После нескольких месяцев переговоров New York Stock Exchange и Euronext решили слиться в первую по-настоящему глобальную биржу. Из-за стремительно растущей конкуренции на рынке фондовые площадки и дальше будут объединяться, что сделает их услуги доступнее для инвесторов

Руководство европейской биржи Euronext предпочло объединиться с американской New York Stock Exchange (NYSE). Франкфуртская Deutsche Boerse Group, которая также претендовала на покупку Euronext — торговые площадки в Париже, Амстердаме, Брюсселе, Лиссабоне и Лондоне (биржа деривативов LIFFE), — потерпела поражение. Хотя немцы предложили Euronext 11 млрд долларов, а американцы — 10,3 млрд, в Euronext выбрали последних. Если решение о слиянии будет одобрено акционерами обеих бирж и регулятивными органами Евросоюза и Соединенных Штатов, то уже к концу года в мире появится первая глобальная биржа, причем желание присоединиться к ней выразила и миланская Borsa Italiana.

Слияние по расчету

Эта сделка положила начало второй волне консолидации ведущих биржевых площадок. Первая пришлась на конец 90-х — тогда и появилась объединенная Euronext (в континентальной Европе готовились к запуску евро, что упрощало функционирование единого рынка капиталов). Затем несколько лет шли переговоры о слиянии Euronext, London Stock Exchange (LSE) и Deutsche Boerse. Варианты предлагались самые разные, но прийти к согласию тогда не удалось. И вот американцы добились того, чего не смогли сделать европейцы. К слиянию их подтолкнула нужда: после биржевого кризиса и нескольких скандальных банкротств начала XXI века правила на американском финансовом рынке изменились — закон Сарбанеса-Оксли сильно ужесточил требования к отчетности акционерных компаний, чем отпугнул многие иностранные предприятия, желавшие разместить свои акции на биржевых площадках CША. Чтобы не проиграть в конкурентной борьбе европейцам, на которых действие этого закона не распространяется, американцы решились на трансатлантические сделки.

Слияние Euronext и NYSE позволит объединенной бирже предложить огромный пул ликвидности для клиентов по обе стороны Атлантики: суммарный листинг на двух площадках — 27 трлн долларов (в два с половиной раза больше ВВП Соединенных Штатов). При этом обе биржи сохранят независимость в управлении и регулятивном режиме. NYSE будет регулироваться американскими законами (в том числе законом Сарбанеса-Оксли), а Euronext станет предлагать клиентам менее жесткие условия размещения, существующие в Евросоюзе. Поэтому новая биржевая площадка начнет напрямую конкурировать с LSE: многие компании из стран Ближнего Востока или СНГ, предпочитавшие лондонскую биржу из-за менее строгих, чем на NYSE, правил, могут изменить свои предпочтения, поскольку теперь они получат доступ к каналам NYSE через европейские площадки Euronext. Кроме того, торговый день станет значительно длиннее (Париж от Нью-Йорка отделяет пять часовых поясов).

Аналитики ожидают, что акционеры NYSE и Euronext легко согласятся со слиянием. Хотя бы потому, что многие из них, например американский фонд Atticus Capital, имеют доли в обеих биржах. Самым серьезным испытанием станет получение разрешения на сделку от антимонопольных органов в США и странах Евросоюза, в том числе во Франции, где в последние полгода наметилась тенденция к «экономическому национализму». Однако даже французские акционеры Euronext, которым принадлежит около десяти процентов акций, считают, что трансатлантическая сделка предлагает более выгодные стратегические перспективы, чем слияние в рамках зоны евро.

Правда, полное объединение фондовых площадок состоится не скоро: по предварительным планам компаний слияние двух бирж полностью завершится только к 2009 году. Тем не менее этот прецедент позволяет предположить, что межконтинентальные торговые площадки — дело ближайших пяти-десяти лет.

Всемирная тенденция

Подтверждает это и тот факт, что главный конкурент NYSE — американская биржа Nasdaq — тоже ищет пути для экспансии на европейский рынок и уже стала крупнейшим акционером Лондонской фондовой биржи, консолидировав в этом году четверть ее акций. В начале года в прессу просочилась информация о переговорах по поводу возможного слияния двух бирж, однако предложение Nasdaq было отклонено президентом LSE Кларой Фурзе из-за небольшой суммы премии на акции лондонской биржи. Отчасти нежелание LSE сливаться с Nasdaq было связано с профильным характером американской биржи, 90% акций которой относится к высокотехнологичному, очень волатильному сектору. «Но сегодня давление по поводу такой сделки будет гораздо сильнее. Если в начале года менеджмент LSE мог выбирать, то теперь, с появлением первой трансатлантической биржи, конкуренция будет быстро расти. Поэтому слияние LSE и Nasdaq, скорее всего, дело времени — в нем заинтересованы обе компании, а не только американцы», — рассказал «Эксперту» независимый финансовый консультант, директор финансовой компании Audley Associates Бен Одли.

