Многолетняя стратегия развития, умеренность в расходах и готовность шаг за шагом идти к поставленной цели помогают средним частным компаниям Германии быть влиятельными игроками в глобальной экономике

Названия этих компаний мало кому известны. Их штабквартиры располагаются в крохотных провинциальных городках. Чаще всего там работает не больше пары сотен человек, а руководящий пост передается по наследству. Это неафишируемые чемпионы мировой экономики. Из своих провинциальных штаб-квартир они решают, сколько будут стоить ваши любимые сигареты и соберут ли в срок японские автомобилестроители вашу новую машину. О секретах успеха неизвестных лидеров мировой экономики корреспондент «Эксперта» расспросил владельцев и менеджеров частных немецких компаний.

Тайные спасители экономики

Экономика Германии держится на «тайных чемпионах» — сегодня это утверждение повторяется немецкими экономистами все чаще. «Тайные чемпионы», или hidden champions, как звучат такие предприятия на современном немецко-английском бизнес-сленге, — это компании среднего звена с годовым оборотом от 50 млн до 3 млрд евро. Их ежегодный рост, по данным консалтинговой компании McKinsey, в полтора раза превышает аналогичные показатели крупнейших немецких концернов и почти в два раза — показатели роста ВВП Германии.

Этих неизвестных лидеров бизнеса отличают не только высокие темпы роста, но и отменная живучесть. Немецкий экономист Херманн Зимон, в 1996 году первым введший в оборот термин «тайные чемпионы», с тех пор пристально следит за развитием этой сферы экономики. По данным возглавляемой им консалтинговой компании Simon-Kuchen & Partners, неизвестные лидеры втрое жизнеспособнее крупнейших немецких концернов. Так, из входивших в индекс DAX компаний за последние десять лет обанкротились или были поглощены конкурентами более трети, а среди «тайных чемпионов» доля исчезнувших с рынка брендов составила лишь 11%.

Весь мир в кармане

Немецкие неизвестные лидеры сегодня полностью или в большей степени контролируют самые разные отрасли мировой экономики — от производства машин для плетения синтетического волокна до поставок тележек для супермаркетов. Закуривая очередную сигарету или беря в руки красочный рекламный буклет, вы и не подозреваете, что с вероятностью, близкой к единице, создание этого товара было невозможным без участия известнойлишь узкому кругу немецкой компании.

«Такие компании контролируют порой до шестидесяти-семидесяти процентов мирового рынка в какой-то одной узкой нише, — говорит аналитик компании Deutsche Bank Research Вернер Бекер. — Один из главных секретов их успеха — необычайно высокий уровень постпродажного сервиса, очень тонкое понимание потребностей клиента. Всех ”тайных чемпионов” отличает необыкновенная ориентированность на потребности клиента — ради удовлетворения запросов конкретного человека они готовы серьезно перерабатывать свои продукты. Именно этим они вчистую громят крупные компании-конкуренты.»

Heidelberger Druckmaschinen — один из немецких «тайных чемпионов», сделавших ставку на постпродажный сервис и не прогадавших. Сегодня эта располагающаяся в Гейдельберге компания по производству офсетных печатных машин контролирует 40% мирового рынка офсетной печати и является крупнейшим предприятием в своей сфере. «По показателям оборота мы, по крайней, мере в два раза крупнее, чем любой наш конкурент. В любой сфере офсетной печати мы либо номер один, либо номер два в мире. Наша самая сильная сторона — всеобъемлющий сервис. По всему миру мы имеем девятнадцать тысяч сотрудников, и из них шесть тысяч заняты в сервисе, в плановом техобслуживании, ремонте и так далее, — рассказывает пресс-секретарь Heidelberger Druckmaschinen Томас Фихтль. — Мы максимально оптимизировали диагностику машин. Сейчас первичную диагностику можем осуществлять дистанционно, посредством интернет-соединения с машиной. На основе первичного анализа техник, выезжающий на место, уже может предположить, с какой проблемой столкнется и как ее надо решать. Кроме того, мы создали систему складов по всему миру, в которых находятся наиболее ходовые запасные части. Нашим клиентам, где бы они ни находились, мы можем поставить практически любую необходимую деталь в течение двадцати четырех часов, а это опять же означает, что наши клиенты не несут убытков от простоя машин. Ни один наш конкурент не располагает ничем подобным. Единственные, кто сейчас пытается делать то же самое, — японцы, но и они далеки от нашего размаха.»

