За минувший год пятьдесят самых высокооплачиваемых менеджеров финансовых корпораций на развитых рынках в форме зарплат и премий получили свыше полумиллиарда долларов США

Общий объем доходов исполнительных директоров 50 самых дорогих корпораций финансового сектора в 2009 году упал на треть, но примерно на четверть выросли выплаты денежными средствами.

Золотая десятка

Почти в 30 млн долларов обошелся самому крупному американскому банку Bank of America его президент Томас Монтаг. Деньгами ему выплатили всего около двух процентов от указанной суммы, а львиную долю он получил как премию — акциями. В 2009 году акционеры Bank of America отказались от премирования опционами. Всего команда исполнительных директоров банка за прошлый год в форме зарплат и бонусов получила 52 млн долларов, при этом капитализация банка на середину июня нынешнего года составляла около 158 млрд долларов. В период кризиса Bank of America стал одним из островков безопасности, в частности, он спас от дефолта корпорацию Merrill Lynch.

Глава совета директоров, президент и главный исполнительный директор американского банковского холдинга Wells Fargo & Company Джон Стампф получил 21 млн долларов, причем его зарплата, выплаченная денежными средствами, составляла 26% от этой суммы. Команда исполнительных директоров Wells Fargo за прошлый год заработала в общей сложности 73 млн долларов. И этот банковский холдинг тоже серьезно не пострадал от кризиса.

Показательно, что замкнул тройку призеров в настоящем рэнкинге страховщик. Глава совета директоров и главный исполнительный директор компании Travelers Джей Фишмен получил за 2009-й 20,6 млн долларов. Крупнейшего страховщика США миновали штормы и ураганы, зато ему удалось «пожировать» на государственных программах стимулирования закупок новых автомобилей, произведенных в США, а также на распаде конкурента — корпорации AIG. В итоге акционеры Travelers выплатили своей команде исполнительных директоров 45,4 млн долларов, бóльшая часть этой суммы — премии деньгами.

Уильям Винтерс, главный исполнительный директор по инвестиционному банкингу JP Morgan Chase & Co, недавно покинул свой пост, получив от акционеров более 20 млн долларов. При этом его зарплата оказалась в 15 раз больше, чем, например, у председателя совета директоров и главного исполнительного директора (CEO) JP Morgan Chase Джеймса Димона. Примеров, когда один из исполнительных директоров получает бóльший доход, чем главный исполнительный директор, предостаточно. Особенно часто это случается, когда членам команды совета директоров поручают работу над отдельным направлением бизнеса в компании.

Общий годовой доход главы совета директоров и главного исполнительного директора страхового холдинга Chubb Corporation Джона Финнегана по итогам 2009-го составил 19,2 млн долларов. Он и его команда исполнительных директоров в общей сложности заработали 40 млн долларов. Компания Chubb — страховщик со столетней историей, который также благополучно пережил сезон ураганов в США и получил свою долю бизнеса от системы государственного стимулирования продаж американских автомобилей.

По итогам 2009 года в десятку самых дорогих менеджеров финансового сектора вошел лишь один европеец. Это главный исполнительный директор холдинга HSBC Holdings Plc Стюарт Гулливер, получивший за год 15,5 млн долларов. Возможно, если бы компании из Европейского союза лучше раскрывали информацию о доходах исполнительных директоров, они тоже могли бы претендовать на то, чтобы попасть в десятку. Но такие компании, как АХА или Allianz, покидая листинг Нью-Йоркской фондовой биржи, автоматически уходили от жестких требований по раскрытию информации о доходах топ-менеджеров. Среди европейских компаний в топ-50 попали и менеджеры британских банков Standard Chartered и Barclays.

Самые скромные

Чарльз Мунгер, заместитель Уоррена Баффета, за прошлый год получил лишь «голый» оклад — 100 тыс. долларов. Баффетт лишил его каких-либо денежных премий, опционных грантов или премий акциями. Миллиардер не скрывал, что недоволен работой Berkshire Hathaway в минувшем году. А конъюнктурные перемены в инвестиционном портфеле Berkshire Hathaway указали, что управленцы затянули с его коррекцией. Впрочем, и сам Баффетт лично для себя заработал непривычно немного: за 2009-й он получил тот же оклад в размере 100 тыс. долларов, правда, еще и премию — 75 тыс. долларов. При этом стоимость инвестиционной корпорации Berkshire Hathaway в июне 2010 года оценивалась в 200 млрд долларов.

