Шансы на введение Соединенными Штатами торговых ограничений против Китая высоки как никогда. Пекину придется ускорить ревальвацию июня, что удорожит китайские товары, но упростит экспорт в эту страну

«Конгресс США просто не разбирается в макроэкономике», — в сердцах заявил старший экономист инвестбанка Morgan Stanley Стивен Роуч после очередного заседания в американском законодательном органе, посвященного возможному ограничению китайского импорта. Судя по высказываниям самих конгрессменов, так оно и есть. «Мы не против Китая. Мы просто ищем правду», «Проблема никуда не девается. Мы должны действовать» — такими лозунгами американские законодатели аргументируют необходимость борьбы с засильем товаров из КНР.

И действие последовало. Уже в конце июля конгрессмены, вдоволь наговорившись в ходе многочисленных заседаний по поводу переоцененного на 40% юаня, принялись за дело. Финансовый комитет Сената одобрил законопроект, который предписывает трактовать искусственно заниженный курс как экспортную субсидию, а значит, разрешает вводить торговые ограничения (например, пошлины в размере 40%, причем на все товары). Американские протекционисты стали более грамотными. От ранее обсуждаемых законопроектов (вроде нашумевшего проекта ГрехэмаШумера) последний отличается формулировкой, которая совместима с нормами Всемирной торговой организации (ВТО). Шансы, что документ будет принят, высоки: вероятность этого составляет 60%, считает Стивен Роуч. За борьбу с китайским импортом выступают не только традиционно настроенные на протекционизм демократы, но и некоторые республиканцы. Чтобы не допустить ожидаемого вето президента Джорджа Буша, авторам законопроекта придется заручиться поддержкой 50% республиканцев в Сенате и 40% — в Палате представителей. По мнению политологов, такое вполне реально: в последнее время Конгресс слишком часто муссировал эту тему. Только в нынешнем году он уже собирался несколько раз, чтобы обсудить китайскую проблему. Более того, на одном из заседаний присутствовали представители сразу трех комитетов, что стало первым в истории подобным собранием, посвященным одному конкретному вопросу. Если теперь конгрессмены передумают, это ударит по их репутации.

Укрепление китайской валюты подстегнет инфляцию во всем мире, но в долгосрочной перспективе окажет благоприятное воздействие на мировую экономику

Поддержку протекционистам оказывают и потребители. По данным опроса, проведенного компанией Zogby International в начале августа, 63% американцев приняли бы участие в бойкоте против китайских товаров, чтобы заставить производителей соблюдать требования по безопасности продукции. Такие настроения граждан США удивления не вызывают. В последнее время участились случаи отзыва компаниями продукции, выпущенной китайскими подрядчиками. Так, в августе и сентябре фирма Mattel — лидер игрушечной индустрии — трижды отзывала крупные партии товаров, в том числе изза повышенного содержания свинца в краске. Половина этих игрушек была продана в США. По данным американской комиссии по безопасности потребительской продукции, в этом году из-за свинца было 39 отзывов партий товаров, в 38 случаях речь шла о китайской продукции.

Козел отпущения

Похоже, в Конгрессе не знают не только макроэкономику, но и историю. В 1949 году, после привязки иены к доллару, в Японии начался период беспрецедентного экономического роста, длившийся около сорока лет. Этот рост сопровождался увеличением профицита в торговле с Соединенными Штатами. После нефтяного кризиса начала 70-х массивные американские авто производства компаний General Motors, Ford и Chrysler начали постепенно отступать перед экономичными японскими брендами Toyota и Nissan. Нагнетанию истерии способствовала и скупка японцами активов вроде компаний Columbia Pictures и Rockefeller Center (обе — в 1989 году). Правда, до ограничений, которые сейчас хотят ввести в отношении Китая, дело не дошло. Потом пузыри на рынках акций и недвижимости лопнули, и японская экономика впала в многолетнюю рецессию, из которой выбирается только сейчас.

