Правительство Германии нанесло сельскому хозяйству страны огромный урон. Новые квоты на использование иностранной рабочей силы приводят к многомиллионным убыткам и заставляют фермеров сокращать объемы производства

«Это самое идиотское решение, которое только можно себе представить. Последние семь лет правительство методично загоняло сельское хозяйство в тупик, и вот наконец им это удалось», — с негодованием говорит «Эксперту» лидер союза фермеров Гессена — Agrarpower — Петер Георгеан. Раздражение г-на Георгеана вызвано введением квот на использование фермерами труда иностранных сезонных рабочих.

Дело в том, что последние годы практически весь урожай, созревающий на немецких полях, собирали неприхотливые и работящие поляки, болгары и чехи. Но правительство ФРГ, одна из главных целей которого — сокращение числа безработных, увидело в сезонных сельскохозяйственных работах отличный способ повысить уровень занятости немецкого населения. Главным сторонником квотирования присутствия иностранцев на германских полях стал вице-канцлер ФРГ и лидер социал-демократов Франц Мюнтеферинг, заговорившей об этой проблеме еще несколько лет назад и проведший свою идею в жизнь в прошлом году. Теперь фермеры ФРГ имеют право нанимать не больше 80% иностранцев от общего числа занятых на полях сезонных рабочих и лишь в особых случаях эту долю можно увеличить до 90%. Для многих фермерских хозяйств Германии квотирование присутствия иностранцев уже превратилось в смертный приговор.

«Никто, ни один немец не хочет работать в поле! — сокрушается Петер Георгеан. — Только в южном Гессене сельскому хозяйству требуется около десяти тысяч полевых рабочих. Это значит, что нам нужно как минимум две тысячи немцев. Мы своевременно отправили в службу занятости запрос на выделение нам рабочей силы, и что с того?! Они еле нашли нам пятьсот человек! И такая ситуация не только у нас — я проехал по стране от Бранденбурга до Нижней Саксонии, и везде фермеры страдают от нехватки рабочих рук».

Немцы не горят желанием идти работать в поле из-за низких расценок за крайне тяжелый труд поденщика. За час работы под палящим солнцем сборщик спаржи, согнувшийся в три погибели и выкапывающий нежные стебли из-под земли, получает немногим больше 5 евро, да еще с этой суммы он должен уплатить налоги. В итоге после месяца тяжелой работы без выходных рабочему остается лишь около 900 евро — это немногим больше, чем пособие по безработице, для получения которого не нужно делать вообще ничего. Те безработные немцы, которые все-таки решают попробовать себя в сельском хозяйстве, быстро понимают свою ошибку. По статистике, собранной немецким союзом фермеров, в прошлом году служба занятости удовлетворила лишь 75% заявок фермеров на немецкую рабочую силу, но из пришедших на фермы безработных только половина приступила к работе, а весь срок контракта проработали и вовсе 20% из нанявшихся. «Подавляющая часть немецких безработных, согласных на работу в поле, не подходит для сбора урожая ни по профессиональным, ни по физическим, ни по психологическим качествам», — говорится в докладе союза фермеров.

«Мы находимся в крайне тяжелой ситуации: нам катастрофически не хватает рабочей силы, мы просто не справляемся со сбором урожая. За последний год я был вынужден сократить посевные площади на шесть процентов — иначе мы просто не успевали бы собирать урожай, он пропадал зря», — с горечью поясняет «Эксперту» Петер Липп, фермер из расположенного чуть южнее Франкфурта городка Вайтерштадт.

«Убытки от задержек со сбором урожая в одном только южном Гессене составят в этом году около 1,3 миллиона евро, а площадь возделываемых территорий сократится на 10–20 процентов. Во многом это объясняется тем, что регион специализируется на специфической продукции, очень требовательной к скорости уборки: например, спаржа, если чуть-чуть запоздать со сбором, сразу же переходит в более низкую ценовую категорию. Еще хуже дело обстоит с такими нежными ягодами, как клубника. Я очень надеюсь, что в следующем году правительство наконец отменит это бессмысленное постановление», — говорит Петер Георгеан.

Впрочем, даже если квотирование будет отменено, ситуация может и не улучшиться. Дело в том, что за последние два года польские гастарбайтеры успели переориентироваться на другой, куда более открытый рынок труда — британский. «В Германии поляки в лучшем случае получают разрешение на работу лишь в течение четырех месяцев, в то время как в Великобритании они получают неограниченный по времени вид на жительство и могут легально искать работу и после окончания сбора урожая. Германия не собирается открывать свой рынок труда до 2011 года, и это значит, что ближайшие четыре года мы будем проигрывать Британии в конкуренции за дешевую рабочую силу», — поясняет г-н Георгеан.




Похожие записи:
  1. Западным компаниям очень нужны украинские программисты, а украинским IT-компаниям — хорошие антрепренеры
  2. Европейская экономика входит в период устойчивого подъема. К удивлению самих немцев, главным мотором европейского роста стала германская экономика
  3. Развитая система поддержки развратила европейских виноделов
  4. Национальная академия наук Украины остаётся чёрной дырой государственного бюджета. У нас намного больше институтов и научных работников, чем в крупнейших странах Европы, но их вклад в науку незначителен. Чтобы изменить ситуацию, необходимо отказаться от содержания на бюджетные деньги армии бесполезных учёных и поддерживать лишь наиболее значимые и интересные проекты
  5. История уникального стирального порошка «Умка» демонстрирует и высокие инновационные возможности страны, и крайнюю неэффективность менеджмента в этой сфере
  6. Ученые зафиксировали самую мощную вспышку гамма-излучения в истории Вселенной. Похоже, что не последнюю
  7. Нобелевские академики опять попали в струю. Все нынешние естественно-научные лауреаты — граждане США, а химическая премия уже не в первый раз проходит по ведомству биологии