Открытие сразу трех новых крупных небесных тел на задворках Солнечной системы окончательно сбило с толку астрофизиков. Что называть планетой, по-прежнему не ясно

Испанский исследователь Хосе Луис Ортис из обсерватории Sierra Nevada выбрал крайне неудачный момент для объявления о своем открытии - обнаружении нового большого транснептунианского объекта (TNO, т.е. небесного тела, орбита вращения которого вокруг Солнца находится дальше орбиты Нептуна). Сегодня, по прошествии трех недель с момента претендующей на сенсационность публикации, это совершенно очевидно. Отослав 29 июля e-mail с кратким описанием своих достижений в различные научные инстанции, Ортис, по-видимому, наивно полагал, что в самом скором времени окажется в центре внимания мировых СМИ, а TNO под кодовым названием 2003 EL61 станет главным астрономическим ньюсмейкером 2005 года. Однако коллеги-конкуренты, обнаружив в сети текст испанца, в тот же день спешно организовали телеконференцию, на которой объявили сразу о двух соседствующих с 2003 EL61 небесных телах. И, к несчастью для Ортиса, журналистская братия тут же переключилась на знаменитую астрофизическую троицу: Майка Брауна из Калифорнийского технологического института в Пасадене, Чеда Трухильо (обсерватория Gemini на Гавайях) и Дэвида Рабиновица (Йелльский университет). Козыри Брауна Довольно двусмысленно похвалив испанского ученого за оперативное заявление (по словам участников телеконференции, им удалось обнаружить 2003 EL61 около года назад, но они не хотели публично сообщать об этом открытии до тех пор, пока не будут тщательно проанализированы дополнительные данные), главный охотник за TNO в мировой астрофизике - Майк Браун - выложил свои козыри. Собственно говоря, главным козырем стал один из двух новых объектов, открытых троицей: 2003 UB313 (второй объект, 2005 FY9, по своим размерам примерно того же калибра, что и ортисовский 2003 EL61). Он был впервые обнаружен Брауном со товарищи в 2003 году при помощи телескопа Samuel Oschin (обсерватория Palomar близ Сан-Диего). Почти полтора года истинная значимость этого открытия оставалась непроясненной. И лишь в начале 2005-го, после повторного анализа накопившейся информации о физических характеристиках объекта, ученые пришли к выводу: 2003 UB313 - крупнейший после открытия в 1846 году Нептуна новый космический объект в Солнечной системе. Сделать свое открытие достоянием общественности астрономы почему-то решили лишь после заявлений Хосе Луиса Ортиса. Примерный диаметр UB313, по оценкам Майка Брауна, сделанным 29 июля 2005 года, составляет от 2300 до 3200 км. Для сравнения: диаметр Плутона, девятой планеты Солнечной системы, открытой в 1930 году, - 2380 км. Что касается двух других транснептунианских объектов (пресловутого 2003 EL61 и 2005 FY9), их диаметр составляет порядка трех четвертей от диаметра Плутона. Сегодня Браун и его коллеги склоняются к тому, что более корректна верхняя оценка величины UB313: его диаметр - как минимум 3000 км. Дополнительным аргументом в пользу этой версии стала новая информация, обнаружившаяся на прошлой неделе. Дело в том, что работающий в инфракрасном диапазоне космический телескоп Spitzer, который был задействован на последнем этапе исследований нового объекта Брауном, Трухильо и Рабиновицем, сначала не смог обнаружить следов присутствия 2003 UB313 на звездном небе. Исходя из того, что минимальное тепловое излучение небесных объектов, улавливаемое этим телескопом, примерно соответствует полутора Плутонам, группа Брауна смирилась с мыслью о том, что их главная находка не тянет более чем на 3200 км. Однако в середине августа выяснилось, что Spitzer искал объект 2003 UB313 не на том участке звездного неба, где тот должен был находиться по расчетам исследователей. И если повторный поиск Spitzer в конце августа окажется успешным, можно будет говорить уже о 3500-километровом диаметре UB313. Как и у Плутона, у 2003 UB313 поверхность покрыта замороженным метаном, а ее текущая средняя температура - ниже 400° C. Температура поверхности нового объекта названа текущей, потому что в данный момент (в начале XXI века) он находится практически в самой удаленной от Солнца точке - на расстоянии 97 астрономических единиц (а.е.; 1 а.е. - среднее расстояние от Солнца до Земли, примерно 149,6 млн км). Один полный оборот вокруг Солнца 2003 UB313 совершает за 560 земных лет, и в самой ближней к Солнцу точке расстояние от UB313 до него сокращается до 36 а.