Германия планирует отказаться от раздельного сбора мусора — главного повседневного ритуала, напоминающего об эпохе популярности партии «зеленых». Сложнейшая система сортировки бытовых отходов приносит экономике больше убытков, чем пользы. От реформы выиграют все, кроме монополистов-мусорщиков

Каждое утро гражданина Германии начинается с тщательной сортировки домашнего мусора. Избежать решения задачи со многими неизвестными (к какой из десятка категорий отнести именно эту конкретную банку из-под консервированной ветчины?!) попросту невозможно.

Горе немцу, пьющему по утрам кофе! Израсходованный в кофеварке порошок следует выбросить в ведро для биоотходов, бумажный фильтр для кофеварки — в ведро с бумагой (предварительно очистив от остатков порошка), а целлофановую упаковку из-под кофе необходимо осмотреть на предмет наличия специальной зеленой маркировки. Если маркировки обнаружить не удалось, упаковка должна отправиться в ведро с «прочим мусором», в случае же, если маркировка имеется, целлофан следует бережно отправить в четвертое, самое главное ведро — для перерабатываемого мусора.

Однако теперь немецкое правительство готово отменить эту порочную практику, которая за десять лет не только до смерти надоела немецкому обывателю, но и породила многочисленные злоупотребления и коррупционные скандалы.

Десять немецких контейнеров

Раздельный сбор мусора распространен в большинстве стран Европы, экономящих энергию и ресурсы. Но именно в Германии эта система вышла за грань разумного.

На первый взгляд сортировка отходов имеет большой экономический смысл, ведь в Германии ежегодно производится 16 млн тонн мусора. При этом тонна очищенного мусора со стопроцентным содержанием пластика стоит на мировом рынке около 1000 евро, так что речь идет о колоссальных деньгах, лежащих буквально под ногами. Как обязательное федеральное правило раздельный сбор был введен еще в 1990 году коалиционным правительством ХДС/ХСС и СвДП. Тогда речь шла всего лишь о более эффективном вторичном использовании пластика. Упаковки пищевых и промышленных товаров, произведенные из специального, легко поддающегося переработке пластика, помечались специальной маркировкой, так называемой зеленой точкой, изображающей две зеленые стрелки в круге.

По замыслу правительства, предприятия, производящие такие упаковки, должны были создать единую службу утилизации использованных упаковок (DSD), существовавшую изначально на деньги компаний-основателей. Чтобы облегчить сбор вторсырья, в каждом дворе устанавливалась специальная дополнительная урна — желтая бочка, в которую разрешалось класть только пластик, помеченный знаком зеленой точки. Каждую неделю дворы объезжала машина DSD, собирала отработанный пластик и отвозила его на перерабатывающий завод, где из пластика производили новые упаковки. В принципе, система функционировала нормально.

Но уже в 1998 году коалиционное правительство СДПГ и «зеленых» стало расширять и дополнять сферу применения закона о раздельном сборе бытовых отходов. Желтая бочка стремительно размножалась, обрастая разноцветными клонами. Сегодня средний немец вынужден оперировать восемью-десятью различными урнами, окрашенными в зеленый, розовый, коричневый и прочие цвета (для сравнения: в Австрии или Голландии мусор выбрасывается в четыре различных контейнера). Из этих контейнеров лишь четыре находятся во дворе его дома, остальные (для стекла трех разных цветов, для использованных батареек, для просроченных лекарств и т. д.) порой в десяти-пятнадцати минутах ходьбы. Отдельные предметы (например, старый компьютер или автомобильный аккумулятор) можно сдать лишь на специальных пунктах приема, обычно расположенных в самых неудобных с точки зрения логистики районах города. Вдобавок ко всему при покупке практически любого напитка, будь он упакован в пластиковую или стеклянную бутылку, немецкий покупатель обязан уплатить залог от 8 до 25 евроцентов, который возвращается ему только вместе с возвратом бутылки в магазин.

До недавнего времени каждый магазин имел свою собственную систему маркировки бутылок. Так что бутылка от минеральной воды, купленной в одном магазине, не могла быть сдана в другом. Это, по подсчетам экономистов, облегчало кошелек немецких покупателей примерно на 140 млн евро ежегодно.

