Эволюция финансовых систем определяется не только накопленным богатством наций и не является поступательным процессом. История знает длительные периоды, когда происходил регресс в развитии финансовых систем, преодоленный лишь осмысленными усилиями государства

Последние два десятилетия ушедшего века отмечены заметным расширением финансовых рынков в развитых и развивающихся странах и их появлением, а точнее, воссозданием в странах с переходной экономикой. Наиболее динамичным сегментом финансового рынка стал рынок ценных бумаг. За 1990-2004 годы соотношение между совокупной капитализацией акций и мировым ВВП выросло более чем вдвое: с 45 до 94%. Таким же энергичным оказалось наращивание капитализации рынков долговых ценных бумаг. По отношению к мировому ВВП она выросла за этот период с 73 до 143%. Однако еще более впечатляющими темпами росли обороты торгов ценными бумагами. За последние 15 лет оборот торговли акциями на биржах мира увеличился почти в 80 раз. Показатель ликвидности рынка акций (отношение годового оборота к суммарной капитализации), в начале 1990-х составлявший менее 1%, в 2004 году увеличился на два порядка - до 113%. Особенно быстрыми темпами росли рынки производных финансовых инструментов. За указанные годы только биржевой рынок деривативов, нормированный по мировому ВВП, вырос в 10 раз. Номинальная стоимость базовых активов, по отношению к которым торговались производные инструменты, достигла к концу прошлого года 47 трлн долларов, превысив мировой ВВП. Еще быстрее рос рынок внебиржевых производных, достигнув в 2004 году астрономической величины 248 трлн долларов. После развала в начале 1970-х годов бреттон-вудской валютной системы и перехода на плавающие курсы вплоть до конца 1990-х росли обороты мирового валютного рынка. В 1986 году ежедневный оборот мирового валютного рынка (включая сделки спот, форвардные контракты и валютные свопы) составлял 300 млрд долларов, в 1989-м - 650 млрд, в 1995-м - 1200 млрд, в 1999 году - 1500 млрд долларов. К 2001 году вследствие введения евро, заменившего более десяти национальных валют, оборот сократился до 1200 млрд долларов. Однако в следующие три года усилившаяся волатильность валютных курсов привела к значительному росту оборота на валютных рынках, достигшего в апреле 2004 года почти 1900 млрд долларов в день. Современную ситуацию отличает еще и намного более сложная структура финансовых рынков с точки зрения используемых инструментов, необычайно возросшая скорость осуществления финансовых операций (и, соответственно, колоссальный рост оборотов), когда многомиллиардные суммы переводятся с одного рынка на другой в доли секунды, что значительно повысило волатильность финансовых рынков. Если до Второй мировой войны финансовый рынок ограничивался масштабами развитых стран Европы, Северной Америки и Австралии, то сейчас он принял действительно глобальный характер. Отрыв лидеров сохраняется От 40 до 50% мирового рынка акций, облигаций и деривативов приходится на США, а страны "большой семерки" в целом занимают на нем 70-80%. Таким образом, Соединенные Штаты абсолютно доминируют, оказывая на мировой финансовый рынок определяющее влияние уже в силу своих размеров. Правда, в относительно недавнем прошлом США уступали майку лидера мирового рынка акций Японии, чья капитализация в 1988-1989 годах была заметно больше американской. Кризис на рынке недвижимости и акций в Японии привел к тому, что уже в 1990 году капитализация страны сравнялась с американской, а в следующем десятилетии разрыв постоянно увеличивался. К концу прошлого года капитализация рынка акций США достигла 16,3 трлн долларов, превысив японский показатель более чем в четыре с половиной раза. Несмотря на опережающие темпы роста формирующихся рынков (emerging markets), их доля в мировой капитализации по-прежнему не превышает 10%. Концентрация финансовых ресурсов в развитых странах и небольшие размеры финансовых рынков развивающихся стран являются для последних дополнительным фактором риска, поскольку даже небольшие по критериям развитого рынка потоки капитала на формирующиеся рынки могут вывести их из равновесия с отрицательными последствиями для национальной экономики. Ложная альтернатива В специальной экономической литературе для обозначения двух основных видов финансовых систем используются различные термины: "финансовая система, основанная на банках" (bank based financial system) и "финансовая система, основанная на рынке ценных бумаг" (market based financial system); "рынки, основанные на тесных взаимоотношениях" (relationship-based