Человек-антивирус Евгений Касперский рассказал, как его увлечение превратилось в компанию с капитализацией в несколько миллиардов долларов

«Я несу личную ответственность за борьбу с вирусами, — так скромно на вопрос о конкурентном преимуществе отвечает Евгений Касперский, генеральный директор и совладелец компании ”Лаборатория Касперского”. — Кто такой мистер Symantec? А мистер Касперский — вот он перед вами!»

Сегодня основанная в России «Лаборатория Касперского» входит в четверку наиболее крупных антивирусных компаний мира. В странах СНГ она лидер и обгоняет по объему продаж антивирусных программ мирового чемпиона — компанию Symantec.

Хоть Касперскому и неприятно, когда его узнают на улице, ему приходится мириться с собственным фото на коробках с продуктом и привыкать к риску быть узнанным в аэропортах. «Эксперт» поинтересовался у разработчика антивируса о том, каково быть глобальным брендом.

— Что было изначально — бизнес или бренд?

— Всё начиналось и развивалось одновременно. Первые разработанные программы я подписывал собственным именем. А когда пришло время называть компанию, моя жена Наталия предложила название Kaspersky. Я был категорически против, но придумать другое хорошее название не смог.

— Были ли у вас проблемы соединения бренда и личности?

— Серьезных — нет. Вначале к написанию антивируса я относился как к хобби. Я тогда служил офицером в Советской Армии. Когда наступили «веселые» девяностые, мне удалось заключить два контракта. Один на десять тысяч рублей (на эти деньги тогда можно было купить машину), другой — на 25 тысяч. К слову, это был совершенно безумный проект. На базе MS DOS на дискетах разрабатывалась система, которую по сложности можно было сравнить с Microsoft Windows и ее офисными приложениями. Было очевидно, что на такой технологической базе она будет нежизнеспособна. Но проект финансировался, и мы свою задачу выполнили — разработали технологии, получили деньги и расстались. Этот заказ дал мне понимание того, как на разработке софта можно зарабатывать. К 1997 году я собрал команду из 15 человек, но тогда она влачила жалкое существование. Мы были подразделением компании КАМИ и работали с ней на кредитных условиях.

— На что жили?

— Партнерская сеть КАМИ приносила крохи, тогда ведь софт никто не покупал. В основном зарабатывал на халтуре. Фактически я вел два антивирусных проекта, набивал базы данных для себя и зарубежной антивирусной компании. На одну-две тысячи долларов в месяц работали сначала втроем, потом впятером. Задержки по зарплате были обычным делом до 1998 года.

В 1994-м нашлись первые зарубежные покупатели наших разработок, что позволило как-то сводить концы с концами. А уже в 1997 году мы получили первые технологические контракты. От немцев и финнов — компаний G-Data и F-Secure.

В какой-то момент я понял, что нужен человек, который вел бы партнерскую сеть, «окучивал» клиентов, заключал договоры и следил за поступлением денег. Но на зарплату 300 долларов, которую я мог тогда предложить, ни один опытный менеджер не согласился бы пойти. И тут помогла жена: быстро всему научилась, стала много ездить, выучила английский. Всего за год навела порядок в партнерской сети. И сегодня я не против того, что в компанию многие приходят без опыта.

— Когда стартап показал первые признаки успеха?

— К 1997–1998 годам мы стали экспортной компанией. Когда наступил кризис 1998-го, иностранные партнеры, покупающие лицензии на наши технологии, сделали предоплату. В тот момент понял: я — богатый человек!

— Когда началась работа над брендом?

— Нет какой-то отправной точки. Я писал много статей в зарубежные журналы — дополнительные 300–500 долларов в месяц в кассу были очень кстати. Когда в 1997 году появились деньги, стали участвовать в выставках. Сначала отправился на выставку CeBIT в Ганновере, затем было наше участие в выставке «Комтек» в Москве. Первый серьезный пресс-тур подготовили в 1999 году, в Великобритании. Тамошние журналисты приходили в основном посмотреть на русских. И один за другим задавали вопрос: что вам тут надо? У нас есть антивирусы Symantec, McAfee, Trend Micro, местный британский Sophos, на что вы рассчитываете?

— Что вы им отвечали?

