Экономический кризис сделал президента Беларуси как никогда уязвимым. За спасительные кредиты Александру Лукашенко придется расплачиваться активами госпредприятий

После отказа Москвы выделить Минску кредит в шесть миллиардов долларов для стабилизации ситуации в экономике белорусский рубль продержался около пяти дней. На прошлой неделе Национальный банк Республики Беларусь объявил о девальвации национальной валюты на 56%. Деваться некуда — дефицит текущего счета платежного баланса достиг умопомрачительных 18% ВВП (см. «Курс ушел в пятки»).

Валютный кризис разворачивается на фоне масштабного экономического кризиса. «За последнее время 600 тысяч работников в реальном секторе экономики приостановили свою деятельность по инициативе нанимателей и руководителей предприятий, поскольку недостаточно сырья для производства», — сообщил месяц назад председатель Национального статистического комитета Беларуси Владимир Зиновский.

Для преодоления масштабных проблем руководство республики могло рассчитывать главным образом на помощь извне. Бывший председатель центрального банка Беларуси Станислав Богданкевич подсчитал, что из-за значительного дефицита торгового баланса стране необходимо получать кредиты в размере 12 млрд долларов в год. Сам президент Александр Лукашенко еще в середине мая заверял белорусов, что уже договорился о помощи со стороны России, которая якобы готова подставить свое плечо и выделить шесть миллиардов долларов в кредит.

Но Кремль оказался не так сговорчив, как прежде. Прибывший в Минск российский премьер Владимир Путин объявил, что Москва не намерена брать на себя кредитование Беларуси. И поддержка будет предоставлена не из российского бюджета, а из антикризисного фонда Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) на сумму три миллиарда долларов, причем в течение трех лет. Более того, министр финансов РФ Алексей Кудрин пояснил, что если кредиты и выделят, то не на «проедание», а взамен на реализацию пакета реформ.

Стараясь успокоить охваченное паникой население, власти продолжают утверждать: перед Беларусью открыто немало кредитных дверей. Среди источников получения дополнительных средств Минск откровенно называет возможную продажу «Газпрому» 50-процентного пакета акций в «Белтрансгазе». Россия боролась за белорусскую трубу на протяжении последних 13 лет. Лукашенко отчаянно ее отстаивал, то запрашивая многомиллиардные кредиты, то требуя цену, не устраивающую Россию. Сегодня продажа трубы по высокой цене представляется маловероятной. И серьезные проблемы в экономике, которые он вынужден срочно решать, — лишь одна из них. «После запуска ”Северного потока” в сентябре прошлого года ”Белтрансгаз” не нужен России. Разве что она приобретет его за две копейки. Если покупка ”Белтрансгаза” и произойдет, то это будет чисто политическая сделка, почти не несущая экономической выгоды России», — отмечает белорусский политолог Роман Яковлевский. Кремлю невыгодно, чтобы член Союзного государства Беларусь «завалилась» в самый ответственный момент — на старте российской президентской кампании.

Фамильное серебро. Цена договорная

В условиях кризиса белорусская власть вынуждена выбирать между плохим и очень плохим вариантами. Рассматривается перспектива обращения в Международный валютный фонд (МВФ), хотя Беларусь еще не начинала погашать кредит, полученный от фонда в разгар кризиса в 2009 году. К тому же любая договоренность о выделении кредита МВФ должна будет сопровождаться программой радикальных реформ в Беларуси. А это — крест на постсоветской экономической модели Лукашенко.

Россия демонстрирует готовность «обменять» крупную финансовую помощь за доступ российских компаний к приватизации промышленных активов в Беларуси. И, скорее всего, Александру Лукашенко придется пойти на это. Во-первых, приватизация не потребует никакого предварительного пакета реформ. Во-вторых, это наиболее легкий и быстрый способ получения средств, необходимых для поддержания платежного баланса страны: только в этом году от продажи госсобственности можно получить до трех миллиардов долларов.

Кремлю невыгодно, чтобы член Союзного государства Беларусь «завалилась» в самый ответственный момент — на старте российской президентской кампании

Приватизацию, на которую будет вынужден пойти белорусский президент, в стране уже окрестили «распродажей фамильного серебра». В утвержденный правительством Республики Беларусь план приватизации на 2011–2013 годы вошли 244 компании.

Пожалуй, в наибольшей степени Россию интересуют два нефтеперерабатывающих завода (НПЗ) — Мозырский и Новополоцкий. Они достаточно модернизированы, их технологический уровень выше, чем у большинства аналогичных российских (и украинских) предприятий. За эти два НПЗ можно в лучшем случае выручить два миллиарда долларов.

Есть еще ОАО «Беларуськалий» — один из крупнейших в мире и самый крупный в СНГ производитель калийных удобрений. Предприятие, на котором занято около 20 тыс. человек, функционирует на базе Старобинского месторождения калийных солей. Но это и самый большой источник пополнения госбюджета. По информации российских медиа, интерес к покупке части акций ОАО «Беларуськалий» проявляет Китай. И хотя официально власти Беларуси оценили это предприятие в 30 млрд долларов, по оценкам аналитиков, оно стоит в пять-десять раз дешевле.

Вызывают у россиян интерес также Минский тракторный завод и Белорусский металлургический завод. «России не нужна вся Беларусь с двумя миллионами пенсионеров. Ей нужны заводы, приносящие прибыль», — утверждает Роман Яковлевский.

