Со времен кризиса 2000 года Интернет качественно изменился. Мы нашли пять новых трендов в жизни Всемирной паутины

Долгожданная премьера третьей части нашумевшего блокбастера «Люди X». По красной ковровой дорожке идут герои картины Хью Джекман и Хэлли Берри. Но где же толпы зрителей? У дорожки стоят лишь несколько зевак. Курт Воннегут — гуру мировой фантастики — проводит пресс-конференцию на открытом воздухе. Послушать легенду собралось лишь несколько десятков человек. Где же все? Должно быть, заняты шопингом в магазине компании American Apparel — популярного американского производителя одежды — мучительно выбирая, что сегодня им придется по душе. Выбор зверски тяжел, ведь любая вещь стоит не дороже доллара. А может, кладут в банке деньги на депозит под 44%, или берут кредит на строительство нового небоскреба, или торгуют «голубыми фишками» на фондовой бирже. Или митингуют против высоких ставок налогов. Но это маловероятно, иначе новостями с демонстрации запестрела бы лента Reuters... Не исключено, что они объезжают свои новенькие Toyota Scion, каждая из которых обошлась в целых два доллара.

В реальной жизни все это кажется невозможным. Зато вполне вероятно в виртуальных мирах, в данном случае — в мире игры Second Life, существующей лишь во вселенной Интернета. И все описанные выше события в ней действительно происходили или происходят, а значит, вполне реальны.

Виртуальное пространство все сильнее вторгается в реальную жизнь. А реальная жизнь такова. За последние шесть-семь лет Интернет сильно изменился. Сейчас это вовсе не тот мир, каким его творили основатели. Это мир, где, по оценкам компании Forrester Research, только американцы в прошлом году потратили на покупки около 220 млрд долларов. А приобрести тут можно буквально все: от секса на одну ночь до боевого истребителя. Мир, где, по данным Interactive Advertising Bureau, американские компании выложили на рекламу почти 17 млрд долларов. Мир, где стало возможным найти любую информацию из всего, что было создано за многие века существования гуттенбергова станка. Мир, о котором говорят, что он вернул людской жизни социальное измерение, заново связав людей в «глобальную деревню». Мир, где нельзя скрыть правду, потому что каждый стал журналистом и откровенно выносит сор из любой избы, включая свою собственную. Мир, где без малейших усилий можно найти своих двойников — людей, похожих на тебя по вкусам и мировоззрению. Мир, в котором есть свои божественные монстры и своя чума.

Ветераны Силиконовой долины хорошо помнят, что это за чума и какие эпидемии она может рождать. Весной 2000 года, когда тысячи интернет-компаний погибали на NASDAQ, а сотни венчурных фондов теряли миллиарды вложенных долларов, инвестиционный мир в муках лечился от заразы фондового интернет-пузыря. К осени индекс NASDAQ потерял 78%, обрушившись с отметки 5046,86 до отметки 1114,11 пункта. Восемнадцать тысяч сотрудников компанийдоткомов оказались на улице, многие из них стали простыми агентами по недвижимости. Но прививка оказалась не столь действенной. Ставки в интернет-бизнесе снова высоки как никогда — история повторяется. С одной лишь разницей: что бы вы ни делали, к названию своего проекта нужно добавлять две цифры, разделенные точкой — 2.0.

В палитре сотен разнообразных деталей, преобразивших мировую сеть до версии «два», мы выделили пять трендов. Их влияние ощущается уже сейчас, а со временем они, возможно, способны изменить Интернет до неузнаваемости. Во-первых, мировая сеть дала рождение грандиозным по своим масштабам поисковым порталам, но с собой они принесли море рекламы и поисковый спам — и Сеть стала превращаться в рекламную свалку. Во-вторых, возник бум пользовательского контента и в результате появились системы анализа поведения в Интернете. В-третьих, утвердились новые технологии распространения контента — через файлообменные сети, популярность которых пугает традиционные медиаконцерны, и те разворачивают масштабные войны с пиратством во Всемирной паутине. В-четвертых, налицо тенденция к замещению привычных и дорогих программ вроде Microsoft Office бесплатными сетевыми сервисами, и возглавляет эту тенденцию интернет-гигант Google. Наконец, все более значимым становится исход миллионов людей в виртуальные вселенные и одновременно — экспансия виртуальных экономик в реальные миры.

