Китай не спешит либерализовать свою финансовую систему, чтобы избежать кризиса. По мнению китайских реформаторов, государство должно полностью контролировать ситуацию до тех пор, пока в стране не сформируется рыночная инфраструктура, а национальные банки не окрепнут.

В прошлом году ведущие китайские банки начали выходить на биржу. Сделан первый шаг и в направлении либерализации валютной политики Китая. Однако власти страны не собираются отказываться от жесткого контроля над своей финансовой системой. В конце января вице-премьер Госсовета КНР Хуан Цзюй заявил, что, «допуская инвесторов в крупнейшие государственные коммерческие банки, правительство должно оставить за собой львиную долю их акций. Государство должно удерживать в своих руках абсолютный контроль над госбанками, чтобы гарантировать стабильность финансового сектора и безопасное развитие экономики Китая». В государстве еще не сформировались достаточно емкие и ликвидные финансовые рынки, через управление которыми китайские власти могли бы предотвращать кризисы. Поэтому правительство пока боится выпускать из рук рычаги влияния на ведущие банки страны. Об особенностях китайской финансовой политики, а также о том, как идет реформа банковского сектора страны, корреспондент «Эксперта» беседует с ведущим специалистом консалтинговой компании McKinsey по Восточной Азии Домиником Бартоном. Успехи и проблемы По условиям вступления в ВТО, Китай должен либерализовать свою банковскую систему. Насколько банковская система КНР к этому готова? К январю 2007 года либерализация этого сектора должна быть полностью завершена. Начиная с 2003 года — момента соглашения с ВТО — в Китае в этом направлении ведется серьезная работа. Во-первых, начата приватизация двух из четырех крупнейших банков — Bank of China (BC) и China Construction Bank (CCB), восемь процентов акций которого в конце 2005 года были проданы во время первичного размещения. Во-вторых, многое было сделано для решения проблемы плохих кредитов (в частности, чтобы стало возможным IPO). Была создана специальная группа HUIGIN — нечто вроде государственной холдинговой компании, ей принадлежат доли государства в четырех крупнейших банках. Эта компания — своего рода инвестиционный фонд, который приводит в порядок балансы контролируемых им финансовых учреждений, например, выкупает у банков плохие кредиты. В-третьих, реформируется система корпоративного управления. Государство постепенно отдаляется от управления банками. Иначе организуется управление рисками. Раньше большое количество решений о выдаче кредитов принималось «наверху». Чиновники из правительства могли позвонить в банк и сказать: «Я считаю, что средства надо инвестировать туда-то». Сейчас эти полномочия стараются ограничить. В совете директоров China Construction Bank уже есть независимые директора. Например, в состав совета входит очень известный специалист из Японии, который участвовал в реформировании японского банка Shinsei, раньше принадлежавшего государству. Независимые директора есть и в совете директоров Bank of China. А пару месяцев назад Industrial and Commercial Bank of China — крупнейший госбанк — ввел в состав совета директоров-иностранцев, например, бывшего президента Goldman Sachs Джона Торнтона. Конечно, остается еще немало проблем, требующих решения. В работе банков большую роль по-прежнему играет Коммунистическая партия Китая (КПК). Ее представители не всегда занимают самое высокое положение — например, могут быть руководителями кадровых служб, — но они достаточно влиятельны. Иногда члены КПК входят в совет директоров и в состав оперативного руководства. Предстоит большая работа по внесению ясности в отношения между КПК и советами директоров, и в Китае это понимают. В целом реформы продвигаются с максимально возможной скоростью, однако есть еще много незавершенных задач и нерешенных вопросов. Но ведь по пути реформ пошли только некоторые финучреждения. Значительная часть банковской системы Китая остается нереформированной и неэффективной. Согласен. Вперед двигается только часть банковской системы. Главным образом, China Construction Bank, Bank of China, Industrial and Commercial Bank of China и Agricultural Bank of China. Однако «большая четверка» — всего лишь часть китайской банковской системы. Еще существуют аграрные кооперативы, небольшие кредитные союзы — их тысячи, и они никак не затронуты реформами. Как выглядит банковская система КНР, можно увидеть