Отток капитала с развивающихся рынков наиболее сильно ударил по Турции. Масштабы разразившегося в стране финансового кризиса пока невелики, но он показал, что в экономике страны есть масса нерешенных проблем

В течение последних двух месяцев одним из самых популярных слов в турецких газетах стало слово «кризис». Хотя проблемы, которые испытывает турецкая экономика сегодня, несопоставимы с полномасштабным обвалом 2000–2001 годов, сложностей у Турции немало. С начала мая турецкая лира потеряла 23% стоимости, а фондовый рынок в долларовых ценах просел за первые полгода на 30%. Когда в мае 2006 года инвесторы поняли, что ФРС США собирается и дальше повышать процентные ставки, они начали избавляться от более рискованных активов — валют и акций развивающихся рынков, а также сырьевых фьючерсов. Капиталы стали возвращаться в США, что привело к падению фондовых индексов в десятках стран — от Индии до Колумбии, от ЮАР до России. Но сильнее всего пострадала Турция, которую аналитики окрестили слабым звеном развивающихся рынков.

В течение июня Центральный банк Турции был вынужден трижды повышать процентные ставки, чтобы справиться с возросшей инфляцией (за июнь цены в годовом исчислении выросли на 10,1%) и масштабным бегством капитала из страны. В некоторые дни ЦБ тратил более 600 млн долларов валютных резервов на интервенции, пытаясь удержать курс турецкой лиры от дальнейшего падения.

Бегство капитала, падение лиры и крушение фондового рынка заставили инвесторов обратить внимание на структурные проблемы в турецкой экономике. Несмотря на значительные темпы роста в стране сохраняется высокая безработица, экспорт растет медленно, а дефицит платежного баланса составил рекордные 26,9 млрд долларов. В Турции параллельно сосуществуют две экономики — динамичный, интегрированный в мировую экономику эффективный рыночный сектор, и нереформированный неэффективный полугосударственный сектор, обслуживающий значительную часть внутреннего рынка. По мнению многих, это свидетельствует о недостаточности экономических реформ правительства Реджепа Таипа Эрдогана, необходимых, в частности, для ускорения интеграции в европейские структуры. Проблемы в отношениях между Турцией и Евросоюзом говорят о надвигающемся политическом кризисе в стране.

Падение звезды

Еще совсем недавно ситуация в Турции была совершенно иной. Экономика оправилась от экономического кризиса 2000–2001 годов, а умеренное правительство Эрдогана начало проводить экономические реформы, обеспечило политическую стабильность и навело порядок в финансах. Турция была одним из самых быстроразвивающихся рынков. С осени 2002-го до начала 2006 года фондовый рынок вырос на невероятные 400%. Инфляция, которая в 2001 году превышала 70%, в прошлом году снизилась до 8%. Полтора года назад в Турции провели денежную реформу — в январе 2005 года с турецких банкнот исчезли шесть нулей, накопившиеся за тридцать лет высокой инфляции. Прямые иностранные инвестиции в 2005 году составили 9,7 млрд долларов — почти в десять раз больше, чем в 2003 году. ВВП за минувший год вырос на 7,4%. Наконец, после многолетних проволочек Турция начала с ЕС переговоры о вступлении в союз. Уже само по себе это свидетельствовало о значительных переменах для экономики и общества Турции.

Привлекательность Турции для инвесторов и приток иностранного капитала позволили компенсировать дефицит текущего платежного баланса, достигший 6,3% ВВП — одного из самых высоких показателей среди развивающихся стран. Но когда в последние два месяца инвесторы стали покидать развивающиеся рынки, у турецкой экономики начались проблемы.

«Поначалу инвесторы не отличались особым отношением к той или иной стране и выводили капиталы со всех рынков. Однако те страны, которые имели заметный дефицит платежного баланса, — Турция, Колумбия, Чехия, Венгрия, Индия — оказались наиболее уязвимы. Из-за связанных с выводом капиталов проблем — падения курса валюты, роста инфляции и так далее — именно из этих стран, по-видимому, инвесторы будут выводить свои капиталы в первую очередь. Сегодня инвесторы вряд ли будут массово покидать такие страны, как Бразилия, Россия или Китай, которые оказались защищенными от нестабильности на рынках капитала заметным профицитом текущего баланса. Но страны вроде Турции будут первыми в списке на выход», — сказал «Эксперту» старший экономист лондонского исследовательского центра Economist Intelligence Unit (EIU) Роберт О'Дейли.

