Десятилетняя годовщина азиатского финансового кризиса напомнила странам Азии, что у них теперь совсем другие проблемы — необходимость обеспечить энергобезопасность, противодействовать терроризму и стихийным бедствиям, а также выработать приемлемую для всех модель региональной интеграции

Азиатский финансовый кризис 1997–1998 годов сделал из Джеки Ю повара. «Если бы не кризис, я бы так и работал в рекламном агентстве и занимался всякой ерундой», — рассказывает он, сидя на своей кухне на третьем этаже неприметного здания на востоке Гонконга. На пике кризиса в 1998 году многие «белые воротнички», неожиданно оставшиеся без привычной работы, стали вспоминать о своих забытых талантах. Так в городе появились частные кухни (сыфанцай) — крошечные квартирные ресторанчики, принадлежащие бывшим рекламным менеджерам, агентам по продажам и бухгалтерам. «Сначала было непросто, клиенты меня не знали, но сейчас я ни о чем не жалею и даже благодарен кризису», — говорит Ю. Для того чтобы сегодня попасть в его заведение «Си Янь», нужно записываться в очередь по меньшей мере за неделю вперед.

В эти дни в Азии о финансовом кризисе вспоминают с большим трудом и только по случаю десятилетнего юбилея. «Ситуация в Азии сегодня по всем параметрам практически противоположна той, что была до начала кризиса в 1997 году», — сказал «Эксперту» руководитель отдела Азии финансовой группы UBS Джонатан Андерсон. Старший экономист гонконгского отделения Credit Suisse Дун Тао с ним полностью согласен: «Вероятность повторения финансового кризиса в той же форме, что и десять лет назад, почти нулевая». Но это не значит, что в регионе не осталось проблем.

У тигров разная судьба

Сильнее всего финансовый кризис ударил по так называемым азиатским тиграм — Таиланду, Индонезии, Малайзии и Южной Корее. Все эти страны в середине 90-х придерживались одной и той же модели экономического развития, которую им навязывал Международный валютный фонд (МВФ): высокие процентные ставки и текущий платежный дефицит в сочетании с принципиальным отсутствием контроля над движением капитала.

Общая схема кризиса была примерно одинакова. Когда вложения в экономику «тигров» стали менее выгодными, а в США выросли процентные ставки, западные фонды ушли, обрушив курсы национальных валют по отношению к доллару. Обанкротились тысячи компаний, которые брали долларовые кредиты и оказались не в состоянии выплатить их по новому курсу. Ситуацию усугубили рекомендации МВФ, который выдавал экстренные займы на условии проведения очень болезненных реформ — дальнейшего повышения процентных ставок, сокращения госрасходов и отказа в помощи погибающим предприятиям. В результате темпы экономического роста снизились в разы, а в некоторых странах начался спад.

Экономический шок был очень болезненным, но краткосрочным — уже с конца 1999 года экономика пострадавших стран вновь начала расти.

Сегодня никому больше не придет в голову отнести бывших «тигров» к одной группе. Южной Корее удалось провести реформу традиционных промышленных холдингов — чеболей, сделав их более конкурентоспособными на мировых рынках. Страна стала одним из мировых центров высоких технологий (см. Не упустили возможность). Малайзия провела успешную реформу банковского сектора. «После кризиса сорок четыре финансовые группы Малайзии объединились в девять, были введены новые корпоративные стандарты управления», — рассказал «Эксперту» министр финансов Малайзии Нор Мохаммед Якоп.

Хуже всего дела обстоят в Индонезии и Таиланде, где политическая нестабильность стала серьезным препятствием для поступательного экономического развития.

Показательно, что лишь Таиланд до сих пор психологически не до конца оправился от последствий всех этих потрясений. Во время представительной конференции по азиатской экономике «Поиск лидерства в Азии», которая прошла в конце июня в Сингапуре под эгидой Всемирного экономического форума, только таиландский министр финансов говорил о возможности повторения финансового кризиса.

Остальных волновали совсем другие проблемы. По данным опроса, проведенного среди участников форума (их было более трехсот), подготовка к возможным финансовым потрясениям оказалась лишь на третьем месте по степени актуальности. Страны региона теперь больше волнуют проблемы, связанные с энергетической безопасностью и новыми угрозами — терроризмом, эпидемиями, стихийными бедствиями.