на схеме. На вершине пирамиды — четверка крупнейших банков, затем двенадцать совместных государственно-частных банков, акции которых принадлежат частным компаниям Китая, далее следуют городские банки (например, банки Шанхая и Пекина) и, наконец, огромное количество аграрных кооперативов, на которые приходится до 80% от общего числа банков. При этом банковская система развита неравномерно. Некоторые финансовые институты, например, China Merchant Bank, работают эффективно, другие находятся в удручающем состоянии. Акции проблемных банков также выставляются на продажу, но у них слишком много безнадежных долгов, и эту проблему нужно решать. Многие китайские банки тесно связаны с регионами, в которых расположены. Например, в провинции Гуандун, рядом с Гонконгом, есть крупный банк, но он — всего лишь мини-копия какого-нибудь госбанка из «четверки». Сделать предстоит еще многое даже прогрессивным банкам, таким как CCB. Важно изменить менталитет и подход к работе около трехсот тысяч рядовых сотрудников, которые сегодня мыслят не как банкиры, а как милиционеры. Президент банка и руководство понимают, в каком направлении двигаться, а рядовые сотрудники на местах — нет. Прибыль банков увеличилась в пять раз, поэтому зарплаты у некоторых работников выросли в десять раз, однако многие из них не понимают, чем на самом деле они занимаются. Рядовых сотрудников необходимо переучивать, но сделать это будет очень непросто. Другая проблема — неэффективная платежная система, которая связывает воедино все эти финучреждения. Если у меня есть счет в одном банке и кредитная - карта в другом, то ежемесячно мне приходится лично приезжать в банк, снимать деньги и перевозить их в другой банк — я не могу просто перевести свои деньги безналичным способом. В частности, этим вызвана еще одна проблема — проблема коррупции. Когда через твои руки проходит такая масса наличных, трудно ничего не взять. При существующей платежной системе зачастую недостача может быть обнаружена лишь года через три. Ситуация улучшается, но проблема состоит в плохом наследии. Сегодня всплывают факты, когда руководитель какого-то отделения предоставил несуществующей компании кредит в двести миллионов долларов. Однако я бы не сказал, что ситуация в Китае аналогична ситуации в Бразилии или Аргентине. До того, что происходит в Латинской Америке, в КНР все-таки не доходит. Вопрос управления До сих пор Китаю удавалось разрешать кризисные ситуации за счет того, что система имела вертикальное управление. Постепенно она либерализуется. Опасность состоит в том, что власти Китая теряют возможность прямого управления, однако рыночная система управления еще не выстроена. Достаточно ли окрепла китайская банковская система, чтобы справиться с возможными кризисами рыночными способами? В основном контроль по-прежнему находится в руках государства. Меня беспокоит, что в Китае один процент вкладчиков владеет пятьюдесятью пятью процентами вкладов. То есть система зависит от решений ограниченного круга лиц, она довольно закрыта. У такой системы есть свои преимущества. Деньги не могут ни прийти извне, ни уйти из системы — это хорошо, потому что банковская система еще не готова к полной свободе. Как вкладчик китайского банка я не могу перевести средства за пределы страны — это очень важно. Китайцам необходимо сохранить такое положение дел на некоторое время. Если вкладчики начнут свободно переводить деньги, то в некоторых банках возникнет кризис — не только из-за безнадежных долгов, но и из-за проблем с ликвидностью. Однако рано или поздно вкладчики поймут, что происходит (как это случилось в России), и произведут массовый перевод средств. Поэтому правительству необходимо действовать осторожно. Вначале нужно создать систему страхования вкладов и пристально следить за движением средств, поскольку это может повлиять на ликвидность. Отдаленно напоминает систему управления кризисами ФРС. Китайская система проще. Есть центробанк — Народный банк Китая. Когда-то все банки страны были его частью. Еще в 1990 году в Китае был только один банк. Постепенно из него выделили множество банков. Теперь Народный банк Китая — классический центробанк, который выполняет роль кредитора в последней инстанции, как, скажем, Банк Англии. Федеральной резервной системы у них нет, но, возможно, когда-нибудь она появится. Китайцы придают большое значение низовому контролю, тому, каким образом обеспечить надлежащий надзор за