Каждые полгода немецкие службы по сбору мусора развозят по домам бесплатные многостраничные брошюры, в которых содержится информация, в какой мусорный контейнер необходимо выбрасывать различные типы бытовых отходов, а также на перекрестке каких улиц в каждую вторую среду месяца с десяти до двенадцати утра можно сдавать использованные аэрозольные баллончики. И все равно система сбора мусора остается слишком сложной и недружелюбной для простого потребителя.

Неудивительно, что в последние годы немцы все чаще демонстрируют пренебрежение системой, которую еще несколько лет назад считали полезным и важным элементом защиты окружающей среды. По данным федеральной комиссии по контролю за сбором мусора, до 65% отходов, которые жители выбрасывают в желтые бочки, не подлежат переработке и должны были бы выбрасываться в совершенно другие контейнеры. Официальные представители DSD эту статистику отрицают. «Доля неверно выброшенного мусора не превышает в наших контейнерах тридцати шести процентов, и то в большинстве случаев речь идет о пластике, который все равно можно переработать», — уверяет пресс-секретарь DSD Норберт Фёлль.

Однако факты говорят сами за себя. В последние месяцы в самых разных немецких городах дело неоднократно доходило до настоящего противостояния между сотрудниками DSD и местными жителями. В городке Меербуш недалеко от Дюссельдорфа мусорщики отказались вывозить мусор из дворов жилых домов, мотивируя это тем, что жители пренебрегают правилами сортировки. В индустриальном Вуппертале DSD поступила с еще большей прямотой. Сотрудники компании просто увезли из дворов одного квартала все желтые мусорные контейнеры (1200 штук) и отказались от дальнейшего обслуживания этого района.

Полтора миллиарда на отходы

Каждые полгода немецкие службы по сбору мусора развозят по домам бесплатные многостраничные брошюры, разъясняющие, в какой мусорный контейнер необходимо выбрасывать те или иные виды бытовых отходов

«Немцы просто-напросто устали от сложной, надоедливой процедуры сортировки отходов. За последние годы техника автоматической сортировки достигла немыслимых высот. Она теперь куда более эффективна, чем сортировка вручную. Фактически мы можем вообще отказаться от раздельного сбора, оставив только два контейнера — для биоотходов и для всего остального. Магнитные и оптические сенсоры на мусорных фабриках прекрасно рассортируют оставшийся мусор. Единственное препятствие — сопротивление монополистов, собирающих мусор из желтых бочек и не желающих терять свой бизнес. Но очевидно, что существующая сегодня в Германии система просто неадекватна потребностям общества. Желтая бочка принадлежит прошлому и должна исчезнуть», — поделился с «Экспертом» профессор берлинского технического университета, специалист по вопросам переработки мусора Берндт-Михаэль Вильке.

Ежегодно каждый немец платит в среднем 100 евро за вывоз бытового мусора. Именно такова сумма местного налога, взимаемого региональными властями с жителей. Но этот налог не покрывает расходы на переработку мусора из желтой бочки. Желтая бочка неподконтрольна местным властям, ее обработка отдана на откуп основанной союзом производителей упаковок компании DSD, а также некоторым другим фирмам, получившим лицензию на вывоз мусора из желтых бочек.

Каждая упаковка, произведенная в Германии в соответствии с требованиями зеленой точки, при продаже обкладывается специальным сбором, колеблющимся в размере нескольких евроцентов. Эти деньги — в сумме 1,4 млрд евро в год — централизованно переводятся в бюджет компании DSD, которая осуществляет на них сбор и переработку мусора. По данным федеральной статистической службы Германии, сегодня сбор за перерабатываемые упаковки составляет 3% от конечной стоимости продуктов питания. Таким образом, ежегодно средний житель Германии выплачивает не 100, а 270 евро исключительно за вывоз мусора — деньги, которые, по мнению экологов, можно было бы использовать с гораздо большей пользой.