A:> Мусорка «зла»

Все начиналось невинно. Компания-выскочка Google, создавшая новую технологию поиска в мировой сети, случайно открыла новую модель заработка в Интернете. Google сильно удивил Силиконовую долину, грезившую тогда глобальными порталами, под завязку начиненными баннерами, отказавшись от баннеров на первой странице сайта. Вместо показа назойливых рекламных картинок основатели Google Сергей Брин и Ларри Пейдж придумали размещать рядом с результатами поиска релевантные текстовые объявления под заголовком sponsored links. Всего за семь лет, с 2000-го по 2006 год, оборот компании вырос с 19 млн до 10 млрд долларов, львиную долю которых составляет именно поисковая реклама.

Поисковая, или контекстная, реклама стала интернет-индустрии настоящей золотой жилой. На американском рынке поисковой интернет-рекламы, объем которого аналитики оценивают в 7–8 млрд долларов (по данным The Interactive Advertising Bureau, в 2006-м общий размер рынка составил 16,8 млрд долларов,), Google уверенно держит едва ли не монопольное положение. При этом рынок неуклонно движется вверх. Взрывной рост продаж в Интернете, разочарование пользователей традиционными медиа — печатными СМИ и телевидением — лишь подстегивают рекламодателей уходить в Сеть. Небольшие компании делают ставку на локальную рекламу — в первую очередь поисковую, гиганты — на медийную (баннеры). Один за другим крупнейшие концерны громко заявляют о перераспределении своих рекламных бюджетов. Так, корпорация Johnson & Johnson недавно заявила, что собирается перенести значительную часть своего рекламного бюджета (около 250 млн долларов) из традиционных медиа в новые цифровые. L'Oreal выделит 2% своих рекламных расходов, превысивших в прошлом году 6 млрд долларов, на онлайн-рекламу. По данным опросов Американский федерации рекламы, около 73% маркетологов перенаправляют 20% рекламных бюджетов своих компаний на рекламу в новых медиа. Европейская ассоциация интерактивной рекламы рапортует о том, что потребительские бренды увеличат свои бюджеты на рекламу в Сети с 5,6% в 2005 году до 9,8% в 2008-м, а компании индустрии развлечений — до 11,2%. Наконец эксперты Zenith Optimedia предсказывают, что к 2009 году Интернет сумеет аккумулировать 9% совокупного рекламного бюджета компаний во всем мире.

Потребители отвечают рекламной индустрии взаимностью. Так, по данным компании Forrester Research, в 2006-м американцы потратили в Интернете на одежду, обувь и аксессуары на 61% больше, чем в 2005-м, — 18,3 млрд долларов. Еще 17,2 млрд ушли на софт и компьютеры. Аналитики отмечают, что рынку еще есть куда расти, ведь онлайн-торговля пока обеспечивает в США лишь 7% всех продаж.

Вместе с тем Клондайка никогда не бывает без мошенников, тем более что модель онлайновой рекламы pay per click («плати за каждый клик») не сумела избежать врожденных пороков. Проблема складывается из двух частей — фальшивых кликов и поискового мусора. Дело в том, что компании вроде Google или Yahoo! получают от рекламодателей деньги за каждый клик по рекламной ссылке, вне зависимости от того, принесет этот клик реального покупателя или нет. Такая модель рекламы дала жизнь целой индустрии мошенничества — клик-фроду, или фальшивым кликам. Фальшивые клики могут возникать в различных ситуациях. Например, владелец вебсайта, на котором размещена реклама, сам щелкает по объявлениям, чтобы увеличить свой рекламный доход. Или компания щелкает по объявлениям конкурента, чтобы увеличить его издержки. Сейчас такая практика полностью автоматизирована специальными программами, клик-фроду помогают и авторы вирусов. По данным исследования компании Outsell, 15% всех переходов по рекламным ссылкам представляют собой банальную «накрутку». Другое исследование, которое провела компания Click Forensics, показывает, что в среднем по рынку уровень клик-фрода составляет 13,7%. Это значит, что до миллиарда долларов рекламодатели буквально выбрасывают на ветер.