financial markets) и "финансовые рынки прямого доступа" (arm's length financial markets), или коротко "банковская" и "рыночная" системы. Еще два-три десятилетия назад финансовые системы развитых стран довольно точно можно было разделить на эти два вида: "банковские" - страны континентальной Европы и Япония и "рыночные" - Великобритания, США и другие англосаксонские страны. За 1990-е годы во многих европейских государствах произошли изменения, которые делают это деление устаревшим: их финансовые системы стали значительно более рыночными. Тем не менее отличия все еще сохраняются. Один из показателей относительной роли рынка акций - капитализация/ВВП. В англосаксонских странах он превышает заметно 100%, в то время как в Италии, Германии, Франции и Японии в 2004 году он составлял не более 80%. Об относительной роли рынка акций говорит показатель эмиссия акций/валовые инвестиции. В англосаксонских странах он был выше в среднем в два-три раза. В то же время картина с показателем внутренний кредит/ВВП прямо противоположная: в Японии, Италии, Германии, Франции он заметно превышает 100%, в США, Канаде и Австралии он существенно меньше. Исключение - Великобритания, где внутренний банковский кредит в 2003 году составил 163% ВВП. В 90-е годы за рубежом было опубликовано большое количество работ, в которых авторы пытались определить, каким образом особенности структуры финансовой системы влияют на экономическое развитие: является ли модель, основанная на банковском кредите, предпочтительнее модели, основанной на выпуске ценных бумаг. У обеих моделей есть свои сторонники. Проведенные в последние десять лет исследования с использованием методов корреляционного анализа с охватом большого числа стран (до 150) и показателей развития финансовой системы и экономической динамики (до 10) в целом не выявили явных преимуществ какой-либо одной модели. В конкретных исторических условиях предпочтительной оказывается либо та, либо другая. При этом наиболее важным является общий уровень развития финансового сектора. Концепция общего уровня финансовых услуг (financial services view) гласит, что структура финансовой системы ("банковская" или "рыночная") имеет второстепенное значение. И банки, и рынки ценных бумаг решают в экономике сходные задачи. При сравнении стран первостепенное значение имеют качество и доступность финансовых услуг, а не то, кто именно - банки или рынки ценных бумаг - эти услуги предоставляет. Некоторые авторы справедливо отмечают, что банки и рынки ценных бумаг могут играть взаимодополняющую роль в экономическом росте. Например, усиливая конкуренцию в области корпоративного контроля, предоставляя альтернативные способы финансирования инвестиций, рынки ценных бумаг могут снизить потенциально вредные последствия чрезмерной власти банков. Используя данные о компаниях из разных стран, А. Демиргуч-Кунт и В. Максимович показали, что в развивающихся странах рост рынка акций приводит к росту банковского кредита. Разделение стран по типу финансовой системы не позволяет объяснить отличия ни в долгосрочных темпах роста, ни в уровне развития промышленности, ни в темпах создания новых компаний или их роста. При этом была обнаружена устойчивая связь между правами внешних инвесторов и эффективностью их защиты и всеми перечисленными экономическими показателями. Таким образом, правовая система действительно влияет на финансовую систему, а та, в свою очередь, на экономику. По мере того как страны богатеют, рынки акций становятся более активными и эффективными по сравнению с рынками банковских кредитов. Финансовые системы имеют тенденцию (хотя и не без исключений) становиться более "рыночными" (то есть больше ориентироваться на рынок ценных бумаг) по мере роста благосостояния в той или иной стране. Большой разворот Является ли современная ситуация с ростом финансовых рынков уникальной? Только отчасти. Исследование данных за весь ХХ век, проведенное Рагурамом Раджаном и Луиджи Зингалесом**, показало, что в целом уровень финансового развития был достаточно высок уже в начале ХХ века, после чего последовал серьезный откат назад, преодоленный, да и то не во всех странах, лишь в 90-е годы. Средняя величина депозитов по отношению к ВВП в 1913 году близка к показателю 1980 года. Причем это верно не только в среднем, но и для большинства стран. Единственное исключение Япония, где в 1913 году депозиты составляли только 19%, а в 1999 равнялись 111%. Почти во всех странах, по которым имелись данные, выпуск акций имел относительно большее значение как источник