Экономику, основанную на знаниях, без эффективной защиты интеллектуальной собственности построить невозможно

«Многие украинцы просто не знают, что необходимо платить за программное обеспечение, — тут мы имеем дело скорее с недостаточной информированностью, чем с преступными намерениями», — говорит Георг Херрнлебен, директор Business Software Alliance в Центральной и Восточной Европе (BSA — Ассоциация производителей программного обеспечения). По его словам, в Украине нелицензионными являются 84% используемых программ. Среди европейских стран хуже обстоят дела только в Молдове и закавказских республиках бывшего СССР.

Херрнлебен отмечает, что, в отличие от стран Западной Европы, пользователей нелегального программного обеспечения (ПО) на постсоветском пространстве общественность не осуждает. Разница в отношении есть даже на родине Херрнлебена, в Германии — полицейские бывшей ГДР мягче относятся к таким правонарушителям, чем их коллеги на западе страны. «У компьютерного пиратства есть интересный аспект: все думают, что оно — ”преступление без жертвы”. Но ведь это не так! Пиратство приводит к миллиардным потерям доходов, рабочих мест и налогов. А от этого страдает всё общество», — утверждает региональный директор ассоциации BSA. О том, как исправить эту ситуацию, он рассказывает в беседе с обозревателем «Эксперта».

— Существуют ли страны, в которых используются только лицензионные программы? Есть ли государства, чьим опытом могла бы воспользоваться Украина?

— Страны без пиратства — это то, к чему мы стремимся. Самый низкий уровень пиратства в США и Новой Зеландии — около 20%. Там люди, использующие нелицензионное программное обеспечение, часто делают это осознанно, намеренно идя на риск использования пиратских версий. Они просчитали все риски и имеют четкую позицию: «Попробуйте меня поймать».

Это сильно отличается от ситуации в Украине, где многие люди не знают, что за ПО необходимо платить. Поскольку в стране еще не укоренилась такая традиция, BSA делает акцент на разъяснительной работе. Но мы не намерены полностью отказаться от штрафов и судебного преследования. Успешным может быть лишь тот подход, который основан на балансе между правоприменительными и образовательными мерами.

Что касается заграничного опыта, то приведу пример Польши. Два месяца назад министерство экономики этой страны разослало письма всем крупным предприятиям. В них сообщалось о рисках, связанных с использованием нелегального ПО, и мерах, применяемых против использующих такой софт предприятий. Вот образец разъяснительной работы, того, как правительство может подать хороший пример всей стране.

Но власти в Украине не делают никаких шагов в этом направлении, что нас особенно беспокоит. Я помню высказывание вашего премьер-министра о намерении построить новую Украину с экономикой, основанной на знаниях. Справедливо задать вопрос: как можно этого достичь без сильной защиты интеллектуальной собственности и внедрения такого принципа во все сферы экономики?

— Каких именно мер вы ожидаете от правительства?

— Прежде всего, хотелось бы услышать четкое заявление украинского правительства о том, что оно осознает эту проблему и считает ее одним из приоритетов своей деятельности. На мой взгляд, должно быть усовершенствовано законодательство по борьбе с пиратством. Украинская милиция плохо оснащена, ей необходимо увеличить количество сотрудников, более качественно подготовить их в области знаний современных технологий и защиты прав интеллектуальной собственности.

Виртуальные убытки

— Есть ли у вас способы влияния на национальные правительства? Такие, к примеру, как санкции, которые несколько лет назад Соединенные Штаты применили к Украине?

— Действительно, департамент торговли США регулярно опрашивает все крупные бизнес-объединения, в том числе и BSA, о состоянии защиты интеллектуальной собственности. Мы даем ему данные по Украине и сообщаем свое мнение о ситуации. Но мы не инициируем, не лоббируем какие-то санкции в отношении вашей страны. Наоборот, ассоциация BSA готова поддерживать усилия правительств. Например, она реализует в странах Восточной Европы тренинговые программы. Одна из них, разъясняющая нюансы авторского права, предназначена для судей и прокурорских работников. Мы могли бы содействовать в инициировании такой программы технической помощи для Украины. Но при этом украинские власти должны обеспечить полный цикл процесса, чтобы он не прекращался сразу после получения денег.

Нас очень беспокоит отсутствие прогресса в вашей стране. За три года уровень использования нелегального ПО снизился на один процентный пункт, тогда как в России только за последний год — на семь процентных пунктов. Сейчас потери индустрии в Украине оцениваются в четыреста с лишним миллионов долларов.

— Правообладатели, говоря об убытках, лукавят. Они исходят из того, что все пользователи нелегальных программ купят лицензию, причем за полную стоимость, и эту цифру заявляют в качестве своих убытков. Но одни пользователи откажутся от применения этой программы, другие перейдут на бесплатные аналоги. А те люди, которые всё-таки приобретут лицензию, постараются максимально удешевить покупку: будут добиваться всевозможных скидок. Очевидно, сумма недополученного дохода значительно ниже.