Другая проблема, с которой столкнулись ведущие поисковики, — замусоривание Сети. Что бы ни искал пользователь, он наверняка столкнется с тем, что среди первых выданных ему ссылок большинство — рекламный мусор. Зная хотя бы отчасти, как поисковый механизм ранжирует ссылки, можно так продвигать отдельные интернет-страницы, чтобы они занимали верхние места в выдаче поисковика. Так родились дорвеи — сайты, не содержащие никакой полезной информации, но специально созданные, чтобы переадресовывать пользователей на рекламные каталоги. При помощи специальных программ мошенники создают десятки тысяч бессмысленных сайтов-однодневок, под завязку набивают их ключевыми словами и связывают ссылками друг на друга, чтобы те занимали верхние места в поисковой выдаче. Цель каждого из таких дорвеев — принести своему создателю хоть сколько-нибудь кликов по рекламным ссылкам. В итоге искать в Интернете становится все сложнее, а триумф поисковых систем, живущих за счет поисковой рекламы, вместо того, чтобы облегчить ориентирование в Сети ведет лишь к его усложнению и все больше превращает Всемирную паутину в свалку рекламного мусора.

B:> Словно птичий грипп

Свой вклад в интернет-свалку вносит еще один тренд последних лет. «Бывает, в мире случаются какие-то коллективные истерики типа ”проблемы 2000 года” или птичьего гриппа, — говорит в одном из интервью директор компании Google в России Владимир Долгов. — Так вот, в Интернете сейчас бум на user generated content.» Именно торжество свободы пользователя в Сети дало импульс рождению всех проектов с приставкой 2.0. Основные принципы глобальной сетевой идеологии Web 2.0 сформулировал известный сетевой деятель Тим О’Рейли. Он постулировал неотъемлемое право пользователей самостоятельно производить контент, манипулировать им и управлять связями между своими и чужими материалами в Интернете.

Глина, из которой большинство проектов 2.0 лепят свои модели, — это блоги, или онлайн-дневники, которые за последние годы стали не только текстовыми, но также обрели фото- и видеофункциональность. Феноменально популярные MySpace — крупнейший в мире сервис блогов, входящий в News Corp. — империю Руперта Мердока, и YouTube — ведущий сайт пользовательского видео, недавно вошедший в империю Google, — наверное, два флагмана всей индустрии Интернета эпохи 2.0.

Именно стартапы, ориентированные на пользовательский контент, возвращают инвестиционное сообщество в эпоху бума доткомов, заставляя забыть о прививке 2000 года. Интерес к рынку подогревают и аналитики. Так, по данным последнего исследования компании IDC, к 2010-му около 70% всей цифровой информации — текстов, аудио, фото, видео — будет составлять контент, созданный обывателями. Как и в конце 90-х, венчурные компании не могут устоять против таких прогнозов. По данным ассоциаций Thomson Financial и National Venture Capital Association, в прошлом году американские венчурные фонды инвестировали в интернет-стартапы 4 млрд долларов — это на 32% больше, чем в 2005-м. Аналитики отмечают, что это крупнейшее в истории интернет-бизнеса денежное вливание после краха доткомов. Главное — отличать бум от пузыря, говорят венчуристы, намекая на то, что тогда был пузырь, а сейчас на дворе просто бум. В 2000 году все говорили то же самое, отвечают скептики. «Web 2.0 стало невероятно модным словечком, — говорит Тим Драпер из венчурной компании Draper Fisher Jurvetson. — Но это слово всегда меня настораживает, когда приходит очередной интернет-деятель и начинает читать вслух все эти колдовские наговоры.»

Такой скепсис во многом оправдан, ведь, за исключением сервиса MySpace, миллиардный рекламный контракт с которым выбил для себя Google, феноменальными успехами не может похвастать ни один проект 2.0. Большинство из них живет в рамках пар


Похожие записи:
  1. Спрос на резко подешевевшие планшетные компьютеры и нетбуки раскрутил очередной виток войны операционных систем и вывел новых игроков на софтверный рынок. Исходом битвы станут драматические изменения компьютерного рынка, вплоть до исчезновения некоторых сегментов
  2. Подведены итоги Второго Национального конкурса инноваций журнала «Эксперт», подтвердившие, что инновационный процесс в Украине идет слишком медленно и главная причина этого — неэффективный менеджмент
  3. Скончался Питер Друкер — человек, который создал менеджмент
  4. Китай заинтересован применении научного потенциала нашей страны. Украина может использовать этот шанс, развивая прикладную науку и продавая в Китай лицензии на внедрение украинских технологий, превратившись таким образом в мировой технологический центр.
  5. К концу нулевых годов Евросоюз стал сворачивать производство биологических заменителей нефтепродуктов. В Украине его так и не запустили в промышленных масштабах
  6. Крупнейшая научная сенсация — получение корейскими учеными стволовых клеток от клонированного человеческого эмбриона — оказалась блефом. Похоже, что это не чисто научный провал
  7. Одинокая немецкая пенсионерка, следуя простым жестким правилам,