е. (в следующий раз это произойдет лишь в конце XXIII века). Десятая планета СМИ поспешили окрестить объект 2003 UB313 десятой планетой Солнечной системы. Но это скоропалительное определение вызвало горячие споры. Участников дискуссии, по сути, можно разделить на два лагеря. Одни настаивают на том, что планетами следует называть не только 2003 UB313, но и все прочие крупные небесные тела, размер которых сопоставим с размерами Плутона (и тогда UB313 окажется отнюдь не десятой, а какой-нибудь пятнадцатой). Их оппоненты, напротив, призывают к тому, чтобы не только не включать в элитный список 2003 UB313 и проч., но и вычеркнуть из него Плутон. По мнению этих ученых, Плутон - лишь один из многих объектов пояса Купера, изобилующего остатками первичного протопланетного материала, который так и не был использован в ходе эволюции для образования настоящих планет. Любопытно, что еще год назад и сам Майк Браун был активным сторонником лишения Плутона звания девятой планеты Солнечной системы. И, руководствуясь этим, он и его коллеги во всех научных публикациях называли свои предыдущие крупные находки из пояса Купера планетоидами, а не планетами. Но после открытия гиганта 2003 UB313 у профессора Брауна, по его словам, наступило просветление: он перешел в противоположный лагерь и настаивает на том, что как Плутон, так и UB313, следует официально признать полноправными членами планетарного клуба. Объясняя многочисленным журналистам столь внезапную перемену точки зрения, Браун сделал основной упор на то, что, по его мнению, сам термин "планета" более не должен рассматриваться как сугубо научный: "несколько тысячелетий использования слова "планета" настолько укоренили его в общественном сознании, что сегодня любые попытки переопределить его в строгих научных терминах выглядят бессмысленными. Поэтому лучшим решением было бы просто признать, что Плутон, а равно и другие крупные объекты пояса Купера - это планеты. Планеты в культурологическом, историческом смысле этого слова". Как известно, еще в ноябре 2000 года в статье, опубликованной в журнале Scientific American, профессор астрономии Калифорнийского университета в Беркли Гибор Басри предложил следующее относительно простое определение: "Планета - это сферический небесный объект, внутри которого невозможны реакции термоядерного синтеза, образовавшийся на орбите вокруг другого более массивного объекта, в котором в какой-то момент времени были инициированы термоядерные реакции". В конце 90-х годов прошлого - начале XXI века новостные ленты буквально заполонили сообщения об обнаруживаемых вне Солнечной системы промежуточных небесных телах - одиночных гигантских объектах, в несколько десятков раз превышающих по массе Юпитер (Юпитер "весит" в 318 раз больше, чем Земля), которые вращались вокруг звезд. В результате долгих дискуссий астрофизики причислили большинство этих объектов к так называемым коричневым карликам - "неудавшимся" звездам, энергии гравитационного сжатия которых оказалось недостаточно для возникновения устойчивых термоядерных реакций. С учетом новой информации Гибор Басри уточнил формулировку 2000-го года: планетой следует считать сферический объект, масса которого не превышает 13 масс Юпитера. Но последние открытия Ортиса, Брауна и Ко сделали очевидным недостаток и этого "улучшенного варианта" - отсутствие нижней границы массы (диаметра) кандидатов в планеты предоставляет астрофизикам слишком большое пространство для дальнейших маневров. Так, если уж говорить о поголовном переименовании всех относительно массивных небесных тел Солнечной системы в планеты, можно вспомнить про протяженный пояс между орбитами Марса и Юпитера шириной от 100 до 300 млн км, образованный несколькими десятками тысяч каменистых тел - астероидов. Самые крупные объекты этого пояса имеют сферическую форму, причем диаметр главного великана, Цереры, открытой еще в 1801 году итальянским астрономом Джузеппе Пьяцци, составляет около 1000 км. То есть, следуя базовому определению, предложенному Гибором Басри, Церера также может претендовать на звание планеты. Нехватка знаний С формальной точки зрения астрофизическая революция давно назрела. И речь здесь идет далеко не только о разрешении спора о том, что такое планета. На самом деле к началу XXI века накопилось множество понятий и определений, которые большинство ученых относят либо к откровенным анахронизмам, либо к издержкам человеческой фантазии. Даже если ограничиться пределами нашей Солнечной системы, то и здесь сегодня, по сути, царит полный терминологический хаос. Наряду с более или менее понятными