— Что изобретаем новые технологии, которые будут лучше защищать компьютеры. И уже в 2002 году, когда я участвовал в очередной партнерской тусовке, интерес прессы к нам был совершенно иной. «Мы понимаем, что главная цель вашего приезда в Лондон — не интервью давать. Но вдруг у вас есть что сказать?» — говорили теперь английские журналисты.

Карнавал как реклама

— Какие способы продвижения вы используете сегодня?

— Активно работаем с социальными сетями, совершенствуем канал продаж коробочного продукта через розницу. Особое внимание уделяем громким мероприятиям.

К примеру, нынешней зимой спонсировали женскую интернациональную лыжную экспедицию на Южный полюс. Девушки из разных стран решили пробежаться на лыжах с ветерком. Одна из них, китаянка, оказалась нашей клиенткой и попросила помочь. А уже дальше дело подхватили наши менеджеры: экспедиция прошла под брендом Kaspersky. Ее участницы — представительницы Индии, Сингапура, Брунея и Кипра — впервые достигли Южного полюса. В результате нас пригласили на прием в королевскую семью Брунея, затем к президенту Сингапура.

В июне мы осуществили роуд-шоу на литерном поезде в столицу российской глубинки город Урюпинск, где провели конференцию «Безопасное завтра Рунета», встречу российского министра связи с блогерами, а для горожан и гостей устроили на центральной площади концерт и бразильский карнавал. Была идея продолжить этот ассоциативный ряд городами Бобруйск (Беларусь) и Караганда (Казахстан). У вас в Украине есть брендовые названия?

— Жмеринка!

— Жмеринка — это колоритно. В следующем году обязательно устроим что-нибудь подобное. Скорее всего, проведем конференцию по безопасности, пригласим прессу, блогеров, чиновников. Может быть, и в Жмеринке. Точно не будет Киева, Москвы, Питера. Конференцию в столице может провести любой дурак!

— Сколько стоила поездка в Урюпинск? Мы предполагаем, что только аренда поезда обошлась вам не меньше, чем в миллион рублей.

— Не скажу, потому что не знаю. Я контролирую результат, а не затраты. До тех пор, пока меня устраивает отдача, я не буду интересоваться деталями.

— Вы не собираетесь заняться выпуском товаров широкого потребления под брендом Kaspersky?

— Есть такие намерения. Компания Harley-Davidson, насколько мне известно, намного больше зарабатывает на торговле брендовой одеждой, чем на продаже мотоциклов. Почему бы не попробовать? Но это будет совершенно другая компания и другой бизнес. В Китае, кстати, под нашим брендом без нашего ведома уже выпускают холодильники, стиральные машины и другую бытовую технику. Будем разбираться. Тем более что с китайцами мы и собираемся делать брендовую одежду.

— Есть уже какие-то наработки, договоренности?

— Пока только идея. Не хочется потерять фокус. Есть негативные примеры некоторых наших конкурентов, которые пытаются освоить далекие от них бизнесы. Происходит размывание корпоративной культуры. Компания должна работать как единая команда. Поэтому наш спектр продукции расширяем аккуратно. Только что анонсировали защиту от DDoS-атак (Distributed Denial of Service — создание условий, при которых пользователи не могут получить доступ к вычислительной системе, например, генерация огромного количества запросов к серверу, которые приводят к его перегрузке. — «Эксперт»).

— То есть вы уже сегодня знаете, что даже через пятьдесят лет приоритетом останется защита от компьютерных угроз?

— Не знаю насчет пятидесяти, но в грядущее десятилетие это точно будет основным. И побочные проекты тоже будут связаны с безопасностью. Поэтому в ближайшие десять лет мы будем идти в том направлении, в котором развивается компьютерная преступность. Идти по следу и даже быть на шаг впереди.

Защита и нападение

— Злые языки говорят, что вы сами пишете вирусы.

— Это неправда!

— Но ведь чем выше угроза, тем больше денег зарабатывают антивирусные компании…

— Газеты часто пишут о катастрофах, наводнениях, землетрясениях. Это способствует росту тиражей. Выглядело бы логично, если бы журналисты устраивали все эти бедствия?

— Существует еще одно распространенное мнение: вирусы пишут молодые люди, которые таким образом пытаются реализовать свои амбиции.

— Возможно, несколько лет назад встречались такие люди. Но сейчас написание и распространение вирусов — преступная индустрия. Одни люди придумывают способы, как с помощью вирусов получить деньги. Другие — пишут вирусы, получая за это гонорары. Третьи — управляют процессом.

