Ханс Рингерц, председатель Нобелевской ассамблеи по физиологии и медицине, удовлетворен тем, что столетний спор между нобелевскими «теоретиками» и «практиками» решается в пользу последних

Если сравнивать премии первой половины прошлого века и последних десятилетий, то может показаться, что нобелевский калибр измельчал. Не появилась ли в конце прошлого века у членов Нобелевской ассамблеи проблема выбора действительно яркого открытия? Может быть, такое впечатление возникает потому, что к тому времени, когда был создан Нобелевский комитет, человечество накопило огромный багаж знаний и достижений, к примеру, таких важных, как открытие рентгеновских лучей или вакцин. Награждать можно было многих. Сейчас наука развивается очень быстрыми темпами, появляется много открытий буквально за год, но выбор затруднен: открытия не успевают "отстояться". Я не согласен, что эти открытия измельчали по сравнению с теми, которые были сделаны в начале века. Разве что в области экономики. Мне кажется, что все великие экономисты уже давно стали Нобелевскими лауреатами. А премию-то все равно нужно кому-то вручать. Знаменитый философ науки Карл Поппер затруднялся с выбором, к чему отнести экономику- к науке или гуманитарным дисциплинам. Может быть, его проблемы были связаны с тем, что экономика - это не наука? При учреждении премии Нобель определил основные области человеческого знания, за достижения в которых хотел бы ее вручать. Это химия, медицина, физика, а также литература и деятельность по укреплению мира. Последние две - тоже не науки. В 70-е годы банк Швеции выразил желание учредить премию в области экономики и обратился с таким предложением в Нобелевский комитет, но он жестко ответил "нет". Тогда банк зашел с другого конца: обратился к семье Нобеля с просьбой маркировать нобелевским брендом премию в области экономики. Семья дала согласие. Возникла опасная ситуация: количество центров по принятию нобелевских решений неконтролируемо увеличивалось. Пришлось комитету согласиться. Конечно, сегодня можно дискутировать, нужна ли именно такая номинация. Я бы скорее вручал премию по математике и статистике в экономической области, но это дело вкуса. Вы когда-то говорили, что Нобелевская ассамблея всегда старается искать баланс между теоретическими и прикладными достижениями. Не кажется ли вам, что этот баланс в последнее время нарушился, и комитет все больше склоняется к присуждению премий за прикладные достижения? Это действительно так. Я сам практик и приветствую это. О балансе можно говорить, конечно, только условно. Всегда превалировала какая-нибудь из тенденций. Но у практиков меньше времени на лоббизм, они очень занятые люди, поэтому бывали случаи, когда большинство профессоров-теоретиков продвигало своего кандидата. Как, к примеру, в прошлом году, когда премия была присуждена за открытие генов, кодирующих обонятельные рецепторы? Ну, тут я с вами не соглашусь. На мой взгляд, это открытие имеет большое практическое значение. Информация, получаемая нами с помощью запахов, обрабатывается мозгом и служит основанием для принятия важных жизненных, вполне практических решений. К примеру, в выборе партнера. В США был проведен эксперимент: 20 молодых людей надели футболки, которые не снимали в течение суток, после чего эти футболки отдали девушкам. Затем исследователи проанализировали их ощущения: какие запахи были приятны, какие нет. И выяснили, что у пар, где у девушек возникали приятные ощущения, большая генетическая общность, чем у тех, где ощущения были неприятными. Еще один пример: вождь одного африканского племени, имеющий множество жен и детей, во избежание инцеста именно по запаху определял своих дочерей. Разве это не практический вопрос? Вы председатель ассамблеи по физиологии и медицине, расскажите, пожалуйста, о технологии отбора кандидатов на премию в этой области. Ассамблея по физиологии и медицине состоит из 50 профессоров Каролинского института. Но ассамблея - это орган, который только голосует. Существует еще комитет - рабочая группа, проделывающая всю работу до голосования. С января, когда поступают предложения, по сентябрь они трудятся полный рабочий день, рассматривая несколько сотен заявок. При этом сотрудники обращаются к профильным экспертам в разных странах мира. На основании собственных оценок, многочисленных консультаций комитет отбирает до 50 кандидатов. В августе максимально просеивают и эти предложения, оставляя примерно тридцать человек, и представляют результаты своей работы ассамблее. После консультаций с членами ассамблеи остается максимум три кандидата. И тут самая трудная задача - выбрать одного. И этот выбор может походить на выбор любимого фрукта - кому-то нравится банан, а кому-то апельсин. Такую же работу проделывают и ассамблеи других областей? Да. Есть лишь небольшое отличие: число членов ассамблей по физике и химии может варьироваться от 70 до 50 человек. Наша ассамблея всегда состоит из 50 человек. Второе - премия по физиологии и медицине