Однако Heidelberger Druckmaschinen лишь один из самых «известных неизвестных лидеров». Известностьсвязана главным образом с тем, что это публичная компания, акции которой торгуются на бирже. В Германии же существуют сотни куда более скрытых от людских глаз предприятий, чья значимость для своего сектора экономики не менее высока. Например, мюнхенская компания Systec контролирует практически весь мировой рынок производства современных тележек для супермаркетов. После того как в 2000 году мюнхенцы поглотили своего конкурента Mercovend, а в 2002 году — Ungurean Service, Systec остался практически единственным игроком на мировом рынке.

Располагающаяся в баденском городке Шванау компания Herrenknecht контролирует 40% мирового рынка производства проходческих щитов для туннельных работ. Ее щиты задействованы и в строительстве Московского метрополитена, и в возведении олимпийских комплексов к пекинской Олимпиаде. А в маленьком городке Ремшайд в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия находится компания Oerlikon Barmag, которой принадлежит более 40% мирового производства машин для создания синтетического волокна. В вестфальском городке Эннепеталь с населением немногим больше 30 тыс. человек есть компания Dorma, поставляющая автоматические стеклянные двери практически во все аэропорты мира, а также в правительственные здания.

Двухсотлетнее лидерство

Провинциальность немецких «тайных чемпионов» имеет глубокие исторические корни, считает руководитель дрезденской консалтинговой компании ITMO Ханнелоре Шмидт: «Штаб-квартиры этих компаний располагаются в самой глубокой немецкой провинции. Это им позволяет высокоразвитая инфраструктурная сеть страны. Провинция с ее очень качественными профессиональными учебными заведениями поставляет таким компаниям достаточно квалифицированных рабочих. Еще во время Третьего рейха существовала специальная программа перевода немецких компаний в провинцию — сейчас бы мы сказали ”программа поддержки инфраструктуры и предпринимательства в провинции”».

При входе в офис франкфуртской компании Glasbau Hahn, специализирующейся на производстве высококачественных витрин для музеев, сразу становится понятно, насколько далеко в прошлое простирается ее история. На почетном месте висит рекламныйплакат, выпущенный в начале XIX века, а нынешний владелец компании Тилль Хан сидит в кабинете под портретами своих предков, возглавлявших дело. «Мой прапрадед основал Glasbau Hahn в 1836 году, и с тех пор мы стараемся удерживать лидирующие позиции», — с гордостью признается Хан. В принципе семья Хан может гордиться своим вкладом в мировую историю и безо всякого стекольного производства. Отто Хан, двоюродный дедушка нынешнего владельца Glasbau Hahn, — нобелевский лауреат. Ему в 1944 году была присуждена премия по химии за работы по расщеплению ядра атома урана в 1938 году. Однако именно стекольный бизнес остался главным семейным занятием, и об успехах своей семьи в этой сфере деятельности нынешний владелец компании рассказывает даже с большим воодушевлением, чем о Нобелевской премии деда: «Мы были первыми, кто сумел разработать технологию остекления помещений крупногабаритным стеклом. В 80-е годы в Германии, да и во всей Европе, появилась мода на строительство полностью стеклянных офисов, аэропортов, торговых центров. Но стекла высотой более четырех-четырех с половиной метров практически невозможно было устанавливать обычным способом: слишком велики нагрузки на материал, стекла просто ломались при перемещениях. А для застекления этих помещений были необходимы стекла высотой в пять, шесть, десять метров. И тогда мы придумали использовать специальные гидравлические системы с вакуумными присосками, позволяющие равномерно распределять нагрузку. После этого мы смогли предлагать клиентам услуги по остеклению офисов стеклами высотой до одиннадцати метров — это был мировой рекорд».

Между тем настоящим мировым лидером Glasbau Hahn стала в другой сфере. Сегодня франкфуртская компания производит до 40% высококачественных витрин, стоящих в лучших музеях мира — Лувре, Британском музее, Эрмитаже.