финансирования частных предприятий в 1913 году, чем в 1990-м. В большинстве стран в 1913 году было больше листинговых компаний на миллион жителей, чем в 1980. Лишь в конце 1990-х в результате бурного развития рынка уровень 1913 года был превзойден. Разница в отдельных случаях удивительна. К примеру, в 1980 году количество компаний на миллион человек населения в Германии было в два раза меньше, чем в 1913-м, в Италии - в три раза меньше, в Австрии - в пять раз. То же самое можно сказать и об относительной величине рынков акций. В большинстве стран величина рынков акций относительно ВВП в 1913 году была больше, чем в 1980-м. Только в конце 1990-х они превзошли уровень 1913 года. Хотя в целом в 1913 году богатейшие страны имели развитую финансовую систему, по степени ее развития они заметно различались. Уровень экономического развития только частично может служить объяснением этих отличий. Размер ВВП на душу населения в Аргентине в то время был таким же, как в Германии или Франции, однако величина депозитов по отношению к ВВП составляла лишь две трети от уровня этих стран. В 1913 году ВВП Аргентины на душу населения был в три раза выше, чем в Японии, однако относительная величина рынка акций составляла лишь треть японского. В 1913 году значение эмиссий акций как источника финансирования во Франции, Бельгии и России было более высоким, чем в США. По этому показателю некоторые континентальные европейские страны выглядят не менее развитыми, чем США в тот период. Тот же вывод подтверждают данные о капитализации. Высокую капитализацию имела Великобритания, однако близкие значения были в Бельгии, Франции, Германии и Швеции, они опережали США. Так что абсолютное противопоставление континентальной Европы с одной стороны, и США с Великобританией с другой в этом плане снова не работает. Фактически это противопоставление действительно только для периода после Второй мировой войны. В последние два десятилетия этот водораздел стремительно размывается. Как и сейчас, сто лет назад существовали заметные различия между отдельными странами. По большинству показателей основные континентальные страны в финансовом отношении в 1913 году были более развиты, чем США. Причем страны общего права отнюдь не отличались более высоким уровнем развития финансового сектора. Во всех странах в период между 1913 и 1980 годами показатели финансового развития ухудшились. Лишь в последнее двадцатилетие ХХ века произошло возрождение финансовых рынков. В этот период в финансовом развитии большинства стран наблюдался регресс. Средний уровень банковских депозитов к ВВП составлял 41% в 1913 году и 40% в 1980-м. Капитализация к ВВП - соответственно 56 и 25%. Количество листинговых компаний на миллион жителей - 27 и 23. Эмиссии акций/валовые инвестиции - 12 и 3%. Когда развитие пошло в обратном направлении? Первая мировая война, если не считать собственно военных лет, не оказала радикального воздействия на финансовую систему. В 1929 году большинство финансовых индикаторов были близки к предвоенному уровню. Относительное количество эмиссий акций в 1929 году было значительно больше, чем в 1913-м, однако, скорее всего, это особенности данного года (пик
Замена FDD ремонт компьютеров новогиреево осенние цены


Похожие записи:
  1. Крупнейшие производители автомобилей вынуждены корректировать свои стратегии, подстраиваясь под молодых амбициозных игроков. В поисках конкурентных преимуществ компании становятся все более изощренными и агрессивными
  2. В страны ЕС, которые открыли свой рынок труда для мигрантов из Восточной Европы, приехало в десятки раз больше людей, чем ожидалось. Вопреки опасениям скептиков европейской экономике это пошло только на пользу
  3. Срок полномочий нынешнего главы ФРС США неумолимо подходит к концу. Глобальному финансовому рынку придется научиться жить без Алана Гринспена
  4. Резкое сокращение мирового спроса заставило производителей «всемирной фабрики» на юге Китая задуматься, что делать с избыточными производственными и человеческими ресурсами
  5. Что изменится с приходом на пост генерального секретаря МАГАТЭ японского дипломата Юкия Амано
  6. Итальянский кашемировый король Брунелло Кучинелли делает вещи, у которых есть душа. По его мнению, создать великую марку невозможно, если думать только о бизнесе
  7. Четвертая в мире по величине звукозаписывающая студия будет распространять свои композиции без цифровой системы защиты, поддержав тем самым инициативу компании Apple. Это принесет пользу не только меломанам, но и производителям музыкальной продукции