присуждается всегда, а по физике и химии теоретически может не присуждаться. А возможны ли ошибки в выборе лауреатов? В 1949 году в области физиологии и медицины премии был удостоен ученый за лоботомию. Позже это решение подверглось резкой критике со стороны научного сообщества: лоботомия не выдержала испытания временем. Но стоит отметить, что этот же ученый сделал открытие в области ангиографии - изобрел метод введения контрастных средств в сосуды, в результате чего можно было наблюдать развитие злокачественных опухолей. Многие говорили, что следовало дать премию именно за это открытие, а не за лоботомию. Так что ошибки бывают. А как решается вопрос на голосовании ассамблеи- демократическим большинством или выбирают, как Папу Римского, пока не договорятся? Большинством. Вы знаете, что все детали по голосованию, обсуждению и выбору победителя держатся в секрете 50 лет. И это правильно, потому что все эксперты знают друг друга. Почему мы сейчас знаем детали присуждения премии по лоботомии? Потому что прошло полвека. Также мы только недавно узнали, почему Фрейд не получил Нобелевскую премию: ученые, его современники, не верили в психоанализ. Секреты просачиваются. Может, сами скажете, что мы узнаем через полвека по поводу премии по физиологии и медицине 1997 года? Вы и сами все знаете. В 1997 году председателем Нобелевской ассамблеи был ученый, который занимался теоретической наукой. И он хотел присудить премию в области иммунологии, а часть ассамблеи склонялась к тому, чтобы дать ее за открытие в области компьютерной томографии. И так получилось, что голоса разделились поровну. Тогда председатель ассамблеи сказал, что раз он председатель, то его голос решающий. Но члены ассамблеи попытались найти мнение самого Нобеля по этому поводу. И нашли. Нобель был дотошным и предусмотрительным человеком. И его воля состояла в том, что в таком случае решение принималось с помощью "орла или решки" - буквально кидали монетку. Тогда повезло компьютерной томографии. Однако и открытие в области иммунологии позже было удостоено Нобелевской премии. Кстати, о достоинствах отобранных перед последним голосованием кандидатов говорит и такой исторический пример. Когда лауреатом стал Рентген, было еще 17 претендентов. Позже из этого списка еще шестеро удостоились Нобелевской премии. У Нобеля были довольно расплывчатые формулировки критериев, по которым выбирались лауреаты. Как вы для себя формулируете, что такое научное открытие, достойное Нобелевской премии? Нобель предусматривал, что премия будет вручаться тем, кто в течение предшествующего года принес наибольшую пользу человечеству. Этот критерий, конечно, не слишком точный, года для экспертной оценки слишком мало. Данное обстоятельство связано с тем, что предъявление результатов исследователями-номинантами еще не решает проблемы, другие ученые должны повторить эксперимент и согласиться с открытием. На мой взгляд, премия может быть присуждена самое малое через пять лет после открытия. Для меня важны два критерия: истинность, которую можно проверить, и признание открытия мировым научным сообществом. Так, все ученые-радиологи признали важность магнитно-резонансной томографии. То же касается и открытия бактерии Helicobacter pilori. Австралийские ученые много лет боролись за то, чтобы доказать: именно она виновна в развитии гастритов и язвы желудка, а вовсе не стрессы, курение и алкоголь. И добились того, что научное сообщество это признало.


Похожие записи:
  1. Простенькая молекула этанола вызывает в организме такой фейерверк реакций, что полностью изучить их пока не представляется возможным. Но ученые продолжают поиск средств, которые не дадут выпивающему стать алкоголиком
  2. Вскоре обычное банковское отделение сможет на равных конкурировать за время клиента с магазинами и кафе. О том, как это произойдет, рассказывает глава экспериментального филиала Deutsche Bank Томас Клее
  3. На мировом рынке достаточно нефти. Не хватает доверия и прозрачности рынка, а также инвестиций, считает исполнительный директор Международного энергетического агентства Клод Мандиль
  4. Ставка на лидерство, командную работу и творчество позволили Аркадию Воложу создать крупнейшую поисковую систему в Рунете — «Яндекс». Теперь перед ним стоит выбор: превратить компанию в строгую и скучную, но масштабируемую структуру с регулярным менеджментом или продолжать движение в креативном хаосе
  5. Американские власти собираются провести самую серьезную за последние семьдесят лет реформу регулирования финансовой системы. Цель преобразования — не только ликвидировать последствия финансового кризиса, но и удержать лидерство Нью-Йорка в мировой финансовой системе
  6. Лидерство Лондона как ведущего финансового центра оказалось под угрозой. Причина — недальновидные налоговые новации кабинета Гордона Брауна
  7. Немецкие пенсионеры и средний класс из постсоветских стран обеспечили курорту Карловы Вары прежнюю популярность и превратили его в жемчужину мировой бальнеологии