Сочетание большого госдолга (70% ВВП), растущего дефицита платежного баланса, существенной доли госрасходов, которые направляются на выплату внешнего долга, и высокой зависимости от спекулятивного капитала делают турецкую экономику очень зависимой от ситуации на международных рынках.

Добавили проблем и особенности денежной политики турецкого центрального банка. В конце апреля новый председатель ЦБ Дурмус Йылмаз снизил процентные ставки. Такое решение было вызвано призывами правящей партии и представителей бизнеса приостановить укрепление турецкой лиры и ускорить темпы роста. Тогда же центробанк установил цель довести в 2006-м уровень инфляции до 5%, но уже по итогам апреля инфляция неожиданно выросла до 8,8% в годовом исчислении. Многие наблюдатели посчитали такой шаг главы ЦБ непрофессиональным, лишь усугубившим экономические проблемы. Ведь уже в июне Банку Турции, чтобы сдержать инфляцию, пришлось трижды поднимать процентные ставки — на шесть процентных пунктов, до 22,25% годовых.

«Высокие процентные ставки могут приостановить падение лиры и зафиксировать инфляцию, но они очень больно ударят по мелкому и среднему бизнесу, у которого нет возможности занимать на международных рынках капитала. Закрытие мелких компаний и рост числа безработных — это совсем не то, чего хочет правительство, когда до выборов остался всего год. Выбор очень сложен — либо высокая инфляция, либо дорогой кредит и проблемы для бизнеса и экономического роста», — сказал «Эксперту» экономист банка Lehman Brothers в Стамбуле Толга Элдиз.

Высокие ставки могут обострить многие неразрешенные структурные проблемы. Хотя за три года ВВП Турции вырос почти на треть, до 350 млрд долларов, даже в Стамбуле, самом богатом и быстрорастущем городе страны, не везде видны результаты этого роста.

«Безработица остается высокой (официально — одиннадцать, неофициально — двадцать пять-сорок процентов), особенно в районах на востоке страны. Турция переживает строительный и потребительский бум, однако в значительной степени он основан на кредите, который был доступен и недорог до недавнего времени — центробанк снижал ставки в течение пяти лет. Сельское хозяйство в массе своей остается дотационным и требует значительных вливаний из госбюджета. По оценкам ОЭСР, инвестиции Турции в сферу образования, особенно в школы, весьма низки и должны вырасти как минимум вдвое. Без структурных реформ, уменьшения расходов на убыточные отрасли и без эффективной реформы образования в стране будут сохраняться серьезные социальные диспропорции, из-за которых турецкая экономика, по сути, разделена на две части: одна — современная рыночная и вторая — традиционная, нерыночная», — сказал «Эксперту» экономист инвестиционного банка Morgan Stanley Серхан Джевик.

Не все потеряно

Однако опрошенные «Экспертом» аналитики не считают, что турецкая экономика находится в столь же сложном положении, как во время кризиса пять лет назад. Тогда ВВП сократился на 7,5%, а правительство оказалось на грани долгового дефолта — госдолг достиг 100% ВВП. Как утверждается в докладе рейтингового агентства Fitch, нынешние проблемы повышают внутренние и внешние риски для финансовых рынков Турции, но не для экономики в целом. «Девальвация лиры может стать коррекцией после заметного удорожания валюты в 2004–2005 годах. Но эффект девальвации может быть положительным — она приведет к увеличению экспорта, сокращению импорта и, следовательно, дефицита платежного баланса. В результате темпы промышленного производства и экономического роста могут ускориться, как это было в России в 1999 году», — говорит экономист Dresdner Kleinwort Wasserstein Сонал Десаи.

Хорошо и то, что ситуация на финансовых рынках пока не сказалась на притоке прямых иностранных инвестиций в самые разные сектора турецкой экономики — от туризма и строительства до телекоммуникаций и финансов. По оценкам, прямые инвестиции в нынешнем году достигнут 10–11 млрд долларов, что также обеспечит создание рабочих мест и улучшит возможности для роста.

Многое будет зависеть и от того, удастся ли Анкаре проводить разумную бюджетную политику. Так, МВФ уже призвал правительство сократить госрасходы на 3 млрд долларов и проводить более осторожную денежную политику, направленную на сокращение инфляции. «Правительство Турции вынуждено прислушиваться к рекомендациям МВФ, поскольку они являются частью соглашения, подписанного в мае 2005 года, о трехлетнем кредите в десять миллиардов долларов. Однако любые задержки в исполнении рекомендаций фонда могут негативно повлиять на финансовые рынки, что уже случалось в прошлом, во время кризисов в 1994-м и в 2000–2001 годах», — полагает Серхан Джевик из Morgan Stanley.