По экономикам Тайваня и Гонконга куда больший удар вообще нанес не финансовый кризис 1997–1998 годов, а крах экономики интернет-компаний в 2001 году, который привел к резкому сокращению экспорта электроники в Европу и США. Так что о 1997 годе тут почти не вспоминают. Что касается двух нынешних гигантов азиатской экономики, Китая и Индии, то и для них азиатский кризис прошел практически незамеченным: в середине 90-х эти страны не либерализовали свою финансовую систему и потому были недоступны для иностранного капитала, а резкое сокращение прироста китайского экспорта в 1998-м было с лихвой компенсировано уже на следующий год.

Надежные позиции

Именно с азиатского финансового кризиса началось становление новой Азии. Кризис нанес сокрушительный удар по репутации иностранных финансовых советников, заставив многие страны искать собственные модели развития.

«Сегодня в Азии никто больше не верит МВФ, азиатский финансовый кризис поставил крест на репутации этой организации», — сказал «Эксперту» соучредитель гонконгского исследовательского фонда Lion Rock Саймон Ли. В регионе Lion Rock считается либертарианским институтом, его представители ратуют за минимальное государственное вмешательство и полную свободу торговли, что же говорить об отношении к МВФ в среде консервативно настроенных экономистов и политиков.

Изменилось отношение и к иностранному капиталу, контроль за которым до кризиса для большинства азиатских правительств был немыслим. Даже в Гонконге, своеобразном бастионе свободной торговли, местные власти были вынуждены вмешаться в ситуацию на фондовом рынке. В августе 1998 года министерству финансов бывшей британской колонии пришлось скупить акций на 15 млрд долларов после того, как сразу несколько западных фондов начали играть на понижение и обрушили индекс Hang Seng почти на 30%.

«Мы так и не смогли достоверно установить настоящих виновников. Все следы вели в офшоры на Каймановы острова, но мы догадываемся, кто стоял за этими офшорами, и эти фонды больше не возвращались в Гонконг», — сказал «Эксперту» информированный источник в администрации Гонконга.

В целом же кризис благотворно подействовал на финансовые системы азиатских стран. «В большинстве стран Азии сегодня увеличены объемы обязательных банковских резервов, что делает финансовую систему более устойчивой», — пояснил «Эксперту» лауреат Нобелевской премии по экономике 2004 года Эдвард Прескотт.

Резко вырос объем рынка облигаций. По данным Азиатского банка развития (АБР), в 2006 году капитализация рынка облигаций в Азии была в 4,5 раза выше показателя 1997 года, на него сегодня приходится четверть общих заимствований частного сектора. В 2001 году под эгидой АБР была начата программа развития азиатского рынка облигаций. «Нашим компаниям больше не нужно занимать деньги за границей, все необходимые ресурсы можно получить за счет рынка облигаций», — подчеркивает министр финансов Малайзии Нор Мохаммед Якоп.

Изменилась ситуация и с иностранными инвестициями. «Сегодня, если не брать Китай, нет никакого переизбытка инвестиций, как в середине девяностых. Экономику всех стран Азии отличает значительный профицит счета текущих операций платежного баланса. Первые несколько лет западный капитал боялся идти в этот регион, а теперь в нем и нет особой нужды. В Азии сейчас очень много денег, фактически регион уже готов стать экспортером капитала», — говорит Дун Тао из Credit Suisse. Сегодня в Азии (без Китая и Японии) инвестиции составляют лишь 26% ВВП — серьезный спад по сравнению с докризисными 32%.

Зато азиатские центробанки накопили за последние десять лет внушительные золотовалютные резервы. По данным на середину 2007 года, восемь стран из первой десятки по объему резервов — это страны Азии. Бо/льшая часть из примерно 3 трлн азиатских резервов размещена в наличных долларах США или в ценных бумагах, номинированных в американской валюте. Видимо, какая-то их часть уже в ближайшее время будет потрачена на инвестиции. Китайские власти создают специальную инвестиционную компанию с капиталом 200 млрд долларов. Похожие планы есть и у АСЕАН, предлагающей странам-участницам выделить часть своих валютных резервов в специальный фонд, который будет финансировать инфраструктурные проекты в регионе.