— С вами можно частично согласиться, если речь идет о физлицах. А если о коммерческих фирмах — тут даже говорить не о чем. Бизнесу требуется программное обеспечение для повседневных операций. Вот только два примера: инженерам необходимы CAD-программы, дизайнерам нужно ПО для работы с графикой. У этих программ нет бесплатных заменителей.

Другие бизнес-модели

— Интеллектуальное пиратство процветает потому, что оно выгодно. Как сделать его невыгодным?

— Если говорить о каких-то умных технических решениях, которые могли бы сделать пиратство невыгодным, то эти меры, к сожалению, будут вредить легальным пользователям. Можно сделать систему проверки кодов, чтобы предельно усложнить пиратский доступ к программам. Но в результате пострадают и легальные версии программ. А мы не хотим наказывать лицензионных пользователей.

— А если изменить бизнес-модели правообладателей: брать деньги не за программу, а абонплату за ежемесячное использование или за каждый документ, которые был создан в программе? Это позволило бы предприятиям-пользователям соотносить затраты на ПО с результатами своей коммерческой деятельности.

— Индустрия программного обеспечения постепенно становится более гибкой. Еще несколько лет назад предприятию необходимо было покупать отдельную лицензию на каждого сотрудника. Иногда при замене работника приходилось приобретать новую лицензию. Сейчас существуют групповые лицензии, которые обходятся дешевле.

Модели, о которых вы говорите, действительно интересны. Я думаю, что со временем индустрия ПО перейдет на такие или подобные модели. Но сейчас проблема в другом: в Украине до сих пор не понимают, что программное обеспечение — товар, и за него, как и за любой другой, необходимо платить деньги.

— Что вы думаете о такой схеме: программа в личных либо образовательных целях бесплатна (продается по заниженной цене), а в коммерческих целях — по полной стоимости? Для некоммерческого использования инженерных программ можно, например, сделать недоступной работу с профессиональным оборудованием.

— Уже созданы продукты для студентов и школ. Если говорить о моем мнении, то я не вижу причин для такого разделения: программа остается одной и той же, и затраты на ее написание или поддержку одинаковы. Но тем не менее компании, которые входят в BSA, уже имеют «легкие версии» программ для частных пользователей. Продукты для корпораций — более сложные системы и стоят дороже. То есть то разграничение, о котором вы говорите, присутствует, но оно не такое радикальное, как вы предлагаете.

— В Украине появился новый вид бизнеса — аудит программного обеспечения. Предприятие приглашает аудитора, который рекомендует: от этой программы можно отказаться, у этой есть бесплатная версия, а ту необходимо приобрести. Помогает ли такой бизнес в вашем стремлении повысить долю лицензионных программ на рынке, и будете ли вы помогать таким компаниям?

— Фактически организация нанимает аудитора для того, чтобы меньше платить за использование ПО, но при этом вести легальную деятельность. Бывают случаи, когда предприятия покупают больше лицензий, чем им нужно на самом деле. Мы вскоре запустим большой проект BSA Software Asset Management Advantage (выгоды от управления программными активами предприятия). Это станет первой глобальной программой по управлению программным обеспечением, построенной на основе мировых стандартов Международной организации сертификации (ISO) и предполагающей официальное сотрудничество с соответствующей рабочей группой ISO/IEC.




Похожие записи:
  1. Крымский изобретатель обещает совершить революцию в мировой подшипниковой индустрии. Благодаря исключению в уникальной конструкции трения скольжения его подшипники вообще не требуют смазки, а потому необычайно долговечны
  2. В результате слияния российских РУСАЛа и СУАЛа со швейцарской Glencore возникнет крупнейшая в мире алюминиевая корпорация.
  3. Подведены итоги Второго Национального конкурса инноваций журнала «Эксперт», подтвердившие, что инновационный процесс в Украине идет слишком медленно и главная причина этого — неэффективный менеджмент
  4. В минувшую субботу команда российского академика Скулачева заявила о создании первого в мире лекарственного препарата, замедляющего старение у животных. На очереди — люди
  5. Ханс Рингерц, председатель Нобелевской ассамблеи по физиологии и медицине, удовлетворен тем, что столетний спор между нобелевскими «теоретиками» и «практиками» решается в пользу последних
  6. Украинские ученые из лаборатории «Протон-21» заявили об открытии нового способа ядерного синтеза. Проект финансируют отечественные бизнесмены
  7. На последнем для президента Буша саммите США—ЕС европейцы и американцы договорились об углублении экономической интеграции. Цель — сохранить лидерство в условиях быстрого роста стран БРИК