лидер социал-демократов в Европарламенте Мартин Шульц уже назвал такую ситуацию «скандальной», а поведение энергоконцернов — «безответственным». По прогнозам VDE, недостаток инвестиций станет особенно ощутимым к 2015 году, когда мощность одних тольковетряных электростанций, размещенных на побережье Германии, увеличится с нынешних 18,4 до 36 ГВт. Это потребует прокладки как минимум 850 километров новых ЛЭП и увеличения пропускной способности существующей четырехсоткилометровой сети (некоторые линии были построены еще в 60-х годах). Необходимая модернизация обойдется энер- гетикам как минимум в 1,5 млрд евро, и начинать ее нужно прямо сейчас. Ведь, по признанию председателя федерального агентства по контролю над энергосетями Матиаса Курта, сложные бюрократические процедуры затягивают строительство ЛЭП в Германии на сроки до 10 лет.

Что касается причин аварийного затемнения Европы, то сама компания E.On Netz отвергает обе версии происшедшего, заявляя, что причины аварии лежат в «неудачном стечении многих обстоятельств, некоторые из которых до сих пор не известны».

Требуется «суперминистерство»

Инцидент вызвал очень болезненную реакцию в Европе. Комиссар ЕС по энергетике Андрис Пиебалгс заявил, что операторы сетей электропередачи должны выработать механизм сотрудничества, чтобы избежать повторения подобных отключений. Итальянский премьерминистр Романо Проди, в прошлом занимавший пост главы Еврокомиссии, призвал создать под эгидой ЕС специальный общеевропейский диспетчерский центр, который бы следил за четкой работой энергосетей стран ЕС. По словам Проди, «наличие единой европейской энергосети при отсутствии цен-трального энергетического управления — это абсурдная ситуация». Его призыв к созданию единого контрольного энергетического органа Европы поддержал также глава крупнейшей в Италии электроэнергетической компании ENEL Фульвио Конти, который добавил, что новому органу следует поручить управление не только рынком электричества, но и рынком газа.

Правда, идея общеевропейского энергорегулятора не находит одобрения во многих странах, в частности, против нее выступает Германия. Но общеевропейский энергетический сбой может стать дополнительным аргументом в пользу создания в ЕС энергетического «суперминистерства», одним из прерогатив которого будет ведение переговоров с поставщиками газа, в том числе с «Газпромом». Создание такого органа давно лоббирует Италия. В пользу этого, кроме Проди и Конти, высказывается также глава итальянской нефтегазовой компании ENI Паоло Скарони.

«Это действительно необходимо. Энергетические компании в Европе все больше обмениваются электроэнергией, поскольку поддержание ЛЭП между странами позволяет доставлять электроэнергию потребителям именно тогда, когда она им нужна. Правда, более эффективная работа энергосистем имеет обратную сторону: в случае возникновения перебоев отключения могут затронуть сразу несколько стран», — сказал «Эксперту» экономист лондонского центра Global Insight Грэм Уил. С ним согласен и аналитик лондонского Центра глобальных энергетических исследований (CGES) Марк Уайман: «Международные ЛЭП необходимы для повышения эффективности передачи электроэнергии из страны в страну. Но почти все из существующих ЛЭП строились без какого-либо плана, поэтому должной эффективности не обеспечивают. В то же время энергокомпании осторожно относятся к инвестициям в инфраструктуру, поскольку это повышает их издержки, когда нефть и газ очень дороги».

Отключение электричества даже вызвало в ЕС опасения, что энергетические компании могут оказаться неспособными удовлетворять растущий спрос. С 2000 года в Европе он растет быстрее, чем инвестиции в генерацию и транспортировку электроэнергии. Если на протяжении десятилетий европейскиекомпании поддерживали заметный запас свободных мощностей для пиковых периодов потребления, то в последние годы ситуация изменилась. Дерегулирование и приватизация сектора в конце 90-х заставили компании сокращать расходы. Поэтому инвестиции в электроэнергетику в ЕС в последние годы могут оказаться недостаточными.

В то же время в Брюсселе растет недовольство доминированием крупнейших компаний на национальных рынках. Еврокомиссия вынашивает планы разделения крупнейших компаний отрасли, вроде немецких E.On Netz и RWE или французской EdF, на несколько частей, чтобы усилить сотрудничество между энергокомпаниями из разных стран ЕС. Интересно, что инцидент 4 ноября произошел всего за несколько дней до того, как правительство Испании согласилось на сделку о покупке испанской Endesa концерном E.On Netz, в результате которой будет создана крупнейшая энергокомпания в ЕС. Правительство Испании в целом одобрило сделку стоимостью в 47 млрд долларов, но выдвинуло ряд условий, в частности, требование выделить сети электропередачи в отдельный бизнес и продать его третьей стороне.

Еврокомиссар Нели Крус, курирующая в Брюсселе внутренний рынок ЕС, заявила, что политическим приоритетом станет разделение компаний, которые владеют и генерирующими мощностями, и линиями электропередач. Аналитики эти планы поддерживают. «Ситуация, когда генерирующие компании также владеют и сетями ЛЭП, включая международные, является антирыночной и не стимулирует инвестиции в систему транспортировки энергии. Выделение сетей в отдельный бизнес позволит повысить прозрачность и управляемость системы электропередачи», — полагает Грэм Уил из Global Insight. Но смогут ли эти небольшие компании, которые будут работать на конкурентном общеевропейском рынке, изыскать средства для масштабных инвестиций? Ведь может получиться и так, что дальнейшая либерализация энергорынка лишь увеличит риски подобных каскадных отключений.

Рим—Лондон—Франкфурт-на-Майне




Похожие записи:
  1. Европейский рынок одежды стагнирует. Растет лишь один сегмент — «быстрая мода». Европейцам он дает возможность быстро обновлять гардероб, а текстильную промышленность спасает от конкуренции с Китаем
  2. Очередной раунд то прерывающихся, то возобновляющихся на протяжении семи лет переговоров ВТО провалился из-за неспособности стран договориться о либерализации торговли продовольствием
  3. Отток капитала с развивающихся рынков наиболее сильно ударил по Турции. Масштабы разразившегося в стране финансового кризиса пока невелики, но он показал, что в экономике страны есть масса нерешенных проблем
  4. Меньше пива, больше вина, коктейлей и дорогого спиртного — вот наиболее актуальные тренды на мировом рынке алкоголя
  5. Проблема реформирования пенсионной системы сегодня остро стоит чуть ли не в каждой стране мира. Основная тенденция — отказ от распределительной государственной системы пенсионного обеспечения населения и переход на накопительную
  6. Мир стоит на пороге новой компьютерной революции: на смену Интернету идет суперсеть — грид, которая позволит использовать вычислительные сверхмощности в режиме удаленного доступа
  7. Наука так и не научилась уверенно прогнозировать землетрясения — последняя сычуаньская трагедия тому подтверждение. Лучшими способами избежать больших жертв пока остаются раннее оповещение, сейсмостойкие строительные технологии и дисциплинированность населения