Наконец, за исключением Китая и Индии, ни в одной стране Азии не наблюдается и перегрева фондового рынка, что также можно считать кардинальным отличием от 1997 года. «Нас сегодня волнует только Индия. Только в этой стране ситуация чем-то напоминает докризисную: дефицит платежного баланса, усиление инфляции, фискальный дефицит, тенденции к образованию пузыря на фондовом рынке, хотя мы думаем, что у этой страны все же не будет проблем с финансированием текущего дефицита», — сказал «Эксперту» старший экономист HSBC по АТР Питер Морган. «В Азии на многих биржах акции недооценены, ни о каком перегреве и речи нет», — полагает Джонатан Андерсон из UBS. Иными словами, хотя экономика Азии последние семь лет активно развивается, потенциал этого роста далеко не исчерпан.

Дракон в посудной лавке

Пожалуй, главным геополитическим последствием кризиса стало резкое усиление позиций Китая. Западные инвесторы, разочарованные в «азиатском экономическом чуде», обратили свой взгляд на КНР — как раз с конца 90-х годов Китай окончательно превращается в мировую фабрику по производству всего на свете.

Китайские власти отказались девальвировать свою валюту по отношению к доллару США, чем заслужили признательность других азиатских стран. Можно сказать, что во время кризиса Китай впервые повел себя на азиатской арене как надежный партнер и потенциальный региональный лидер. Во многом именно отсылки к кризисному опыту позволяют сегодня Пекину морально претендовать на лидирующие позиции в деле азиатской интеграции.

Правда, многие эксперты говорят о перегретости китайской экономики. По мнению Дун Тао, Китай может постигнуть судьба Японии начала 90-х годов, где резкий рост капитализации фондового рынка и стоимости недвижимости сменился не менее резким спадом и дефляцией.

«Финансовый рынок в Китае очевидно перегрет, но я все же пока не стал бы называть ситуацию пузырем», — говорит он. Пока попытки Пекина взять ситуацию под полный контроль не слишком эффективны. Властям худо-бедно удается контролировать выдачу кредитов банками, но рост ликвидности растет в первую очередь за счет снятия депозитов. «В Китае сегодня действует фактически отрицательная процентная ставка по депозитам, с учетом инфляции люди теряют деньги в банках, и неудивительно, что все больше китайцев снимает свои средства со счетов и вкладывает их в недвижимость и в акции», — поясняет Дун Тао. «Именно повышение процентной ставки я считаю важнейшей задачей для нормализации экономической ситуации в Китае», — соглашается с ним Питер Морган из HSBC.

Саймон Ли из Lion Rock сравнивает китайскую финансовую систему с водохранилищем: «В Китае сегодня фактически отсутствуют возможности для экспорта капитала. Компаниям и частным лицам чрезвычайно трудно инвестировать за рубежом, именно поэтому снизить уровень избыточной ликвидности в стране практически невозможно».

Судя по всему, китайские власти это понимают. В июне этого года минфин КНР расширил возможности для инвестиций в иностранные активы. Ожидается, что эта мера вызовет резкий приток китайских денег — вначале на Гонконгскую фондовую биржу, а затем и на другие финансовые рынки мира. Краткосрочный прогноз Ближайшее будущее Азии выглядит очень благоприятно. По прогнозу Credit Suisse, темпы экономического роста в среднем по региону в 2007–2008 годах превысят 8%, а инфляция составит 3–3,5%. Большинство экспертов полагают, что основной источник рисков для региона находится за его пределами. «Все ри


Похожие записи:
  1. Ученые зафиксировали самую мощную вспышку гамма-излучения в истории Вселенной. Похоже, что не последнюю
  2. Американская компания с украинскими корнями вкладывает сотни тысяч долларов в технологии усовершенствования продаж через Интернет и приглашает украинские супермаркеты к сотрудничеству. И консервативные сети соглашаются: предчувствуют выгоду
  3. Тушить пожары легко — в этом убеждены ученые из Ивано-Франковска. Они разработали самоходный комплекс, который в считанные минуты одним выстрелом борется с огнем
  4. Европейские малобюджетные авиакомпании уже догнали традиционных перевозчиков по пассажиропотоку. Теперь они намерены догнать конкурентов по объемам получаемой прибыли
  5. К концу 2010-х заработает Международный экспериментальный термоядерный реактор
  6. Прогноз развития IT-индустрии на ближайшие пять-десять лет от немецко-японской Fujitsu-Siemens
  7. Определены финалисты Второго ежегодного национального конкурса инноваций, организованного журналом «Эксперт Украина». Изобретатели демонстрируют высокий научно-технический уровень своих разработок и непонимание законов рынка. Бизнес активен на этапе оценки и отбора перспективных проектов, однако пока не взаимодействует с новаторами на стадии внедрения