Как отмечает лидер оппозиционной Объединенной гражданской партии Беларуси Анатолий Лябедько, после распродажи «фамильного серебра» в дверь страны постучатся громадные социальные проблемы. «Взять, к примеру, Минский автозавод. Намечающаяся его сделка с КамАЗом приведет к тому, что МАЗ как марка либо исчезнет вовсе, либо превратится в дополнительный цех по обслуживанию КамАЗа. Скорее всего, это будет устранение конкурента в автомобильной нише. В любом случае такие продажи будут иметь серьезные социальные последствия. К примеру, после того как инвестор проведет реорганизацию предприятия, произойдет существенное сокращение персонала. Очевидно, что у государства нет никаких планов относительно того, что делать с этими ”лишними” людьми», — подчеркивает Лябедько. По его словам, Беларусь вплотную подошла к тому, что можно назвать «большим распилом». «Правящая верхушка — это уже другие люди по уровню своего благосостояния, нежели те, которые пришли к власти почти 20 лет назад. В отличие от остальной части населения, у них есть ресурсы, и они готовы провести приватизацию в Беларуси по своим правилам. В то же время очень настойчивыми стали российские коллеги. Поэтому ”фамильное серебро” будет разделено между правящей экономическо-политической верхушкой Беларуси и России», — уверяет Анатолий Лябедько.

То, что некогда в российско-белорусских отношениях вызывало у Александра Лукашенко и его команды яростное сопротивление, в условиях кризиса приобрело новый смысл для Минска. Кризис вынуждает белорусские власти становиться как никогда сговорчивыми. Если раньше роль привередливого партнера в двусторонних переговорах, как правило, исполнял Минск, то сегодня — Москва. К примеру, в начале 2000-х годов среди белорусских «фишек» Владимира Путина была идея введения российского рубля в качестве единственного законного платежного средства на территории Союзного государства, то есть и Беларуси. После долгих раздумий Лукашенко отбросил это предложение. Сегодня тема введения российского рубля в Беларуси получает новую актуальность. Власти пока хранят молчание, но председатель белорусской Либерально-демократической партии Сергей Гайдукевич уже открыто призывает к введению этой валюты. Между тем глава Минфина РФ Алексей Кудрин высказал мнение о нецелесообразности такой меры. Он заявил, что введение российского рубля в Беларуси в условиях разразившегося в стране валютного кризиса не решит проблем в экономике страны. Так Россия дала понять, что не собирается решать белорусские экономические проблемы при помощи российского печатного станка.

Сейчас белорусское правительство ведет интенсивные переговоры с Китаем о получении льготного кредита. В частности, рассматривается вопрос о мегасвопе между нацбанками этих стран для финансирования импорта китайского ширпотреба и экспорта белорусской машиностроительной продукции в КНР. Если эта сделка будет реализована, то китайцы смогут прочно закрепиться на рынке Беларуси, и она начнет постепенно переориентировать свою экономику с России на Китай.

Прощай, стабильность!

Беларусь неожиданно оказалась в числе самых непредсказуемых республик СНГ. И это при том, что последняя президентская избирательная кампания Лукашенко базировалась как раз на идее стабильности. Сейчас рейтинг президента падает среди его главной опоры — пенсионеров. Доверие к власти подорвано. Среди населения растут протестные настроения, но они пока носят латентный характер, это скорее похоже на оппозицию на кухне. По данным Независимого института социально-экономических и политических исследований, зарегистрированного в Литве, еще в начале года рейтинг президента Александра Лукашенко превышал 50%, в марте он упал до 43%, и социологи прогнозируют, что на фоне острейшего экономического кризиса он достигнет 23% — минимума весны 2003 года.

Отсутствие на улицах колонн протестующих еще не означает, что в стране нет социальной напряженности. Белорусский опыт подсказывает: иногда протесты могут вспыхивать в самый непредсказуемый момент, и тогда улицы и площади быстро заполняются демонстрантами. Например, власти не ожидали, что в холодный день 19 декабря 2010 года на акцию протеста против вероятной фальсификации президентских выборов придут 30 тыс. митингующих.




Похожие записи:
  1. По окончании финансово-экономического кризиса страны Азии сконцентрируются на выстраивании системы экономической безопасности, которая сможет защитить регион от потрясений в США и Европе. Но прежде им нужно с минимальными потерями пережить следующий год
  2. В США уже больше месяца бастуют теле- и киносценаристы. Дальнейшее продолжение забастовки грозит миллионными убытками не только Голливуду, но и всему Лос-Анджелесу
  3. Для того чтобы в Африке действительно начала решаться проблема бедности и увеличились темпы экономического роста, нужны усилия самих стран континента. Красивые жесты развитых государств могут лишь поддержать реформы
  4. Ставка на лидерство, командную работу и творчество позволили Аркадию Воложу создать крупнейшую поисковую систему в Рунете — «Яндекс». Теперь перед ним стоит выбор: превратить компанию в строгую и скучную, но масштабируемую структуру с регулярным менеджментом или продолжать движение в креативном хаосе
  5. Немецкие спецслужбы начали самую масштабную операцию по выявлению неплательщиков налогов за всю историю ФРГ. В адрес правительства Германии уже раздается жесткая критика за легализацию сомнительных методов расследования.
  6. К концу нулевых годов Евросоюз стал сворачивать производство биологических заменителей нефтепродуктов. В Украине его так и не запустили в промышленных масштабах
  7. Немецкая строительная индустрия переживает самые глубокие перемены за последние полвека. Теперь немцы предпочитают жить не в своем доме в пригороде, а в арендуемой квартире в центре города