астероидами, метеоритами, кометами и спутниками-лунами имеются также троянцы, кентавры, плутины и уж вовсе непроизносимые кьюбиваны (последний класс объектов, относящихся к поясу Купера, своим вычурным именем обязан английской аббревиатуре QB1 - названию первого обнаруженного в куперовском огороде в 1992 году небесного тела). Впрочем, в значительной степени все эти номенклатурные нелепицы объясняются отнюдь не леностью чиновников IAU, а банальной нехваткой знаний по астрофизике. Для кардинального пересмотра базовых терминологических понятий ученым необходимо сначала разобраться с тем, какова истинная природа тех или иных космических объектов и чем они принципиально друг от друга отличаются. Характеристику современного положения дел в науке о космосе недавно дал в интервью газете San Francisco Chronicle известный астрофизик Джилл Тартер из Института SETI (Mountain View, США): "В подавляющем большинстве астрономы - это фанатики, торопящиеся давать своим "новорожденным детям" имена еще до того, как открытые ими феномены получат более или менее внятное научное объяснение. И уж если такое объяснение находится, они затем с невиданным упорством отстаивают данные ими имена вопреки всякому здравому смыслу". Предполагаемая дата принятия жесткого решения по "планетарному вопросу" - август 2006 года, когда в Праге состоится следующая генеральная ассамблея IAU. Однако всем тем, кто с нетерпением ждет официального вердикта высших чиновников IAU, следует напомнить, что похожая революционная ситуация уже имела место пятью годами ранее. Тогда в разгар дискуссий о статусе Плутона в Солнечной системе был создан специальный комитет Астрономического союза для определения термина "планета". Покопавшись в старых интернет-подшивках, можно, в частности, обнаружить тогдашние комментарии главы этого комитета Алана Босса, который в ноябре 2000 года твердо пообещал одному из интервьюеров, что "предварительный вариант нового определения будет готов к дальнейшему обсуждению в течение двух недель". Загадочный пояс Купера Идея о том, что за пределами орбит Нептуна и Плутона в Солнечной системе (в области, находящейся на расстоянии от 30 до 100 а.е. от нашей звезды) может существовать протяженный пояс малых небесных тел, впервые была высказана еще в середине 40-х годов ХХ века Кеннетом Эджвортом. В начале 50-х идея Эджворта была развита Джерардом Купером. Гипотеза Эджворта-Купера ждала своего научного признания более сорока лет. Лишь в августе 1992-го Дэвид Джуитт и Джейн Лу из Гарвард-Смитсонианского центра астрофизики, посвятив несколько лет тщательному исследованию предполагаемой зоны местонахождения этих объектов, смогли наконец рапортовать о первом экземпляре (1992 QB1), находящемся на расстоянии 40 а.е. от Солнца. Из первых серий наблюдений ими были сделаны оценки размера QB1, которые составили 200-250 км в поперечнике. В марте 1993 года было найдено второе небесное тело, а дальше астрофизиков прорвало: к 1996 году в поясе Купера обнаружили 32 объекта, а к настоящему моменту ученым уже известно около тысячи его обитателей. Все объекты пояса Купера из-за своей значительной удаленности от Солнца - очень тусклые (слаб


Похожие записи:
  1. Организаторы крупнейшей в мире IТ-выставки CeBIT из последних сил надувают посещаемость. Но все тщетно: мировой бизнес разъезжается по другим мероприятиям. Ганновер остается немцам
  2. Компания Google высокого мнения об украинских инженерах и программистах, но открывать в нашей стране центры разработок или вкладывать инвестиции в украинские IT-компании она не спешит
  3. В Украине зарождается национальная сеть бизнес-ангелов — компаний, которые финансируют рискованные инвестиционные проекты. Для динамичного развития им необходимы грамотное государственное стимулирование и взаимопонимание с отечественными инноваторами
  4. Тушить пожары легко — в этом убеждены ученые из Ивано-Франковска. Они разработали самоходный комплекс, который в считанные минуты одним выстрелом борется с огнем
  5. Интересы украинских изобретателей плавно перемещаются в сторону медицины и биотехнологий — таковы результаты конкурса «Инновационный прорыв-2010». То есть Украина держится в русле мировых инновационных трендов
  6. Инженеры из Краматорска придумали энергосберегающий и безотходный способ производства биодизеля. За подобными разработками — энергетическое будущее Украины
  7. Идея создать Общеамериканскую зону свободной торговли потерпела крах. Однако реальная альтернатива доминированию США в регионе пока так не появилась