Вторую позицию в рейтинге «скромных менеджеров» занимает сэр Том МакКиллоп — бывший главный исполнительный директор Royal Bank of Scotland. Он с треском вылетел из банка, который в прошлом году преподнес правительству Великобритании неприятный сюрприз в виде операционных убытков в размере 25 млрд долларов. МакКиллоп за 2009-й получил всего 114 тыс. долларов, по сути, свой «голый» оклад.

Практически на одну зарплату был вынужден жить и Джон Вейнберг, заместитель председателя совета директоров Goldman Sachs Group. К своему окладу в 600 тыс. он получил премию в 132 тыс. долларов. Хотя Goldman Sachs — единственный инвестиционный банк, который хорошо закончил 2009 год, он всё же стал объектом громких судебных разбирательств в связи с ипотечным кризисом в США. Вейнберг оказался четвертым в рэнкинге «скромных» менеджеров. Пятую, шестую и седьмую позицию заняли остальные члены команды исполнительных директоров Goldman Sachs.

Минимизация опционов

Таким образом, акционеры сократили использование опционных грантов для стимулирования топов. Двадцать один человек из 50 самых высокооплачиваемых менеджеров финансового сектора не получил премии опционами. В среднем по группе топ-50 опционные гранты занимали всего 14% в структуре доходов управленцев. То есть акционеры ведущих мировых корпораций прислушались к специальному докладу Комиссии по ценным бумагам и биржам США, опубликованному в 2009 году, в котором регулятор подытожил эпизоды злоупотреблений менеджеров и доказал, что опционные гранты заставляют топов достигать прироста курсовой стоимости акций в определенные периоды любой ценой, даже ценой фальсификации отчетности. Акционеры переключились на стимулирование исполнительных директоров акциями. Ограничивая продажу премиальных пакетов на насколько лет, они могли задавать менеджменту задачи по повышению курсовой стоимости акций, но такие премии уже лишали исполнительных директоров возможности спекуляций.

Несмотря на кризис, зарплаты исполнительных директоров в финансовом секторе не снизились. Сокращение окладов коснулось лишь откровенно проблемных компаний вроде Royal Bank of Scotland. Новые топ-менеджеры, которые пришли в кресла тех, кто завел корпорацию в тупик, получали на 25–40% меньше. Однако это снижение касалось лишь дополнительных доходов, зарплаты по-прежнему оставались высокими. Общий стандарт остался неизменным: любой из исполнительных директоров «золотой сотни» в среднем получает в год не менее миллиона долларов только в форме зарплаты. Всё остальное добирается премиями. Это правило не касалось лишь таких оригиналов, как Баффетт, или проштрафившихся топов в Royal Bank of Scotland и Goldman Sachs.

К сожалению, в Украине подобное исследование провести невозможно. Менеджмент в 99% случаев не дает согласия на публикацию информации о своих доходах. Между тем в США и ЕС отсутствие данных о доходах топ-менеджеров считается дурным тоном корпоративного управления. Ведь информация о вознаграждении управленцев не только дает миноритарным акционерам повод к размышлениям, но и усиливает шансы правительства в противостоянии зарплатам в конвертах.

Директор директору рознь

Агентство «Эксперт-Рейтинг» отобрало 50 самых дорогих компаний мира в финансовом секторе по состоянию на начало 2010 года. Из них мы выбрали тех, кто исполняет нормы закона Сорбейнса-Оксли и соответствующих директив Еврокомиссии об обязательном раскрытии информации о доходах топ-менеджеров. Изучив специальную форму 14-DEF перед Комиссией по ценным бумагам и биржам США у американских компаний или годовой отчет за 2009 год европейских компаний, мы собрали информацию о годовых доходах команды исполнительных директоров. Из этой статистической выборки и получился рэнкинг по размеру доходов топ-менеджеров финансового сектора. В расчет мы брали только выплаты командам исполнительных менеджеров, поскольку именно они обходились корпорациям дороже всего, в большинстве случаев оттягивая на себя до 90% затрат на управленческий аппарат.