банками. Поэтому создать разветвленную систему, наподобие ФРС США, мысль неплохая. Не исключено, что Китай пойдет в этом направлении. В стране много могущественных провинций (Шанхай, Пекин и другие), которые соревнуются друг с другом. Каждое региональное правительство хочет развивать свои территории как можно быстрее, а банки используются как источники средств. Поэтому многие процессы в банковской системе происходят на местном уровне. Я могу представить себе создание в будущем модели типа американского Федерального резерва. Лет через десять это вполне может произойти. Пока вся власть сосредоточена в Пекине. Стабильность и эффективность банковской системы зависит от того, существуют ли емкие рынки высоколиквидных и надежных активов — рынки облигаций, рынок недвижимости. Есть ли такие рынки в Китае? Они появляются. Пока долгосрочных облигаций недостаточно. По удельному весу краткосрочных облигаций значительно больше. Рынок недвижимости растет, однако его ликвидность невысока, активы не секьюритизированы. Нет достаточного количества долговых и производных инструментов. Так что в китайской финансовой системе банки абсолютно доминируют. И это опасно: в условиях преобладающего положения банков нет адекватных инструментов для определения рыночной стоимости активов. Хорошо хотя бы то, что китайцы осознают эту проблему. Если рыночной системы, которая зависит от уровня процентной ставки и рынка облигаций, в Китае нет, то как сегодня работает система рефинансирования? Система по-прежнему директивна. Человек звонит по телефону и говорит: «Ваши кредиты слишком быстро растут, вам надо снизить темп». Активно не используются рыночные механизмы, такие как изменение требований к резервам или процентные ставки. У властей есть какое-то свое понимание того, что правильно в конкретной ситуации, есть какое-то понимание, скажем, необходимого уровня резервирования, они следят за тем, что происходит, периодически вмешиваются и действуют при этом прямолинейно — посредством таких жестких телефонных звонков. Без резких движений Китайские банки по-прежнему избыточны в плане персонала. Насколько это ограничивает эффективность банковской системы? Явно необходимо сокращение тридцати или даже пятидесяти процентов сотрудников. Но все же избыточность персонала — не слишком большая проблема, поскольку издержки на оплату труда минимальны. Я бы сказал, что гораздо больше ограничений на развитие банковской системы накладывает темп перемен. Необходимо переучивать большое количество сотрудников, убеждать их изменить свой подход к работе. Рост эффективности банков будет достигаться не за счет сокращения издержек, а за счет быстрой трансформации организаций. Необходима большая централизация: сейчас слишком много полномочий находится у филиалов. Более централизованное управление необходимо в таких областях, как управление рисками, казначейство, кадровые службы. В банке столько уровней подотчетности — президент банка, региональные менеджеры, менеджеры отделений, — что пробиваться через все эти уровни сложно. Когда-нибудь это должно измениться. Если вернуться к количеству работников, то увольнять сотрудников трудно, потому что представители профсоюзов заседают в совете директоров. В Китае нужно действовать осторожно: если заявить, что необходимо сократить две тысячи человек, то можно столкнуться с проблемами. Я посоветовал бы делать более осторожные заявления, например, мы не будем


Похожие записи:
  1. Что изменится с приходом на пост генерального секретаря МАГАТЭ японского дипломата Юкия Амано
  2. Чем больше открытий делают ученые, тем труднее менеджерам фармацевтических компаний принимать правильное решение о направлении инвестиций. Тем не менее расходы на НИОКР продолжают расти
  3. Ведущие мировые нефтяные компании стали слишком крупными. Из-за этого их рыночная капитализация растет медленнее, чем у конкурентов, работающих в узких нишах
  4. Тридцать пять лет назад стартовали продажи VHS-видеомагнитофонов
  5. Китай становится главным торгово-экономическим партнером африканских государств, потеснив США
  6. Американская компания с украинскими корнями вкладывает сотни тысяч долларов в технологии усовершенствования продаж через Интернет и приглашает украинские супермаркеты к сотрудничеству. И консервативные сети соглашаются: предчувствуют выгоду
  7. Пакет финансовой помощи американскому среднему классу вряд ли поможет решить накопившиеся структурные проблемы экономики США