— Как же преступники зарабатывают на вирусах?

— Существует много способов. Один из последних — вирус блокирует работу компьютера и для разблокировки предлагает выслать платное SMS-сообщение на короткий номер. Или при помощи вируса преступники получают возможность пользоваться ресурсами инфицированных компьютеров — такая сеть компьютеров называется ботнет. По этой сети рассылается спам, за распространение которого платят рекламодатели. Есть и другой вариант: преступники, используя миллионы компьютеров-зомби, устраивают DDoS-атаки на веб-ресурсы компаний или интернет-магазины, получая деньги, например, от предпринимателя, желающего насолить конкуренту.

Цена имени

— Так сколько сегодня стоит бренд Kaspersky?

— Такую задачу — измерить стоимость бренда — мы еще не ставили. Но могу сказать, что стоимость компании уже измеряется в миллиардах долларов.

— Какая часть бизнеса принадлежит вам?

— Пятьдесят с небольшим процентов. Всего у нас девять собственников.

— Значит, вы миллиардер. Участвовали в каких-то рейтингах?

— Мой личный доход составляет необходимую для жизни сумму, не более того. Все собственные средства инвестированы в компанию. В нынешнем году занял 129-е место в рейтинге журнала «Финанс». Но это примерная оценка журналистов, поскольку «Лаборатория» не публикует отчетность.

— А есть планы стать публичной компанией и выйти на внешние рынки заимствований?

— До кризиса мы готовились выйти на Лондонскую фондовую биржу. Но сегодня продаваться за копейки неинтересно. Сейчас хорошо растет биржа в Гонконге, и есть смысл там размещаться. Однако это перспектива нескольких лет. А пока я вижу преимущества в том, что наша компания непубличная. Нынешний кризис также пошел нам на пользу. У меня ведь нет необходимости отчитываться и стараться заработать «короткие» деньги. Мы можем себе позволить вкладывать в долгоиграющие проекты, в партнерскую сеть, в то время как наши основные конкуренты стали экономить на партнерских программах. В результате многие их компаньоны переметнулись к нам.

— Какова структура вашего бизнеса, на чем зарабатываете больше всего?

— Основных составляющих три: консюмерский и корпоративный сегменты, а также технологический альянс. Они приносят 65, 28 и семь процентов соответственно. Перекос в сторону потребительского сегмента стараемся выправить. Основные усилия бросили на стимулирование корпоративных клиентов.

— Что представляет собой технологический альянс?

— Мы продаем свои технологии, модули другим компаниям, в том числе и конкурентам. На этой основе они разрабатывают собственные продукты. В прошлом году этот вид деятельности принес нашей компании 27 миллионов долларов.

— В чем заключается работа человека-бренда? Что в бренде Kaspersky от человека и в человеке Евгении Касперском от бренда?

Я создаю бренд. Он такой, каким представляю его я. Мне, как многим технарям, хочется делать hi-tech вещи. С другой стороны, я люблю повеселиться. Поэтому хочется, чтобы бренд Kaspersky ассоциировался с высокими технологиями, надежностью, защитой, а также весельем.


Похожие записи:
  1. Немецкие пенсионеры и средний класс из постсоветских стран обеспечили курорту Карловы Вары прежнюю популярность и превратили его в жемчужину мировой бальнеологии
  2. Угроза хакерских атак вынуждает компании закупать все более дорогие программные продукты и технологии.
  3. Для того чтобы в Африке действительно начала решаться проблема бедности и увеличились темпы экономического роста, нужны усилия самих стран континента. Красивые жесты развитых государств могут лишь поддержать реформы
  4. Новая программа NASA -- это создание новых челноков для освоения Луны и Марса, ремонт телескопа Хаббл и временный отказ от исследования дальних планет
  5. На каждом этапе эволюции и усложнения живых организмов природа сочиняет новые механизмы для сохранения и процветания вида: от простого деления однотипных клеток до разделения полов и от секса до любви
  6. Украинское изобретение может произвести небольшую революцию в индустрии информационных технологий. Оно способно заменить компьютерную мышь и облегчить ввод данных на мобильных устройствах
  7. Многолетняя позиционная борьба немецких оборонных концернов вот-вот может обернуться масштабным переделом рынка военной продукции Германии. И не только Германии