В гонку слияний, очевидно, включатся и азиатские площадки. Президент Токийской фондовой биржи (TSE) Тайдзо Нисимури заявил, что TSE внимательно следит за событиями на рынке и рассматривает варианты альянса с американскими биржами — это позволило бы проводить торги двадцать четыре часа в сутки. По мнению аналитиков, из-за слияния Euronext и NYSE резко возросла вероятность объединения фондовых бирж Азии. В ближайшие годы объектами сделок могут стать биржи Сиднея, Сингапура, Гонконга и Шанхая.

Не будет сидеть сложа руки и Deutsche Boerse — немцы могут возобновить попытки создания альянса с LSE. Но если та предпочтет Nasdaq, то франкфуртская площадка будет вынуждена искать партнеров в континентальной Европе, например, среди фондовых бирж Мадрида, Цюриха и Вены. Об объединении или частичной продаже акций задумались и более мелкие биржи. Так, итальянская Borsa Italiana и испанская ВМЕ собираются вскоре выйти на IPO. Австралийская фондовая биржа (ASE) объявила о слиянии с крупнейшей в стране фьючерсной биржей SFE, в результате чего будет создана биржевая группа, которая займет лидирующие позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Дешевле и доступнее

Объединение торговых площадок, позволяющее привлечь новых клиентов, объясняется стремительно растущей конкуренцией на рынке. Развитие технологий практически вытеснило традиционные методы работы бирж (электронные торги заменяют торговые площадки с огромными помещениями и столпотворением брокеров). Создание высокотехнологичной торговой площадки обходится дорого, но, как правило, это фиксированные затраты, которые быстрее окупаются при больших оборотах, что стимулирует объединение бирж. Кроме того, глобализация в сфере движения капитала сделала ранее географически защищенные биржи уязвимыми для конкурентов со всего мира. Наконец, в мире значительно возросли обороты внебиржевых торгов ценными бумагами, в частности, в середине банковской системы. Эти факторы снизили размер комиссий и прибыли торговых площадок. А слияние бирж, особенно из разных стран, увеличивает предложение ценных бумаг для инвесторов и снижает стоимость операций.

Если американские биржевые площадки ищут спасения от закона Сарбанеса-Оксли, то у европейцев есть свои стимулы для слияния или публичной продажи акций. В ноябре 2007 года вступит в силу распоряжение Европейской комиссии (так называемое MIFID), направленное на объединение рынков капитала в Евросоюзе и ужесточающее конкуренцию внутри ЕС.

Некоторые специалисты уверены, что за девизами о снижении издержек стоит намерение консолидировать фондовые площадки мира в монополию и затем повысить стоимость биржевых услуг. Даже если допустить этот вариант развития событий, его влияние не стоит переоценивать: сейчас происходит снижение доли бирж в операциях с ценными бумагами. Как показывает опыт, ожидаемые преимущества слияния не всегда совпадают с реальным результатом, а объединение бирж занимает много времени. Кроме того, стоит учитывать желание многих государств сохранить свою идентичность и национальную биржу (по этой причине в 2004 году не увенчалась успехом попытка Deutsche Boerse купить швейцарскую биржу SWX). Но как бы там ни было, в мире начался новый этап эволюции фондовых бирж в сторону их укрупнения, что облегчит работу международных инвесторов.

Лондон—Киев

Экономическая многовекторность

Олег Волошин

«Первая мировая война, возможно, и не началась бы, если бы интересы Германии не стали тождественны интересам сталелитейной империи Круппа», — так оценил превращение конкуренции между концернами в столкновение между государствами русский философ Иван Ильин. Сто лет спустя мир вернулся к такой же системе отношений, но уже на более высоком уровне: интересы национального капитала в большей степени, чем идеология или вопросы безопасности, определяют политику большинства стран.