Так что обвиняя Китай в раздутом внешнеторговом дефиците, на Капитолийском холме занимаются не более чем поиском козла отпущения. Недооцененность юаня на 40% — результат вычисления его обменного курса к доллару по паритету покупательной способности (согласнотеории паритета покупательной способности, единица товара в одной стране должна столько же стоить и в другой, если эту цену умножить на обменный курс валют этих стран). Однако для сравнения государств, столь различающихся по показателю ВВП на душу населения (2 тыс. долларов в Китае против 44 тыс. долларов в США в прошлом году) это предположение использовать некорректно. В бедных странах цены обычно ниже, поскольку меньше зарплаты. Цены в КНР будут догонять цены в развитых государствах по мере роста доходов населения. Хотя искусственное поддержание курса юаня все же имеет место — если бы Народный банк Китая (НБК) не скупал доллары, резервы не росли бы. За последние два года они увеличились почти вдвое — с 736 млрд до 1333 млрд долларов.

Уже более двух лет курс юаня не стоит на месте. Впервые с 1997 года 21 июля 2005-го НБК объявил, что его курс будет привязанным к корзине валют и плавающим в пределах 0,3% в день. Тогда же китайский центробанк повысил курс местной денежной единицы с 8,2765 до 8,11 юаня за доллар (на 2,1%). С тех пор китайская валюта укрепилась по отношению к доллару на 8,5%, к корзине валют — на 10%. А 21 мая этого года коридор был расширен до 0,5%, к тому же было отменено требование, что на момент открытия торгов курс должен равняться курсу закрытия в предыдущий день.

Американцы признают прогресс китайцев. Так, с 1988 года Казначейство США раз в полгода публикует отчет о манипуляциях с валютой. Этот документ присваивает статус «манипуляторов» странам, которые искусственно удерживают обменный курс с определенной целью (в частности, чтобы стимулировать экспорт). Звания удостаивались лишь три государства: Южная Корея (в 1988–89 годах), Тайвань (в 1988–89-м и 1992 годах), а также Китай (в 1992–94 годах). Периодически указывались и потенциальные кандидаты: Сингапур, Гонконг, Малайзия, Япония и даже Россия (в 2001 году). В последнее время КНР в таких действиях не обвиняют: если 27 лет назад Пекин сделал ставку на экспорт и инвестиции, то сейчас власти намерены переориентировать экономику на внутреннее потребление.

Медвежья услуга

Такой огромный торговый дефицит у Соединенных Штатов сложился не только изза Китая — на эту страну приходится лишь его треть. Перекосы в платежном балансе США возникают из-за того, что американцы слишком много потребляют в долг. Хотя доля КНР в американском внешнеторговом дефиците повышается, этому есть объяснения. Частично увеличение китайского экспорта вызвано перестройкой производственных цепочек — эта страна импортирует сырье и комплектующие, а потом продает готовую продукцию. Но в последнее время рост вывоза товаров из Китая замедлился. А торговый профицит увеличивается благодаря резкому замедлению роста импорта. Недавно трое ученых — Йинь-Вонг Ченг, Мензи Чин и Эйджи Фуджи — не обнаружили статистической взаимосвязи между курсом юаня и торговым профицитом КНР.

Ограничив приток китайских товаров, американский Конгресс спровоцирует увеличение импорта товаров из других стран. Но этот импорт будет дороже. Экономика США выиграла от импортированной дефляции. Отношение импорта к внутреннему потреблению товаров выросло с 22% в начале 90-х годов до нынешних 38%. По расчетам Международного валютного фонда, с 1997-го импорт снижал инфляцию в Соединенных Штатах в среднем на один процентный пункт в год. Ликвидация дефляционного фактора ударит по американцам, особенно по среднему классу, переживающему сейчас не лучшие времена. По данным Бюро трудовой статистики США, за последние семь лет средняя зарплата выросла в реальном выражении всего на 0,1%. Поэтому отношение фонда зарплат к ВВП в последние годы сокращалось, и теперь этот показатель составляет 56%, что является минимумом за последние сорок лет. Так что пытаясь защитить рядового американца от дешевого китайского импорта, Конгресс оказывает ему медвежью услугу.

Даже выбирая стратегию торговых войн с КНР, Соединенным Штатам стоило бы вести их более изящно. Примером может служить направленная весной в ВТО жалоба по поводу нарушения китайцами прав интеллектуальной собственности, ведь эта сфера напрямую связана с конкурентоспособностью американской рабочей силы. Точечно борются США и с китайскими товарами. Так, в марте они ввели тарифы на импорт из Китая глянцевой бумаги в размере 10–20%, чем нарушили двадцатитрехлетнюю традицию не применять защитных мер против страны, не имеющей статуса рыночной экономики. Кроме того, КНР лидирует по количеству инициированных против нее антидемпинговых расследований: по данным ВТО, за последние двенадцать лет их было 536 (одна шестая от общего количества в мире). Из них 375 завершились введением ограничительных мер.