«Наши витрины имеют коэффициент вентилируемости 0,1 — это значит, что за сутки внутри витрины меняется не более 0,1 объема воздуха. Таких показателей не достигает ни один наш конкурент. Когда музеи обмениваются своими коллекциями, почти всегда одно из главных условий для получения ценных экспонатов — наличие в музее витрины Glasbau Hahn. Так что если музей хочет принимать у себя именитые выставки, ему приходится покупать наши витрины», — заключает Тилль Хан. На золотую жилу производства витрин набрел еще его отец. «Мой отец был настоящим гением, я всю жизнь учился у него как мог, — рассказывает нынешний владелец Glasbau Hahn, переворачивая страницы иллюстрированного рекламного альбома своей компании, изданного еще во время войны. — Он еще до войны в 1935 году понял, что витрины можно собирать исключительнона клею, без металлических рамок вокруг стекол. Тогда это был настоящий прорыв. Практически невидимые, они не заслоняли экспонат от зрителя. Цельностеклянные витрины сразу же завоевали публику и остаются наиболее популярным типом витрин до сих пор.»

Немецкий секрет

Однако не все «тайные чемпионы» имеют такую давнюю историю, как Glasbau Hahn. «Около шестидесяти процентов таких компаний были основаны в послевоенные годы, в 60–70-х годах. Это объясняется двумя причинами. Во-первых, в немцах тогда было сильно желание выбраться из послевоенной разрухи. Во-вторых, рабочая сила тогда была очень дешева, а конкуренция, в том числе глобальная, — низка», — говорит Андреас Мёллендорф, партнер консалтинговой компании Moellendorf & Partners. Именно поэтому большинство теневых лидеров мировой экономики — именно немецкие компании.

«Тайные чемпионы» стараются заполнить нишу, в которой добились лидерства, при этом не выйдя за ее пределы на чужую территорию

«Основателями таких компаний двигала простая мотивация — поскорей отстроить страну, выбраться из послевоенной нищеты. А поскольку немецкий рынок капитала тогда был в зачаточном состоянии, неудивительно, что единственной опорой для них были их родственники и наемные работники, которые становились практически членами семьи. Именно поэтому большинство немецких ”тайных чемпионов” — семейные компании», — считает Вернер Бекер из Deutsche Bank Research. Ему вторит Андреас Мёллендорф: «Подавляющее большинство ”тайных чемпионов” — семейные компании. Они специализируются на узких нишах и там выступают непререкаемыми авторитетами. Они очень часто располагаются в небольших провинциальных городах, очень привязаны к своему месторасположению и как работодатели очень важны для своего региона, населенного пункта. Помимо этого они очень амбициозны и экспортно ориентированы». Именно семейное управление считает в большинстве случаев залогом успеха «тайных чемпионов» и Ханнелоре Шмидт из ITMO, видящая в этом удачное стечение исторических обстоятельств и проявление характерных черт немецкого менталитета. «Немецкий средний бизнес обладает своей особенной философией. Он ставит во главу угла такие ценности, как сдержанность, экономность, инициативность и гибкость, — перечисляет Шмидт. — Устойчивость развития и долгосрочноепланирование тоже высоко ценятся. В немецких семейных компаниях, особенно где руководит уже второе или третье поколение собственников, все эти черты выражены наиболее ярко.»

Немецкие семейные компании, работающие в самых разных сферах бизнеса, имеют на удивление схожие взгляды на то, что хорошо в бизнесе и что плохо. Одна из ключевых добродетелей — отказ от кредитов и, как следствие, полная независимость от кр


Похожие записи:
  1. Харьковские ученые создали уникальный сапфировый имплантат тазобедренного сустава. Он идеально совместим с костной тканью, почти не изнашивается и стоит столько же, сколько менее качественные аналоги
  2. Интересы украинских изобретателей плавно перемещаются в сторону медицины и биотехнологий — таковы результаты конкурса «Инновационный прорыв-2010». То есть Украина держится в русле мировых инновационных трендов
  3. Многие компании, работающие в сфере услуг, создаются по типу заводов — это и тормозит их развитие. Разница в том, что в производстве нужно думать о клиенте, а в сервисе — о сотрудниках. Потому что сотрудник — это часть услуги
  4. Сервисы и опыт компании Yahoo необходимы корпорации Microsoft, чтобы сдержать наступление Google на рынке онлайн-рекламы
  5. Для того чтобы энергия ветра стала реальной и эффективной альтернативой дефицитным и дорогим углеводородным видам топлива, надо открыть дорогу отечественным инновациям и создать благоприятные условия для инвестиций в эту сферу
  6. Ученые доказали возможность создания новых материалов, способных сделать невидимым практически любой предмет. Дальнейшие исследования активно финансируются военными
  7. Профессор американского Иллинойсского университета (Urbana-Champaign) Кен Суслик и его аспирант Дэвид Фленниган опубликовали в журнале Nature новые сенсационные результаты исследований пресловутого эффекта сонолюминесценции ("звукосвечения").