В отличие от многих государств Центральной и Восточной Европы, в Украине сформировался свой динамичный и относительно сильный национальный капитал. Отечественные финансово-промышленные группы большей частью базируются в восточных и южных индустриальных регионах. Там сохранился советский менталитет и сильное недоверие ко всему иностранному, в первую очередь зарубежному капиталу. Украинские ФПГ слишком слабы, чтобы на равных конкурировать с американскими или российскими компаниями, но достаточно влиятельны, чтобы приватизировать тот или иной объект в Венгрии или Польше. В период правления Леонида Кучмы национальный капитал поддерживали и пестовали. В его пользу проводилась теневая приватизация, ему на руку играла политика импортозамещения и стимулирования экспорта. Укрепившись внутри страны, украинские ФПГ стали демонстрировать даже экспансионистские амбиции. Такая модель не слишком стимулировала инновации и энергосбережение, а закрытый режим, опекающий закрытую для транснациональных корпораций экономику, препятствовал покупке европейских предприятий.

С приходом Виктора Ющенко поляки наконец перестали тянуть волынку с продажей меткомбината Huta Czestochowa Индустриальному союзу Донбасса, а Евросоюз и Соединенные Штаты все же признали рыночный статус украинской экономики, что облегчит жизнь металлургам и химикам. Однако тепличный режим для национального капитала исчез. Ющенко нельзя обвинить в отсутствии патриотизма, просто он как и большинство его избирателей в Центральной и Западной Украине является носителем другой экономической ментальности. Президент и его сторонники рассматривают технологическую интеграцию украинской экономики через включение в производственные цепочки транснациональных компаний как естественный этап на пути в Европейский союз. Таким маршрутом двигались и наши западные соседи, где контроль иностранного капитала над отдельными секторами национальных экономик достигает ста процентов. За все время своего президентства Виктор Ющенко, в отличие от лидера России Владимира Путина, никогда не делал особого акцента на повышении конкурентоспособности страны. Украине предложено не конкурировать, а влиться в более сильные транснациональные структуры. И дело не только в «Криворожстали», продажа которой лишила нас шанса создать собственный металлургический холдинг мирового масштаба. В последнее время нерезиденты активно приобретают украинские банки и другие финансовые учреждения — приходу крупного иностранного промышленного капитала всегда предшествует покупка финансовой инфраструктуры.

Нынешняя власть объективно не заинтересована в защите национального капитала, большая часть которого находится в оппозиции к ней. Построить государство-корпорацию в Украине сейчас невозможно. Это просто идеальная площадка для транснационалов. Тем более что конкурировать с ними на равных без господдержки украинские ФПГ не могут из-за своей довольно низкой капитализации. Сбалансировать внешнее влияние можно только привлечением другого внешнего влияния. Украине впору сформулировать политику экономической многовекторности, в рамках которой внутренний рынок можно защитить только игрой на противоречиях между транснациональными корпорациями. Тем временем отечественная буржуазия активнее возьмется за повышение капитализации собственных предприятий. Правда, даже от робких попыток экспансионизма придется отказаться, но в любом с


Похожие записи:
  1. Определены финалисты Второго ежегодного национального конкурса инноваций, организованного журналом «Эксперт Украина». Изобретатели демонстрируют высокий научно-технический уровень своих разработок и непонимание законов рынка. Бизнес активен на этапе оценки и отбора перспективных проектов, однако пока не взаимодействует с новаторами на стадии внедрения
  2. Прогноз развития IT-индустрии на ближайшие пять-десять лет от немецко-японской Fujitsu-Siemens
  3. Эксперты обсудили на круглом столе новый нефтяной порядок
  4. Старость не неизбежность, а программа, которую можно отменить. Некоторые животные научились делать это. Академик РАН, директор Института физико-химической биологии Владимир Скулачев считает, что научится этому и человек
  5. Сложившаяся во второй половине XX века жесткая иерархическая структура музыкальной индустрии во главе с большими звукозаписывающими компаниями рассыпается
  6. Украина может обеспечить себя газом собственной добычи, произвести революцию в фармацевтике и металлургии, создать беспилотные самолеты и плазменные генераторы. Возможности отечественных разработчиков ограничены во многом слабым менеджментом. Все это выявил первый Конкурс инноваций, проведенный журналом «Эксперт Украина»
  7. Крупнейшая научная сенсация — получение корейскими учеными стволовых клеток от клонированного человеческого эмбриона — оказалась блефом. Похоже, что это не чисто научный провал