Глава Федеральной резервной системы Бен Бернанке не настаивает на обязательной ревальвации юаня. В декабре прошлого года он посвятил китайской экономике огромный доклад, представленный в Китайской академии общественных наук в Пекине. Бернанке согласился, что юань недооценен, и по сути это является субсидией для китайского экспорта. При этом он назвал более эффективные по сравнению с валютной либерализацией методы уменьшения гигантского внешнеторгового профицита КНР. «Необходимо уменьшить внутренние сбережения. В стране нет нормальной системы социальной защиты, и люди вынуждены откладывать на черный день. Только на четырнадцать процентов жителей распространяется медицинское страхование и на шестнадцать процентов — пенсионные планы. Социальные расходы государственного и местных бюджетов составляют всего четыре процента от ВВП», — заявил Бернанке.

С другой стороны, крыть Пекину нечем. Обещания продать доллары из золотовалютных запасов, которых там скопилось больше триллиона, — лишь страшилки для непосвященных. Последовав совету члена Академии общественных наук Хе Фаня и директора Государственного центра исследований Ся Биня, Народный банк Китая тоже оказал бы своей экономике медвежью услугу. Выброс такого количества американской валюты на рынок ослабит доллар и укрепит юань, то есть произойдет то, чего китайцы никак не хотят допустить. Кроме того, вызвав путем падения доллара проблемы у американцев, но предварительно не переориентировав производство на внутренний рынок, Пекин создаст проблемы и себе, ведь на США приходится четверть китайского экспорта.

Поэтому КНР, скорее всего, придется ускорить управляемую ревальвацию. Это несколько подстегнет инфляцию (причем во всем мире), но в долгосрочной перспективе окажет благоприятное воздействие на мировую экономику. Китайское хозяйство усилит ориентацию на внутренний рынок (сейчас потребление составляет 40% ВВП страны), финансовая система оздоровится и китайская экономика станет более сбалансированной. В результате КНР станет привлекательным рынком сбыта не только для сырья, к тому же ревальвация удешевит импорт для местных потребителей.

Если Вашингтон все-таки введет ограничения, это вынудит Китай переориентировать свои товарные потоки на другие государства (хотя до емкости американского рынка им пока далеко), что усилит конкуренцию на их внутренних рынках. Правда, поставки китайских товаров в нашу страну и так быстро растут. По прогнозам «Эксперта», в этом году двусторонний товарооборот достигнет трех миллиардов долларов. Львиную часть этой суммы составит китайский импорт. А вот экспорт из Украины в Китай только за первую половину этого года сократился более чем на четверть. Поэтому ревальвация юаня может оказать позитивное воздействие на торговый баланс нашей страны.




Похожие записи:
  1. Чтобы использовать доходы от нефтяного экспорта для расширения социальных программ и при этом быстро развивать национальную нефтяную отрасль, президент Венесуэлы Уго Чавес намерен воспользоваться помощью Китая
  2. В США уже больше месяца бастуют теле- и киносценаристы. Дальнейшее продолжение забастовки грозит миллионными убытками не только Голливуду, но и всему Лос-Анджелесу
  3. Чтобы развиваться, небольшим винодельческим компаниям Германии приходится бороться с плохим имиджем немецких вин и находить возможности продавать свою продукцию, минуя супермаркеты
  4. Крымский изобретатель обещает совершить революцию в мировой подшипниковой индустрии. Благодаря исключению в уникальной конструкции трения скольжения его подшипники вообще не требуют смазки, а потому необычайно долговечны
  5. Нобелевскими премиями этого года, по сути, награждены инновационные проекты — научные открытия лауреатов были превращены в реальные технологии, которые по большей части уже присутствуют на рынке
  6. Вскоре обычное банковское отделение сможет на равных конкурировать за время клиента с магазинами и кафе. О том, как это произойдет, рассказывает глава экспериментального филиала Deutsche Bank Томас Клее
  7. Национальный банк Беларуси даже после девальвации «зайчика» отказывается выходить с интервенциями на рынок наличного доллара, поэтому в обменных пунктах купить иностранную валюту очень сложно