«Система не позволяет адекватно перерабатывать пластиковые отходы. По закону в желтую бочку можно кидать только тот пластик, который отмечен знаком зеленой точки. Это вызвано не тем, что другой пластик невозможно переработать, — перерабатывающие заводы DSD отлично справляются с любым пластиком, за исключением разве что компьютерных корпусов. Причина в другом: утилизация пластика с зеленой точкой уже оплачена потребителем через систему повышенной цены за товар, продаваемый в этой упаковке. А утилизация, например, зубной щетки, сделанной из точно такого же пластика, не оплачена, поэтому по закону ее нельзя бросать в желтую бочку. Система совершенно шизофренична: пластиковые предметы одного и того же состава идут и в переработку, и на сжигание, и всё это исключительно в рамках закона», — возмущается профессор Университета Дуйс- бург-Эссен Ева Зелиц. По ее данным, в прошлом году переработка мусора смогла сократить выбросы углекислоты на 1,7 млн тонн, это значит, что сокращение выбросов на одну тонну обошлось налогоплательщикам в 676 евро. Тогда как с помощью установки ветряков или производства биогаза можно добиваться сокращения выбросов СО2 за гораздо меньшие деньги — всего по 50 евро за тонну. Единственное, по мнению профессора, оправдание раздельного сбора мусора в том, что он часто не перерабатывается вовсе, а просто продается как ценное сырье в развивающиеся страны, испытывающие нехватку ресурсов, например в Китай.

Плохо пахнущий мусор

Немецкие мусорщики подвергаются критике и за экспорт использованных упаковок без их предварительной переработки. Так, в оппозиционной либеральной СвДП не устают повторять, что фактически монопольно владеющая рынком сбора и переработки пластика компания DSD имеет, таким образом, двойную выгоду. Мусорщики не только получают деньги, взимаемые с покупателей товаров через систему сборов за упаковку, но и продают эти упаковки за рубеж, экономя при этом на расходах на их утилизацию.

«Сборщики мусора из желтых бочек кормятся за счет налогоплательщиков, но не несут при этом никакой ответственности за использование налоговых средств. Более того, они освобождены от уплаты налогов, потому что считаются общественно полезными предприятиями. С точки зрения либерала, это просто неприемлемо.

Существует еще одна важная претензия к компаниям, экспортирующим мусор в третьи страны. «Буквально пару лет назад ситуация на рынке бывала порой криминальной. Компании получали субсидии на утилизацию мусора, но вместо его переработки, требовавшей значительного расхода энергии, просто грузили отходы в грузовики, вывозили в сопредельные восточноевропейские страны, например в Чехию, и без лишних разговоров вываливали их в поле. Чехи, разумеется, были страшно недовольны и требовали прекратить это безобразие. Сегодня правила экспорта мусора серьезно ужесточены и ситуацию удалось улучшить. Но неприятные воспоминания остались», — жалуется Ева Зелиц.

Неприятные воспоминания затрагивают не только случаи криминального экспорта мусора и загрязнения окружающей среды соседних стран. В настоящее время немецкие чиновники проводят сразу три громких расследования, связанных с компанией DSD. Так, прокуратура Саксонии ведет следствие в отношении трех бывших членов совета директоров DSD, обвиняющихся в подкупе министра экономики земли Саксония Кайо Шоммера. По мнению следствия, DSD успешно добивалась от министра введения запрета на деятельность альтернативных сборщиков мусора. Федеральная антимонопольная служба рассматривает дело о возможном подкупе со стороны DSD руководства сети дисконтных супермаркетов Aldi. По мнению контролеров, мусорщики использовали незаконные средства, чтобы Aldi отказалась от контрактов с другими компаниями по утилизации пластика, предлагавшими свои услуги за существенно меньшие деньги. Наконец, прокуратура Кельна ведет дело о приобретении компании DSD американским инвестиционным фондом KKR. По мнению прокуроров, DSD была


Похожие записи:
  1. На заре автомобилизации транспортные средства на электрической тяге казались очень перспективными. Спустя столетие ситуация повторяется
  2. Символом нового венчурного бума станет не фантастический Google, а инвестируемые сейчас на довольно жестких условиях скромные стартапы
  3. В нынешнем году понятию «инновация» исполняется сто лет
  4. Хитроу — один из крупнейших аэропортов в мире — стал синонимом хаоса и беспорядка. Проблемы аэровокзала явно указывают на ошибки в транспортной политике страны, где предпочитают латать выбоины, а не строить новые дороги
  5. Отечественные ученые придумали, как облегчить жизнь людей, страдающих сахарным диабетом, создав инсулин в виде таблеток. Эта разработка заняла второе место на организованном журналом «Эксперт Украина» Конкурсе инноваций
  6. Бум социальных сетей в интернете — закономерное явление эпохи. Ученые говорят, что люди разучились чувствовать и думать поодиночке. На этой волне бизнес вливает в новый феномен миллиарды долларов
  7. Власти Великобритании решили приватизировать компанию по утилизации ядерного топлива и ликвидации отработавших свой срок АЭС