Чтобы избежать ухудшения ситуации и нового, более серьезного кризиса, власти Турции собираются сделать ставку на финансовую стабилизацию. В минувшие годы правительству это успешно удавалось, однако достичь целей, поставленных МВФ, в 2006–2007 годах будет сложнее из-за замедления экономического роста и политического давления на бюджет накануне новых выборов. Правительство надеется на приватизацию — в этом году доходы от нее могут достигнуть 7,5 млрд долларов. В сумме с притоком иностранных инвестиций это может помочь покрыть дефицит платежного баланса.

Политический фактор

Правда, надо учитывать, что на настроения инвесторов влияет не только экономическое положение страны. С середины апреля 2006 года в Турции сохраняется весьма напряженная внутриполитическая ситуация, пожалуй, самая напряженная с момента прихода к власти нынешнего исламистского правительства в 2002 году. Проблемы с назначением нового главы центробанка, в отношениях между бизнес-элитой и властями, политически мотивированное убийство известного судьи — сочетание всех этих факторов создало атмосферу недоверия.

Между могущественной секулярной бизнес-элитой, сконцентрированной в Стамбуле, и не связанным с традиционным истеблишментом правительством назрел конфликт. Бизнес-элита нацелена на европейскую интеграцию и экономические реформы, тогда как правительство больше интересуют внутриполитические проблемы. Омер Сабанчи, глава бизнес-ассоциации «Сабанчи» и одного из наиболее влиятельных семейств Турции, заявил, что «правительство должно заниматься реформами, а не религиозными вопросами». В 2007 году Турцию ожидают парламентские выборы, и это повышает опасность того, что правительство выберет популистскую экономическую политику и обеспечит умеренно-исламистской партии Эрдогана успешные перевыборы. «В этих условиях очень сложно находить консенсус, необходимый для проведения реформ и выхода из сложившегося финансового мини-кризиса. Внутриполитические факторы накладываются на нестабильность на финансовых рынках и на экономические проблемы», — полагает Роберт О'Дейли из EIU.

Не слишком хорошо развиваются отношения и между Турцией и Евросоюзом. Неуступчивость Анкары в вопросе признания Республики Кипр и открытия своих портов и аэропортов для кипрских морских и воздушных судов грозит приостановить интеграцию Турции в ЕС. «Это уменьшит необходимость для правительства Турции заниматься экономическими реформами, особенно в таких непростых сферах, как рынок труда, социальное обеспечение и энергетика. Исчезновение долгосрочной ориентации на Европу будет иметь очень заметные последствия для экономики и финансового сектора», — говорит Толга Элдиз из стамбульского офиса Lehman Brothers.

«Финансовые рынки Турции оказываются зависимыми от политических отношений между Анкарой и Брюсселем, поскольку многие инвесторы принимают решение об инвестициях, исходя из долгосрочного вектора развития страны. В последние два года приток инвесторов на фондовый рынок Т


Похожие записи:
  1. По мнению главного исполнительного директора корпорации Microsoft Стивена Балмера, следующее десятилетие принесет еще больше прорывных инноваций в сфере информационных технологий, чем 90-е и начало 2000-х годов
  2. Одинокая немецкая пенсионерка, следуя простым жестким правилам,
  3. Впервые за четырехлетнюю историю Конкурса инноваций российского журнала «Эксперт» в число лауреатов вошел украинский Приватбанк
  4. После нескольких месяцев переговоров New York Stock Exchange и Euronext решили слиться в первую по-настоящему глобальную биржу. Из-за стремительно растущей конкуренции на рынке фондовые площадки и дальше будут объединяться, что сделает их услуги доступнее для инвесторов
  5. Глобальная нефтяная отрасль не скоро сможет преодолеть те дисбалансы, которые сформировались за последние двадцать лет. А значит, по-настоящему дешевой нефти не будет еще долго.
  6. До сих пор реформирование европейской энергетики по лекалам Еврокомиссии вело лишь к снижению надежности энергосистемы ЕС. Однако в Брюсселе твердо намерены продолжить реформировать отрасль
  7. Отечественные ученые придумали, как облегчить жизнь людей, страдающих сахарным диабетом, создав инсулин в виде таблеток. Эта разработка заняла второе место на организованном журналом «Эксперт Украина» Конкурсе инноваций