Доход топ-менеджера среднестатистической крупной корпорации складывался из восьми-десяти источников, самыми крупными из которых являются зарплата, бонусы денежными средствами, бонусы акциями и премии опционами. Еще, конечно, были пенсионные программы, программы долгосрочного стимулирования, бонусные выплаты, связанные с компенсацией потерь топов. Всё это осталось в графе «прочие доходы», поскольку в каждой из компаний система стимулирования была индивидуальна.

В процессе составления рэнкинга мы столкнулись с ощутимой разницей украинской и зарубежной практики управления корпорацией. На Западе вне зависимости от отрасли возведена настоящая стена между советом директоров и командой исполнительных директоров, которых правильнее было бы назвать не директорами, а менеджерами. И хотя аббревиатуру СЕО (Chief executive officer) у нас часто предлагают переводить как «генеральный директор», в США, Великобритании и с недавних пор в странах континентальной Европы в понятие СЕО вкладывают совсем иное понимание. Для инвесторов директорами являются те, кто избран на собрании акционеров, и те, кто представляет интересы акционеров в совете директоров — в органе, призванном принимать коллегиальные решения. А первыми лицами компании, которые имеют право подписи и осуществляют оперативное управление бизнесом, являются управленцы, назначенные советом директоров.

В 80% случаев практика свидетельствует, что члены совета директоров пополняют команду исполнительных менеджеров или даже возглавляют ее. Но в таком случае «совместители» попадут под требование раскрытия информации о доходах. Они не смогут принимать участие в ревизионных органах корпорации и влиять на решение аудиторского комитета в таких важных вопросах, как, например, выбор аудитора, осуществляющего проверку работы команды исполнительных директоров. Они также не смогут попасть в комитеты, которые занимаются разработкой и утверждением схем вознаграждения для исполнительных директоров.

Есть существенная разница в оплате труда так называемых директоров non-executive класса и членов команды исполнительных директоров. Если у последних оплата исчисляется миллионами долларов, то у non-executive — сотнями, а иногда и десятками тысяч долларов в год. Для директоров non-executive любое место работы не считается основным, поскольку на практике они занимают до десятка подобных постов в разных компаниях. Вот почему мы остановились лишь на оценке доходов менеджеров, входящих в состав команды исполнительных директоров, которые хотя и занимают промежуточное положение в управленческой иерархии, сложившейся на западных рынках, но тем не менее являются основными носителями оперативных управленческих решений. Управлять корпорацией каждый день — это их работа.

Обычно в состав команды исполнительных директоров входят главный исполнительный директор (СЕО), главный финансовый директор (CFO) или казначей и несколько руководителей по направлениям. В целом команда исполнительных директоров обычно состоит из восьми человек.




Похожие записи:
  1. Отток телеаудитории в Интернет ведет не только к перераспределению рекламных потоков, но и к изменению самих рекламных форматов
  2. Многолетние усилия ученых, инженеров и предпринимателей, работающих над связью третьего поколения, дали результат. Теперь, чтобы посмотреть крутую порнуху, достаточно достать из кармана мобильник
  3. Стремительное ослабление доллара вновь ставит под сомнение его перспективы как ведущей резервной валюты
  4. Чтобы понять, что такое макияж, известный визажист и парфюмер Серж Лютанс много путешествовал и изучал лица. А все свои самые глубинные чувства он смог выразить только с помощью парфюмерии
  5. Шансы на введение Соединенными Штатами торговых ограничений против Китая высоки как никогда. Пекину придется ускорить ревальвацию июня, что удорожит китайские товары, но упростит экспорт в эту страну
  6. Мир охватывает болезнь стрессового потребления. Покупатели все чаще требуют новинок. Производители в погоне за спросом теряют прибыль, а качество производимых ими товаров снижается
  7. Мировые автопроизводители представленными на Парижском автосалоне новинками продемонстрировали склонность к компактным формам и заботу об окружающей среде